Учение православной церкви о пресвятой троице

Христианское Триединство - едва ли не один из самых спорных вопросов веры. Многозначность толкования привносит немало сомнений в классическое понимание. "три", треугольника, чаш и других знаков по-разному толкуются богословами и исследователями. Кто-то связывает этот символ с масонами, кто-то - с язычеством.

Противники христианства намекают на то, что эта вера не может быть цельной, и упрекают в наличии трех основных ветвей - православия, католицизма и протестантства. В одном мнения сходятся - сам символ един и неделим. А Богу стоит отвести место в душе, а не в разуме.

Что такое Святая Троица

Святая Троица - три ипостаси единого Господа: Святой Дух, Отец и Сын. Однако это не означает, что Бог воплощен в трех разных существах. Это все лики одного, которые сливаются воедино.

Стоит отметить, что к Всевышнему не применимы привычные категории, в данном случае - числа. Он не разделен временем и пространством, как остальные предметы и существа. Между тремя ипостасями Господа нет никаких зазоров, промежутков либо расстояний. Потому Троица Святая и представляет собой единство.

Материальное воплощение Святой Троицы

Принято считать, что человеческому разуму не дано постичь тайну этого триединства, но можно провести аналогии. Подобно тому, как образована Троица Святая, существует и солнце. Его ипостаси - форма абсолюта: круг, тепло и свет. Таким же примером служит и вода: источник, спрятанный под землей, сам родник и поток как форма пребывания.

Для человеческой природы триединство заключается в уме, духе и слове, которые присущи людям как основные сферы бытия.

Хоть три существа и составляют одно, они все же разделены происхождением. Дух - без начала. Он исходит, а не рождается. Сын - подразумевает рождение, а Отец - извечное существование.

Три ветви христианства по-разному воспринимают каждую из ипостасей.

Троица в католицизме и православии

Трактовка тройственной природы Бога в разных ответвлениях христианской веры обусловлена историческими вехами развития. Западное направление не было долго под влиянием устоев империи. Быстрый переход к феодализации общественного уклада жизни исключил необходимость связывать Всевышнего с первым человеком государства - императором. Потому и исхождение Святого Духа не привязывалось исключительно к Богу-Отцу. В католической Троице нет главенствующего лица. Святой Дух исходил теперь не только от Отца, но и от Сына, о чем свидетельствует добавленное в постановление второго слово «филиокве». Дословный перевод обозначает целую фразу: «И от сына».

Православная же ветвь долго находилась под влиянием культа императора, потому Святой Дух, по мнению священников и богословов, напрямую связывался с Отцом. Таким образом, Бог-Отец стоял во главе Троицы, и уже от него происходили Дух и Сын.

Но при этом не отрицалось и происхождение Духа от Иисуса. Но если от Отца он исходит постоянно, то от Сына - только временно.

Троица в протестантстве

Протестанты во главе Святой Троицы ставят Бога-Отца, и именно ему приписывают порождение всех людей как христиан. Благодаря «Его милосердию, воле, любви» и принято считать Отца центром христианства.

Но даже в пределах одного направления не существует единого мнения, все они отличаются в некоторых аспекта понимания:

    лютеране, кальвинисты и другие консерваторы придерживаются догмата троичности;

    западные протестанты разделяют праздники Троицы и Пятидесятницы как два различных: на первом проводят богослужения, тогда как второй - «гражданский» вариант, во время которого устраиваются массовые гулянья.

Троица в древних верованиях

Как уже говорилось, истоки триединства корнями уходят в дохристианские верования. Чтобы найти ответ на вопрос «что такое Святая Троица в православии/католицизме/протестантстве», нужно заглянуть в языческую мифологию.

Известно, что идея о божественности Иисуса взята из поганской веры. По сути, под реформы попали только имена, так как сам смысл триединства остался неизменным.

Вавилоняне, задолго до появления христианства, разделили свой пантеон на следующие группы: Земли, Неба и Моря. Три стихии, которым поклонялись жители, не боролись, а в равной мере взаимодействовали, потому главная и подчиненные не выделялись.

В индуизме известны несколько проявлений Троицы. Но это тоже не было политеизмом. Все ипостаси находили воплощение в одном существе. Визуально Бога изображали как фигуру с общим телом и тремя головами.

Троица Святая у древних славян воплощалась в трех главных богах - Даждьбог, Хорс и Ярило.

Церкви и соборы Святой Троицы. Разногласия в изображении

Таких соборов во всем христианском мире множество, ведь они возводились во славу Господа в любом его проявлении. Едва ли не в каждом городе строился собор Святой Троицы. Самыми известными являются:

    Троице-Сергиева лавра.

    Церковь Живоначальной Троицы.

    Каменный Троицкий храм.

Свято-Троицкая или Троице-Сергиева, построена в 1342-м году в городе Сергиев Посад. Церковь Святой Троицы чуть было не снесли с лица земли большевики, но в итоге ее просто лишили статуса исторического наследия. В 1920-м ее закрыли. Работу свою лавра возобновила только в 1946 году и открыта для посещений по сей день.

Церковь Живоначальной Троицы находится в Басманном районе в Москве. Когда основана Святой Троицы, достоверно не известно. Впервые письменные воспоминания о ней датируются 1610 годом. Вот уже 405 лет храм не прекращает свою работу и открыт для посещений. Эта церковь Святой Троицы, помимо богослужений, проводит также и ряд мероприятий для знакомства людей с Библией, историей праздников.

