Житие и хожение даниила, игумена русской земли. Хождение Игумена Даниила (перевод)


Уже в XI столетии начинаются путешествия русских людей на христианский Восток, ко «святым местам». Эти путешествия-паломничества (путешественник, побывавший в Палестине, приносил с собой пальмовую ветвь; паломников называли также каликами - от греческого названия обуви - калига, надеваемой путником) содействовали расширению и укреплению международных связей Киевской Руси, способствовали выработке национального самосознания.

Однако светская власть постаралась наложить на паломничество свое вето, когда оно стало приобретать массовый характер, нанося тем самым серьезный ущерб княжеской экономике. Постепенно запрет распространился с мирян на монахов, которым предписывалось «не ногами искать спасения и бога», а неукоснительным исполнением своих обязанностей и обетов у себя дома. Запросы людей, лишенных возможности побывать в Палестине, удовлетворяют описания путешествий-хождений. Так, в начале XII в. возникает «Хождение игумена Даниила в Святую землю».

Игумен Даниил совершил паломничество в Палестину в 1106- 1108 гг. Далекое путешествие Даниил предпринял, «понужен мыслию своею и нетерпением», желая видеть «святый град Иерусалим и землю обетованную», и «любве ради святых мест сих исписах все, еже видех очима своима». Его произведение написано «верных ради человек», с тем чтобы они, услышав о «местах сих святых», устремлялись к этим местам мыслью и душою и тем самым приняли «от бога равную мзду» с теми, которые «доходили сих святых мест». Таким образом, Даниил придавал своему «Хождению» не только познавательное, но и нравственное, воспитательное значение: его читатели -слушатели должны мысленно проделать то же путешествие и получить ту же пользу для души, что и сам путешественник.

«Хождение» Даниила представляет большой интерес подробным описанием «святых мест» и личностью самого автора, хотя оно и начинается этикетным самоуничижением.

Рассказывая о нелегком путешествии, Даниил отмечает, как трудно «испытать и видети всех святых мест» без хорошего «вожа» и без знания языка. Сначала Даниил вынужден был давать от своего «худаго добыточка» людям, знающим те места, с тем чтобы они ему их показали. Однако вскоре ему повезло: он нашел в монастыре св. Саввы, где остановился, старого мужа, «книжна велми», который и ознакомил русского игумена со всеми достопримечательностями Иерусалима и его окрестностей.

Даниил обнаруживает большую любознательность: его интересует природа, планировка города и характер зданий Иерусалима, оросительная система у Иерихона. Ряд интересных сведений сообщает Даниил о реке Иордане, имеющей с одной стороны берега пологие, а с другой - крутые и во всем напоминающей русскую реку Сновь. Русский паломник сам «измерих и искусих» эту знаменитую реку, «перебредя» ее с одного берега на другой. Желая русским читателям ярче представить Иордан, Даниил неоднократно подчеркивает: «Всем же есть подобен Иордан к реце Сновьстей и в шире, и в глубле, и лукаво течет и быстро велми, яко же Снов река». Описывая невысокие деревья, растущие на берегу Иордана, Даниил говорит, что они напоминают нашу вербу, а кустарник-лозу, но тут же спешит уточнить: «...но несть якоже наша лоза, некако аки силяжи (кизиль) подобно есть».

Очевидно, русский игумен не преминул испить иорданской воды, после чего записал: «...вода же мутна велми и сладка пити, и несть сыти пиюще воду ту святую; ни с нея болеть, ни пакости во чреве человеку».

Он описывает плодородие иерусалимских земель, где «жито добро рождается», поскольку «земля добра и многоплодна, и поле красно и ровно, и около его финици мнози стоят высоци и всякая древеса многоплодовита суть». Остров Самос богат рыбой, а Икос - скотом и людьми, отмечает Даниил.

Стремится Даниил передать своим читателям и те чувства, которые испытывает всякий христианин, подходя к Иерусалиму: это чувства «великойрадости» и «слез пролития». Подробно описывает игумен путь к городским воротам мимо столпа Давидова, архитектуру и размеры храмов. Так, например, церковь Воскресения, пишет Даниил, «образом кругла, всямокачна (т. е. со всех сторон покатая) и в дле и преки (поперек) иматъ же сажень 30». А церковь Святая святых от Воскресения подальше, «яко дважды дострелити можешь». Эта церковь «дивно и хитро создана», украшена изнутри мозаикой и «красота ея несказанна есть; кругла образом создана; извну написано хитро и несказанна; стены ей избьены дъсками мраморными другого мрамора...». Там же, отмечает игумен, был дом Соломонов, «силно было здание его и велико велми и зело красно. Мощен был есть мраморными дъсками и есть на комарах утвержен, и воды исполнен весь дом-от был».