Храм Святой Троицы существовал не дольше, чем до 1675 года. Поскольку выстроен он был из дерева, то до наших дней не дожил. Вместо старого здания с 1904 по 1913 год строится новый храм с тем же именем в Во времена фашистской оккупации он не прекращал работу. Посетить храм можно и сегодня.

Частично воплощение славы и величия Святой Троицы соборы, церкви передают. Но насчет графического изображения триумвирата до сих пор мнения расходятся. Многие священники утверждают, что изображать Святую Троицу нельзя, поскольку человеку не дано постичь природу существа и увидеть материальное олицетворение.

Многие из нас выросли в обстановке атеизма при Советском Союзе. Многие – в условиях массового «увлечения» религией, когда толпы людей повалили в церкви на Пасхальные, например, праздники. Но к истинной вере пришли и продолжают идти далеко не все. Не хочу сказать единицы, но было бы очень неплохо, если бы больше людей устремили свой взгляд в сторону , чем и является Бог.

Долго я не могла понять, кто такой Святой Дух из Святой Троицы. С Богом-Отцом и Богом-Сыном, казалось более-менее ясно, а вот третий персонаж был для меня непонятным и загадочным. Как-то в разговоре с коллегами я высказалась о своих сомнениях. На что последовал полушуточный/полусерьёзный ответ: тебе задание – выяснить и объяснить нам. Тогда у меня и в мыслях не было, что Вселенная услышит наш разговор и направит меня в нужное русло, чтобы узнать истину.

Просторы интернета, как и вообще информационная система, очень огромны, но есть Высшая Сила, направляющая нашу руку. Не стоит утверждать обратное, даже если это невозможно увидеть глазами и понять разумом. Мир устроен очень мудро и гораздо сложнее, чем нам кажется. Думаю, именно поэтому ко мне попала книга, из которой я почерпнула много полезной и нужной информации. Эта книга называется «Божественная система» Владимира Попова. Не буду пересказывать её смысл, но кому интересна тема устройства мироздания и каким путём можно облегчить свои мытарства и страдания, при желании сможет отыскать её и приобрести.

Так вот, Бог-Сын – это и самая известная личность в истории человечества Иисус Христос, и одновременно Бог Проявленный или материальный мир. То, что мы видим, слышим, чувствуем и ощущаем. В том числе и мы сами. Вот почему говорится, что Бог создал нас по образу и подобию своему.

Святой Дух – это Бог Непроявленный , или энергий. То, что мы не можем увидеть или потрогать руками. Но он столь же реален, как и материя. Это обратная сторона привычного для нас материального мира. Ведь для того, чтобы тело ожило, необходимо «вдохнуть» в него жизнь.

Эти две реальности существуют одновременно, и в совокупности образуют единый, общий мир, или Бог-Отец, Единый Бог . Отсюда же идёт и нашего мира, проявляющаяся в единстве и противоположности понятий.

Две реальности

Всем нам даётся тело, одно-единственное, в которое мы приходим в этот мир, и которое покидаем, уходя в мир иной. Тело – наш дом, дом для души или того, чем мы являемся. Хотя мы являемся и телом, и , и нашими убеждениями, мыслями и ролями одновременно. Мы можем всем этим управлять, и в то же время тело живёт как бы само по себе, когда мы увлечены раздумьями или на автомате выполняем какие-то действия. А работой сердца и дыханием могут управлять вообще единицы, путём длительных и упорных тренировок.

К материальному миру мы привыкли с детства. Мы видим наших родителей, окружающих людей. Видим горы, поля, равнины. Ступаем по твёрдому асфальту и мягкой траве. Засыпаем в тёплой постели, перемещаемся в пространстве при помощи транспортных средств. Дома, улицы, города, машины и компьютеры стали неотъемлемой частью нас самих. Это наш мир – видите, слышите, ощущаете?

Мы углубились в материальное настолько, что о другой стороне жизни просто забыли. А оно настолько связано, что прибавляя в одном, однозначно истощается второе. И это второе есть невидимый мир энергий. Вот почему так распространена сейчас нехватка энергии у людей. Нарушена гармония, к которой каждый из нас стремится, сознательно или подсознательно.

Незнание законов не освобождает от ответственности. Это утверждение верно и в случае тонких материй. Мы ещё только в самом начале пути познания этой части нашего мира. Но даже и то, что уже давно известно человечеству, забыто, отброшено, растоптано.. Как вы думаете, откуда появляется Зло? Любое зло – это недостаток . Также как и тьма – просто отсутствие света. Даже маленькая искра способна победить тьму. Также и улыбка способна на маленькое чудо. Любое Великое начинается с малого.

Почему-то многим из нас кажется, что Бог – это старичок, сидящий на облаке. Но это также верно, как плоская Земля на трёх слонах или китах. Единый Бог – это всё, что окружает нас, это и есть сам мир, видимый и невидимый. В том числе и мы сами – составляющая часть Бога. Мы неотделимы от него. Мы как клеточки в едином организме. Кажется, что каждый сам по себе, но это лишь . Помогая другим, мы улучшаем свой же мир, разрушая кого-то, мы отравляем своё же существование.

Это очень важно понять. Чтобы изменить то, что люди уже натворили. Не стоит обвинять кого-то или что-то. Это глупо и бесполезно. Обратите свой взор в себя, начните с себя. Сумейте разглядеть в себе Божественное начало. Почувствуйте себя частью огромного Единого Бога. Если вам это удастся, считайте это огромным прорывом. А затем сделайте следующий шаг – пошлите любовь всему этому, то есть Богу. А это и есть главная цель в жизни каждого человека – научиться любить. Это было бы очень легко, если бы не было так сложно…

В заключение хочу высказать ещё одну мысль.

Параллельные миры совсем рядом – мир насекомых, микроорганизмов, мир галактик и атомов. Все они могут лишь догадываться о нашем с вами существовании. А могут и даже не догадываться. Но от этого ничего не меняется – мы продолжаем жить.

____________________________________________________________________________________

Хотите верьте, хотите нет...

Святая Троица – богословский термин, отражающий христианское учение о Триипостасности Бога. Это одно из важнейших понятий православия.

Святая Троица

Из лекций по догматическому богословию в Православном Свято-Тихоновском Богословском институте

Догмат о Пресвятой Троице – основание христианской религии

Бог есть един по существу, но троичен в лицах: Отец, Сын и Святых Дух, Троица единосущная и нераздельная.

Само слово “Троица” небиблейского происхождения, в христианский лексикон введено во второй половине II века святителем Феофилом Антиохийским. Учение о Пресвятой Троице дано в христианском Откровении.

Догмат о Пресвятой Троице непостижим, это таинственный догмат, непостижимый на уровне рассудка. Для человеческого рассудка учение о Пресвятой Троице противоречиво, потому что это тайна, которая не может быть выражена рационально.

Не случайно о. Павел Флоренский называл догмат о Святой Троице “крестом для человеческой мысли”. Для того, чтобы принять догмат о Пресвятой Троице греховный человеческий рассудок должен отвергнуть свои претензии на способность все познавать и рационально объяснять, т. е. для уразумения тайны Пресвятой Троицы необходимо отвергнуться своего разумения.

Тайна Пресвятой Троицы постигается, причем только отчасти, в опыте духовной жизни. Это постижение всегда сопряжено с аскетическим подвигом. В.Н.Лосский говорит: “Апофа- тическое восхождение есть восхождение на Голгофу, поэтому никакая спекулятивная философия никогда не могла подняться до тайны Пресвятой Троицы”.

Вера в Троицу отличает христианство от всех других монотеистических религий: иудаизма, ислама. Учение о Троице есть основание всего христианского веро- и нравоучения, например, учения о Боге Спасителе, о Боге Освятителе и т. д. В.Н.Лосский говорил, что Учение о Троице “не только основа, но и высшая цель богословия, ибо… познать тайну Пресвятой Троицы в ее полноте – значит войти в Божественную жизнь, в саму жизнь Пресвятой Троицы.”

Учение о Триедином Боге сводится к трем положениям:
1) Бог троичен и троичность состоит в том, что в Боге Три Лица (ипостаси): Отец, Сын, Святой Дух.

2) Каждое Лицо Пресвятой Троицы есть Бог, но Они суть не три Бога, а суть единое Божественное существо.

3) Все три Лица отличаются личными, или ипостасными свойствами.

Аналогии Пресвятой Троицы в мире

Святые отцы, для того, чтобы как-то приблизить учение о Пресвятой Троице к восприятию человека, пользовались различного рода аналогиями, заимствованными из мира тварного.
Например, солнце и исходящие от него свет и тепло. Источник воды, происходящий из него ключ, и, собственно, поток или река. Некоторые усматривают аналогию в устроении человеческого ума (святитель Игнатий Брянчанинов. Аскетические опыты): “Наш ум, слово и дух, по единовременности своего начала и по своим взаимным отношениям, служат образом Отца, Сына и Святого Духа”.
Однако все эти аналогии являются весьма несовершенными. Если возьмем первую аналогию – солнце, исходящие лучи и тепло, – то эта аналогия предполагает некоторый временный процесс. Если мы возьмем вторую аналогию – источник воды, ключ и поток, то они различаются лишь в нашем представлении, а в действительности это единая водная стихия. Что касается аналогии, связанной со способностями человеческого ума, то она может быть аналогией лишь образа Откровения Пресвятой Троицы в мире, но никак не внутритроичного бытия. К тому же все эти аналогии ставят единство выше троичности.
Святитель Василий Великий самой совершенной из аналогий, заимствованных из тварного мира, считал радугу, потому что “один и тот же свет и непрерывен в самом себе и многоцветен”. “И в многоцветности открывается единый лик – нет середины и перехода между цветами. Не видно, где разграничиваются лучи. Ясно видим различие, но не можем измерить расстояний. И в совокупности многоцветные лучи образуют единый белый. Единая сущность открывается во многоцветном сиянии”.
Недостатком этой аналогии является то, что цвета спектра не есть самостоятельные личности. В целом для святоотеческого богословия характерно весьма настороженное отношение к аналогиям.
Примером такого отношения может служить 31-е Слово святителя Григория Богослова: “Наконец, заключил я, что всего лучше отступиться от всех образов и теней, как обманчивых и далеко не достигающих до истины, держаться же образа мыслей более благочестивого, остановившись на немногих речениях”.
Иначе говоря, нет образов для представления в нашем уме этого догмата; все образы, заимствованные из тварного мира, являются весьма несовершенными.