В двух верстах от Иерусалима находится небольшой городок Ви-фания. Расположен он за горою на ровном месте, а в городке том, справа от ворот, находится пещера, где погребен был Лазарь.

Как отмечают исследователи, описания Даниила позволяют установить довольно точную топографию Иерусалима начала XII столетия.

Большое место в «Хождении» занимают легенды, которые Даниил либо слышал во время своего путешествия, либо вычитал в письменных источниках. Он легко совмещает в своем сознании каноническое писание и апокрифы. Так, Даниил с полной убежденностью пишет о том, что вне стены церкви Воскресения за алтарем есть «пуп земли», а в 12 саженях от него находилось распятие, где стоит превышающий высоту копья камень с отверстием глубиной в локоть; в это отверстие и был вставлен крест, на котором распяли Христа. Под этим же камнем лежит голова Адама, и, когда Христа распяли, камень треснул и кровь Христа омыла голову Адама, т. е. все грехи человеческого рода. Достоверность данного «факта» Даниил торопится подкрепить чисто летописным приемом: «И есть разселина та на камени том и до днешняго дни». Приведенная Даниилом апокрифическая легенда иллюстрировала христианский догмат искупительной жертвы Христа и была закреплена древнерусской живописью.

Хотя внимание Даниила и поглощено вопросами религиозными, это не мешает ему сознавать себя полномочным представителем Русской земли в Палестине. Он с гордостью сообщает, что его, русского игумена, с честью принял король Балдуин (Иерусалим во время пребывания в нем Даниила был захвачен крестоносцами). Он молился у гроба господня за всю Русскую землю. И когда лампада, поставленная Даниилом от имени всей Русской земли, зажглась, а «фляжская» (римская) не зажглась, то он видит в этом проявление особой божьей милости и благоволения к Русской земле.

Таким образом, путешествие, предпринятое с чисто религиозной целью, своим патриотическим пафосом перекликается с летописью и другими произведениями XI-XIIвв.

ПЕРЕВОДНАЯ ЛИТЕРАТУРА

В Киеве интенсивная переводческая деятельность достигает своего расцвета в 30 - 40-е годы XI в.

Отбор произведений, подлежащих переводу, определялся потребностями верхов феодального общества. Задачи упрочения христианской морали, новой религии стояли на первом плане, и это обусловило преобладание церковной переводной литературы над светской. Однако русские переводчики не прошли мимо светской повести, которая по характеру своего идейно-художественного содержания соответствовала духу времени. Древнерусские книжники перевели с греческого языка ряд воинских, исторических и дидактических повестей, способствовавших упрочению того светского идеала, который пропагандировала оригинальная литература. Переводчики не ставили своей целью точную передачу оригинала, а стремились максимально приблизить его к запросам времени и среды. Поэтому переводимые произведения подвергались редакционной правке.

Воинские повести. «Александрия». Большой популярностью у русского читателя пользовалась повесть о жизни и подвигах прославленного полководца древности Александра Македонского - «Александрия». Она была создана, по-видимому, вскоре после смерти Александра (ум. в 323 г. до н. э.) на основании письменных источников и устных легенд о его подвигах. Повесть в древности приписывалась ученику Аристотеля - Каллисфену, однако Каллисфен умер раньше А. Македонского, поэтому эту древнюю редакцию повести стали именовать псевдокаллисфеновой. В V в. н. э. «Александрия» известна в Византии и на Западе, где она бытует в латинском переводе; на древнерусский язык «Александрия» была переведена с греческого в XI-XII вв. Этот византийский рыцарский роман воспринимался на Руси как повесть историческая, посвященная жизни и деяниям исторической личности.

Александр изображается в повести человеком необыкновенным: многомудрым, бесстрашным воином. Его отцом является не македонский царь Филипп, а изгнанный из Египта царь Нектонав, почитаемый македонянами как великий врач и волхв. К нему за помощью и обращается бесплодная жена Филиппа Олимпиада. Нектонав предсказал Олимпиаде, что она родит сына от бога Аммона. Приняв образ бога, Нектонав явился к Олимпиаде, и та зачала младенца. Когда приспело время и Олимпиада стала рожать, Нектонав начал гадать по «течению» небесных светил и не разрешал ей рожать до тех пор, пока «небеснаа течения и мирская стухия» не предсказали рождения царя «мирудръжца». О рождении Александра возвестили «громи велици и блистании млъниа, яко всему миру подвизатися».