Краткая история догмата о Пресвятой Троице

В то, что Бог есть един по существу, но троичен в лицах, христиане верили всегда, но само догматическое учение о Пресвятой Троице создавалось постепенно, обычно в связи с возникновением различного рода еретических заблуждений. Учение о Троице в христианстве всегда было связано с учением о Христе, с учением о Боговоплощении. Тринитарные ереси, тринитарные споры имели под собой христологическое основание.

В самом деле, учение о Троице стало возможным благодаря Боговоплощению. Как говорится в тропаре Богоявления, во Христе “Троическое явися поклонение”. Учение о Христе “для Иудеев соблазн, а для Еллинов безумие” (1 Кор. 1, 23). Также и учение о Троице есть камень преткновения и для “строгого” иудейского монотеизма и для эллинского политеизма. Поэтому все попытки рассудочно осмыслить тайну Пресвятой Троицы приводили к заблуждениям либо иудейского, либо эллинского характера. Первые растворяли Лица Троицы в единой природе, например, савеллиане, а другие сводили Троицу к трем неравным существам (ариане).
Осуждение арианства произошло в 325 году на Первом Вселенском Соборе с Никее. Основным деянием этого Собора было составление Никейского Символа Веры, в который были внесены небиблейские термины, среди которых особую роль в тринитарных спорах IV столетия сыграл термин «омоусиос» – «единосущный».
Чтобы раскрыть подлинный смысл термина “омоусиос” понадобились огромные усилия великих Каппадокийцев: Василия Великого, Григория Богослова и Григория Нисского.
Великие Каппадокийцы, в первую очередь, Василий Великий, строго разграничили понятия “сущности” и “ипостаси”. Василий Великий определил различие между “сущностью” и, “ипостасью” как между общим и частным.
Согласно учению Каппадокийцев сущность Божества и отличительные ее свойства, т. е. неначинаемость бытия и Божеское достоинство принадлежат одинаково всем трем ипостасям. Отец, Сын и Святой Дух суть проявления ее в Лицах, из которых каждое обладает всей полнотой божественной сущности и находится в неразрывном единстве с ней. Отличаются же Ипостаси между собой только личными (ипостасными) свойствами.
Кроме того, Каппадокийцы фактически отождествили (прежде всего два Григория: Назианзин и Нисский) понятие “ипостась” и “лицо”. “Лицо” в богословии и философии того времени являлось термином, принадлежавшим не к онтологическому, а к описательному плану, т. е. лицом могли называть маску актера или юридическую роль, которую выполнял человек.
Отождествив “лицо” и “ипостась” в троичном богословии, Каппадокийцы тем самым перенесли этот термин из плана описательного в план онтологический. Следствием этого отождествления явилось, по существу, возникновение нового понятия, которого не знал античный мир: этот термин – “личность”. Каппадокийцам удалось примирить абстрактность греческой философской мысли с библейской идеей личного Божества.
Главное в этом учении то, что личность не является частью природы и не может мыслиться в категориях природы. Каппадокийцы и их непосредственный ученик свт. Амфилохий Ико- нийский называли Божественные ипостаси “способами бытия” Божественной природы. Согласно их учению, личность есть ипостась бытия, которая свободно ипостазирует свою природу. Таким образом, личностное существо в своих конкретных проявлениях не предопределено сущностью, которая придана ему извне, поэтому Бог не есть сущность, которая предшествовала бы Лицам. Когда мы называем Бога абсолютной Личностью, мы тем самым хотим выразить ту мысль, что Бог не определяется никакой ни внешней, ни внутренней необходимостью, что Он абсолютно свободен по отношению к Своему собственному бытию, всегда является таким, каким желает быть и всегда действует так, как того хочет, т. е. свободно ипостазирует Свою триединую природу.

Указания на троичность (множественность) Лиц в Боге в Ветхом и Новом Завете

В Ветхом Завете имеется достаточное количество указаний на троичность Лиц, а также прикровенные указания на множественность лиц в Боге без указания конкретного числа.
Об этой множественности говорится уже в первом стихе Библии (Быт. 1, 1): “Вначале сотворил Бог небо и землю”. Глагол “бара” (сотворил) стоит в единственном числе, а существительное “элогим” – во множественном, что буквально означает “боги”.
Быт. 1, 26: “И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему и по подобию Нашему”. Слово “сотворим” стоит во множественном числе. То же самое Быт. 3, 22: “И сказал Бог: вот Адам стал как один из Нас, зная добро и зло”. «Из Нас» – тоже множественное число.
Быт. 11, 6 – 7, где речь о Вавилонском столпотворении: “И сказал Господь: …сойдем же и смешаем там язык их”, слово “сойдем” – во множественном числе. Святитель Василий Великий в Шестодневе (Беседа 9), следующим образом комментирует эти слова: “Подлинно странное пустословие – утверждать, что кто-нибудь сидит и сам себе, приказывает, сам над собою надзирает, сам себя понуждает властительно и настоятельно. Второе – это указание собственно на три Лица, но без наименования лиц и без их различения”.
XVIII глава книги “Бытия”, явление трех Ангелов Аврааму. В начале главы говорится, что Аврааму явился Бог, в еврейском тексте стоит “Иегова”. Авраам, вышедши навстречу трем странникам, кланяется Им и обращается к Ним со словом “Адонаи”, буквально “Господь”, в единственном числе.
В святоотеческой эгзегезе встречается два толкования этого места. Первое: явился Сын Божий, Второе Лицо Пресвятой Троицы, в сопровождении двух ангелов. Такое толкование мы встречаем у мч. Иустина Философа, у святителя Илария Пиктавийского, у святителя Иоанна Златоустого, у блаженного Феодорита Киррского.
Однако большинство отцов – святители Афанасий Александрийский, Василий Великий, Амвросий Медиоланский, блаженный Августин, – считают, что это явление Пресвятой Троицы, первое откровение человеку о Триединстве Божества.
Именно второе мнение было принято православным Преданием и нашло свое воплощение, во-первых, в гимнографии, где говорится об этом событии именно как о явлении Триединого Бога, и в иконографии (известная икона “Троица ветхозаветная”).
Блаженный Августин (“О граде Божием”, кн. 26) пишет: “Авраам встречает трех, поклоняется единому. Узрев трех он уразумел таинство Троицы, а поклонившись как бы единому – исповедал Единого Бога в Трех лицах”.
Указание на троичность Бога в Новом Завете – это прежде всего Крещение Господа Иисуса Христа в Иордане от Иоанна, которое получило в Церковном Предании наименование Богоявления. Это событие явилось первым явным Откровением человечеству о Троичности Божества.
Далее, заповедь о крещении, которую дает Господь Своим ученикам по Воскресении (Мф. 28, 19): “Идите и научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа”. Здесь слово “имя” стоит в единственном числе, хотя относится оно не только к Отцу, но и к Отцу, и Сыну, и Святому Духу вместе. Святитель Амвросий Медиоланский следующим образом комментирует этот стих: “Сказал Господь “во имя”, а не “во имена”, потому что один Бог, не многие имена, потому что не два Бога и не три Бога”.
2 Кор. 13, 13: “Благодать Господа нашего Иисуса Христа, и любовь Бога Отца, и общение Святого Духа со всеми вами”. Этим выражением апостол Павел подчеркивает личностность Сына и Духа, которые подают дарования наравне с Отцом.
1, Ин. 5, 7: “Три свидетельствуют на небе: Отец, Слово и Святый Дух; и Сии три суть едино”. Это место из послания апостола и евангелиста Иоанна является спорным, поскольку в древнегреческих рукописях этот стих отсутствует.
Пролог Евангелия от Иоанна (Ин. 1, 1): “Вначале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог”. Под Богом здесь понимается Отец, а Словом именуется Сын, т. е. Сын был вечно с Отцом и вечно был Богом.
Преображение Господне есть также Откровение о Пресвятой Троице. Вот как комментирует это событие евангельской истории В.Н.Лосский: “Поэтому и празднуется так торжественно Богоявление и Преображение. Мы празднуем Откровение Пресвятой Троицы, ибо слышен был голос Отца и присутствовал Святый Дух. В первом случае под видом голубя, во втором – как сияющее облако, осенившее апостолов».

Различие Божественных Лиц по ипостасным свойствам

Согласно церковному учению, Ипостаси суть Личности, а не безличные силы. При этом Ипостаси обладают единой природой. Естественно встает вопрос, каким образом их различать?
Все божественные свойства относятся к общей природе, они свойственны всем трем Ипостасям и поэтому сами по себе различия Божественных Лиц выразить не могут. Невозможно дать абсолютное определение каждой Ипостаси, воспользовавшись одним из Божественных имен.
Одна из особенностей личностного бытия состоит в том, что личность уникальна и неповторима, а следовательно, она не поддается определению, ее нельзя подвести под некое понятие, поскольку понятие всегда обобщает; невозможно привести к общему знаменателю. Поэтому личность может быть воспринята только через свое отношение к другим личностям.
Именно это мы видим в Священном Писании, где представление о Божественных Лицах основано на отношениях, которые между ними существуют.
Примерно начиная с конца IV века можно говорить об общепринятой терминологии, согласно которой ипостасные свойства выражаются следующими терминами: у Отца – нерожденность, у Сына – рожденность (от Отца), и исхождение (от Отца) у Святого Духа. Личные свойства суть свойства несообщимые, вечно остающиеся неизменными, исключительно принадлежащие тому или другому из Божественных Лиц. Благодаря этим свойствам Лица различаются друг от друга, и мы познаем их как особые Ипостаси.
При этом, различая в Боге три Ипостаси, мы исповедуем Троицу единосущной и нераздельной. Единосущие означает, что Отец, Сын и Святой Дух суть три самостоятельных Божественных Лица, обладающие всеми божественными совершенствами, но это не три особые отдельные существа, не три Бога, а Единый Бог. Они имеют единое и нераздельное Божеское естество. Каждое из Лиц Троицы обладает божественным естеством в совершенстве и всецело.

Реальное отличие Божественных Лиц

Как следует понимать, что Божественные Лица реально отличаются между Собой ?

Не только три разных имени, но и реальные Лица

Учение Церкви подчеркивает реальность существования Божественных Лиц, отличающихся истинно Друг от Друга. Итак, хотя Бог один, в Нем три Лица, которые реально отличаются между Собой. Значит, "Отец", "Сын", "Дух Святой" - это не только три разных имени, но реальные Лица.

Чем Лица Пресвятой Троицы отличаются между собой?

Если Божественные Лица, как учит Церковь, реально отличаются Друг от Друга, возникает вопрос, что есть основа этого действительного различия.

— Богославская терминология

Чтобы определить единство Бога и Его троичность, Церковь пользуется понятиями:

— Лица различаются не природой, но взаимоотношениями

По учению Церкви, в Боге природа (сущность, существо) одна, а Лица различаются реально между Собой только взаимоотношениями, в которых происходит так называемое противостояние отношения. "Все едино в Боге "там, где речь не идет о противостоянии отношения"." Иначе говоря, все едино и обще в Боге за исключением отношения Отца к Сыну, Сына к Отцу и Духа Святого к Отцу и Сыну. Только в этих трех межличностных отношениях есть противостояние.

— Бог один по Своему существу

Божественные Лица не различаются между Собой по Своей природе. "Отец есть То же, что Сын, Сын то же, что Отец, Сын и Отец то же, что Дух Святой, то есть единый Бог по природе". "Каждое из трех лиц есть эта реальность, то есть Божественная сущность, существо или естество"." Есть только одно общее для всех Лиц Святой Троицы Божественное существо.

Когда Иисус сказал: "Я и Отец - одно" (Ин 10,30), Он имел в виду единую Божественную природу, которая обща и одна для всех Лиц Пресвятой Троицы. "Божественные Лица не разделяют единую Божественность, но каждое из Них есть Бог в целом." (Катехизис Католической Церкви, 253)

Бог Отец

Чем Отец отличается от Сына и от Духа Святого?

Отец отличается от Сына и от Духа Святого не Своей Божественной природой, но тем, что Он ни от кого не рождается и не исходит. Только Отец рождает Сына, который ради нашего спасения стал человеком.

Сын Божий

Чем Сын Божий отличается от Отца и от Духа Святого?

— Сын рожденный Отцом

Сын Божий вечно рождается от Бога Отца и тем Он реально отличается от Него и от Духа Святого. Это единое различие. Ни Отец, ни Дух Святой не рождены как Сын.

— Слово

Св. Иоанн называет Сына Божьего Словом: "В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог" (Ин 1,1). В этом Слове Отец извечно и полностью высказывает самого Себя, то есть рождает Сына.

— Никео - Константинопольский

Веру Церкви в истинное Божество Сына Божьего, рожденного извечно от Отца, выражает Никео - Константинопольский символ веры:

Верую "и во Единого Господа Иисуса Христа, Сына Божия Единородного, от Отца рожденного прежде всех веков, Бога от Бога, Света от Света, Бога истинного от Бога истинного, рожденного, несотворенного, единосущного Отцу, через Которого все сотворено."

Дух Святой

Чем Дух Святой отличается от Отца и от Сына Божьего?

— От Отца и Сынаисходящий (католическое учение)

Дух Святой отличается от прочих Божественных Лиц тем, что Он исходит от Отца и Сына. Никео-Константинопольский символ веры выражает это словами: "И в Духа Святого (верую), Господа Животворящего, от Отца и Сына исходящего; Которому вместе с Отцом и Сыном подобает поклонение и слава". Дух Святой есть обладающая Своей личностью Любовь, Которой Отец любит Сына, а Сын - Отца.

Как относится Катехизис Католической Церкви к учению Православной Церкви о исхождении Духа Святого от Отца через Сына?

— От Отца через Сынаисходящий (православное учение)

Православная Церковь учит, что Дух Святой не исходит от Отца и Сына (на латинском языке Filioque), но от Отца через Сына. По учению Катехизиса Католической Церкви, эти два образа понимания исхождения Духа Святого, восточный и латинский традиции, не противоречат друг другу, но дополняются.

"Восточная традиция прежде всего отражает природу первопричины Отца по отношению к Духу. Духа как Того, Кто "от Отца исходит" (Ин 15,26), она утверждает, что Дух исходит от Отца через Сына. Западная традиция выражает прежде всего единосущное общение между Отцом и Сыном, говоря, что Дух исходит от Отца и Сына (Filioque). Она говорит это "согласно с законом и разумом", ибо извечный порядок Божественных Лиц в их единосущном общении подразумевает, что Отец есть первопричина Духа как "безначальное начало", но также, что как Отец Единородного Сына Он вместе с Ним составляет "единое начало, от которого исходит Святой Дух". Эта законная взаимодополняемость, если она не становится предметом обострения, не затрагивает существа веры в реальность той же исповедуемой тайны. (Катехизис Католической Церкви, 248)

Каким образом Католическая Церковь оправдает свою веру в исхождение Духа от Отца и Сына (Filioque)?

— Единородный Сын все получил от Отца

Католическая Церковь верует, что рожденный извечно от Отца Сын получил от Него совершенно все, также и то, что Дух Святой может исходит от Него, как Он исходит от Отца.

"Латинская традиция Символа веры исповедует, что Дух исходит "от Отца и Сына (Filioque)". Флорентийский собор (1438) разъясняет: "Существо и бытие Святого Духа исходят одновременно от Отца и Сына, и Он вечно исходит от Одного и Другого как от единого начала и единым дыханием... И поскольку все, что у Отца, Отец Сам дал Единородному Сыну, рождая Его, - все за исключением Своего Отцовства, - постольку Сын само это исхождение Святого Духа от Сына вечно получает от Отца, от Которого же вечно рожден"." (Катехизис Католической Церкви, 246)

Неразделимость Божественных Лиц

Почему Лица Пресвятой Троицы неотделимы?

— Божественные Лица - один Бог

Отличаясь реально между Собой, Лица Пресвятой Троицы неразделимы, так как Они обладают одной единственной Божественной природой. Они - один Бог. "По причине этого единства, Отец всецело в Сыне, всецело в Святом Духе, Святой Дух всецело в Отце, всецело в Сыне"." (Катехизис Католической Церкви, 255)

— "Я в Отце и Отец во Мне" (Ин 14,11)

Где Иисус Христос, Сын Божий, там присутствуют также Отец и Дух Святой. Эту тайну о неотделимости Божественных Лиц подразумевал Иисус, когда говорил: "Верьте Мне, что Я в Отце и Отец во Мне" (Ин 14,11); "Я и Отец - одно" (Ин 10,30); "видящий Меня видит Пославшего Меня" (Ин 12,45).

Святая Троица - богословский термин, отражающий христианское учение о Триипостасности . Это одно из важнейших понятий православия.

Догмат о Пресвятой Троице – основание христианской религии.

Бог есть един по существу, но троичен в лицах: Отец, Сын и Святых Дух, Троица единосущная и нераздельная.

Само слово «Троица» небиблейского происхождения, в христианский лексикон введено во второй половине II века Феофилом Антиохийским. Учение о Пресвятой Троице дано в христианском Откровении.

Догмат о Пресвятой Троице непостижим, это таинственный догмат, непостижимый на уровне рассудка. Для человеческого рассудка учение о Пресвятой Троице противоречиво, потому что это тайна, которая не может быть выражена рационально.

Не случайно о. Павел Флоренский называл догмат о Святой Троице «крестом для человеческой мысли». Для того, чтобы принять догмат о Пресвятой Троице греховный человеческий рассудок должен отвергнуть свои претензии на способность все познавать и рационально объяснять, т. е. для уразумения тайны Пресвятой Троицы необходимо отвергнуться своего разумения.

Тайна Пресвятой Троицы постигается, причем только отчасти, в опыте духовной жизни. Это постижение всегда сопряжено с аскетическим подвигом. В.Н.Лосский говорит: «Апофа- тическое восхождение есть восхождение на Голгофу, поэтому никакая спекулятивная философия никогда не могла подняться до тайны Пресвятой Троицы».

В Троицу отличает христианство от всех других монотеистических религий: иудаизма, ислама. Учение о Троице есть основание всего христианского веро- и нравоучения, например, учения о Боге Спасителе, о Боге Освятителе и т. д. В.Н.Лосский говорил, что Учение о Троице «не только основа, но и высшая цель богословия, ибо… познать тайну Пресвятой Троицы в ее полноте – значит войти в Божественную жизнь, в саму жизнь Пресвятой Троицы.»

Учение о Триедином Боге сводится к трем положениям:
1) Бог троичен и троичность состоит в том, что в Боге Три Лица (ипостаси): Отец, Сын, Святой Дух.

2) Каждое Лицо Пресвятой Троицы есть Бог, но Они суть не три Бога, а суть единое Божественное существо.

3) Все три Лица отличаются личными, или ипостасными свойствами.

Святые отцы, для того, чтобы как-то приблизить учение о Пресвятой Троице к восприятию человека, пользовались различного рода аналогиями, заимствованными из мира тварного.
Например, солнце и исходящие от него свет и тепло. Источник воды, происходящий из него ключ, и, собственно, поток или река. Некоторые усматривают аналогию в устроении человеческого ума (святитель Игнатий Брянчанинов. Аскетические опыты): «Наш ум, слово и дух, по единовременности своего начала и по своим взаимным отношениям, служат образом Отца, Сына и Святого Духа».
Однако все эти аналогии являются весьма несовершенными. Если возьмем первую аналогию – солнце, исходящие лучи и тепло, – то эта аналогия предполагает некоторый временный процесс. Если мы возьмем вторую аналогию – источник воды, ключ и поток, то они различаются лишь в нашем представлении, а в действительности это единая водная стихия. Что касается аналогии, связанной со способностями человеческого ума, то она может быть аналогией лишь образа Откровения Пресвятой Троицы в мире, но никак не внутритроичного бытия. К тому же все эти аналогии ставят единство выше троичности.
Святитель Василий Великий самой совершенной из аналогий, заимствованных из тварного мира, считал радугу, потому что «один и тот же свет и непрерывен в самом себе и многоцветен». «И в многоцветности открывается единый лик – нет середины и перехода между цветами. Не видно, где разграничиваются лучи. Ясно видим различие, но не можем измерить расстояний. И в совокупности многоцветные лучи образуют единый белый. Единая сущность открывается во многоцветном сиянии».

Краткая история догмата о Пресвятой Троице

В то, что Бог есть един по существу, но троичен в лицах, христиане верили всегда, но само догматическое учение о Пресвятой Троице создавалось постепенно, обычно в связи с возникновением различного рода еретических заблуждений. Учение о Троице в христианстве всегда было связано с учением о Христе, с учением о Боговоплощении. Тринитарные ереси, тринитарные споры имели под собой христологическое основание.

В самом деле, учение о Троице стало возможным благодаря Боговоплощению. Как говорится в тропаре Богоявления, во Христе «Троическое явися поклонение». Учение о Христе «для Иудеев соблазн, а для Еллинов безумие» (1 Кор. 1, 23). Также и учение о Троице есть камень преткновения и для «строгого» иудейского монотеизма и для эллинского политеизма. Поэтому все попытки рассудочно осмыслить тайну Пресвятой Троицы приводили к заблуждениям либо иудейского, либо эллинского характера.

Первые растворяли Лица Троицы в единой природе, например, савеллиане, а другие сводили Троицу к трем неравным существам (ариане). Осуждение арианства произошло в 325 году на Первом Вселенском Соборе с Никее. Основным деянием этого Собора было составление Никейского Символа Веры, в который были внесены небиблейские термины, среди которых особую роль в тринитарных спорах IV столетия сыграл термин «омоусиос» - «единосущный».

Чтобы раскрыть подлинный смысл термина «омоусиос» понадобились огромные усилия великих Каппадокийцев: Василия Великого, Григория Богослова и Григория Нисского.
Великие Каппадокийцы, в первую очередь, Василий Великий, строго разграничили понятия «сущности» и «ипостаси».неначинаемость бытия и Божеское достоинство принадлежат одинаково всем трем ипостасям. Отец, Сын и Святой Дух суть проявления ее в Лицах, из которых каждое обладает всей полнотой божественной сущности и находится в неразрывном единстве с ней. Отличаются же Ипостаси между собой только личными (ипостасными) свойствами.
Кроме того, Каппадокийцы фактически отождествили (прежде всего два Григория: Назианзин и Нисский) понятие «ипостась» и «лицо». «Лицо» в богословии и философии того времени являлось термином, принадлежавшим не к онтологическому, а к описательному плану, т. е. лицом могли называть маску актера или юридическую роль, которую выполнял человек.
Отождествив «лицо» и «ипостась» в троичном богословии, Каппадокийцы тем самым перенесли этот термин из плана описательного в план онтологический. Следствием этого отождествления явилось, по существу, возникновение нового понятия, которого не знал античный мир: этот термин - «личность». Каппадокийцам удалось примирить абстрактность греческой философской мысли с библейской идеей личного Божества.

Различие Божественных Лиц по ипостасным свойствам

Согласно учению, Ипостаси суть Личности, а не безличные силы. При этом Ипостаси обладают единой природой. Естественно встает вопрос, каким образом их различать?
Все божественные свойства относятся к общей природе, они свойственны всем трем Ипостасям и поэтому сами по себе различия Божественных Лиц выразить не могут. Невозможно дать абсолютное определение каждой Ипостаси, воспользовавшись одним из Божественных имен.
Одна из особенностей личностного бытия состоит в том, что личность уникальна и неповторима, а следовательно, она не поддается определению, ее нельзя подвести под некое понятие, поскольку понятие всегда обобщает; невозможно привести к общему знаменателю. Поэтому личность может быть воспринята только через свое отношение к другим личностям.
Именно это мы видим в , где представление о Божественных Лицах основано на отношениях, которые между ними существуют.
Примерно начиная с конца IV века можно говорить об общепринятой терминологии, согласно которой ипостасные свойства выражаются следующими терминами: у Отца – нерожденность, у Сына – рожденность (от Отца), и исхождение (от Отца) у Святого Духа. Личные свойства суть свойства несообщимые, вечно остающиеся неизменными, исключительно принадлежащие тому или другому из Божественных Лиц. Благодаря этим свойствам Лица различаются друг от друга, и мы познаем их как особые Ипостаси.
При этом, различая в Боге три Ипостаси, мы исповедуем Троицу единосущной и нераздельной. Единосущие означает, что Отец, Сын и Святой Дух суть три самостоятельных Божественных Лица, обладающие всеми божественными совершенствами, но это не три особые отдельные существа, не три Бога, а Единый Бог. Они имеют единое и нераздельное Божеское естество. Каждое из Лиц Троицы обладает божественным естеством в совершенстве и всецело.

День Святой Троицы празднуется на пятидесятый день после Пасхи, поэтому этот еще называется Пятидесятницей. Праздник Пятидесятницы, или день Святой Троицы проходил так. В десятый день по Вознесении Господа Иисуса Христа, в день иудейского праздника первой жатвы, когда ученики и с ними Дева Мария находились в Сионской горнице, в третий час дня в воздухе послышался сильный шум, как во время бури. В воздухе появились яркие трепещущие языки огня. Это был огонь не вещественный – он был одной природы с благодатным огнем, который ежегодно сходит в Иерусалиме на Пасху, он светил, не обжигая. Носясь над головами апостолов, языки огня опустились на них и опочили. Тут же, вместе с внешним явлением произошло и внутреннее, совершившееся в : “исполнишася вси Духа Свята”. – И Богоматерь, и апостолы ощутили в тот миг необыкновенную силу, действующую в них. Просто и непосредственно им был дан свыше новый благодатный дар глагола – они заговорили на языках, которых не знали прежде. Это было дарование, необходимое для проповеди Евангелия по всему миру.

В память об этом событии праздник Пятидесятницы называется еще днем сошествия Святого Духа, а так же днем Святой Троицы: в явлении Святого Духа, исшедшего от Бога-Отца по обещанию Бога-Сына, раскрылось таинство единства Святой Троицы. Название же Пятидесятницы день этот получил не только в память древнего праздника, но и потому, что это событие пришлось на пятидесятый день после христианской Пасхи. Как Пасха Христова заменила собой древний иудейский праздник, так и Пятидесятница положила основание Церкви Христовой как союзу в Духе на земле.

О Святой Троице на “Правмире”:

Поделитесь с друзьями или сохраните для себя:

Загрузка...