Своим внешним видом Александр, утверждает повесть, не походил ни на Филиппа, ни на мать Олимпиаду, ни на своего отца Нектонава. «Образ убо имяше человеческий, гриву желвову, очима же грозоок, десное убо долу зряше, шюее же зекро (правый глаз смотрел вниз, левый же был голубой). Зуби же его остри, акы змиевы. Подобье же имяше лвово, скор, ясн (цветуш) бяше». Александра обучают книгам, музыке, геометрии, риторике, военному делу и философии (учителем философии был Аристотель). Когда Александру исполнилось 12 лет, он ходит вместе с отцом Филиппом на войну, проявляя свою незаурядную силу и отвагу. В пятнадцатилетнем возрасте Александр укрощает вологлавого коня «человекоядца» и затем побеждает в Нисе арканского царя Николая в состязаниях на колесницах.

Став после смерти Филиппа царем Македонии, Александр начинает войну с могущественным персидским царем Дарием. Он совершает успешный поход в Египет, где основывает город Александрию. Дарий посылает Александру грамоту с символическими дарами: мячом, плетью и ящичком с золотом: мяч - Александр еще слишком юн для ведения ратных дел, и ему надлежит играть со сверстниками в мяч; плетка - символ наказания: дерзкого юнца следует ею проучить; ящичек с золотом - намек на бедность Александра, и золото даст ему возможность расплатиться со своими воинами. Сначала Александр в гневе решает казнить посла, но затем верх берет благоразумие, и он сажает его с собою за пиршественный стол.

Александру свойственны не только воинская доблесть, мужество, отвага, которые он проявляет в войне с персидским царем Дарием, в поединке с индийским царем Пором, но и чувство сострадания, участия к страданиям и горю других людей.

Сбросив в ров Нектонава, который «исследует то, что творится на небе, не зная, что делается на земле», Александр жалеет его, узнав, что Нектонав является его настоящим отцом, и на собственных плечах приносит умершего в дом к Олимпиаде и хоронит его с честью. Встретив в Вавилоне закованных в цепи греческих пленников, Александр проливает слезы, проявляет великодушие к побежденным.

Интересно раскрывается характер героя во взаимоотношении его с сатрапами Дария. Желая заслужить благосклонность Александра, сатрапы смертельно ранят своего господина. Александр же велит казнить неверных слуг Дария. Умирающего Дария Александр прикрывает своим плащом и, прослезившись, говорит: «Встали, царю, Дарий, и в своей земли царствуй и над своим владыка буди, прими венец свой, перскому множеству царствуй, а имей свое величество».

Александр не только жаждет воинской славы и подвигов, но и стремится увидеть чужие земли. Ряд своих походов-путешествий он предпринимает только из-за своей любознательности. В письмах к Олимпиаде, Аристотелю он описывает необычных людей -великанов, поросших шерстью, «человекоядцев», обитающих в болотах, и другие диковинные вещи.

Удовлетворяя свою любознательность, Александр совершает свой мирный поход в страну «рахманов» - нагомудрецов.

«Просите у мене, что хощете, -гордо заявляет Александр рахма-нам,- и дам вам». И воспиша ecu, глаголюще: «Дай нам бесъмерьтие». Однако этого сделать Александр не в силах, ибо сам смертен. «Они же реша ему: «Почто ты, смъртен сы, толико ся бореши, да все возмеши? Где же то хощеши понести?Не пакы ли то инем оставиши?»

В этом диалоге ярко выражена философская мысль о суетности человеческой жизни. Правда, Александр заявляет рахманам, что человеческая судьба «строится вышним промыслом», у каждого человека свой нрав, а если бы был нрав единый, то по морю бы не плавали, землю не возделывали, детей не рожали.

Характерно, что в повести постоянно подчеркивается превосходство эллинской (греческой) культуры над культурами варварских народов.

Образ Александра подвергается в повести христианизации: прибыв в Иерусалим, он склоняется перед патриархом и признает единого и невидимого бога; в Лусовом пристанище герой пытается проникнуть на небеса, но, услышав глас запрета, отказывается от исполнения своей дерзостной мысли.

«Александрия» состоит из ряда интересных эпизодов, описывающих различные события: воинские подвиги героя (они даются в соответствии со стилистическими традициями воинской повести), посещение им различных народов и стран. Однако все изложение материала подчинено религиозно-моралистической задаче - показать тщету и суетность земной жизни. Так, умирающий Дарий говорит Александру, чтобы он не обольщался радостью победы и счастья. О суетности жизни говорят Александру и «рахманы».

В «Александрии» объединяются жанры воинской повести и хождения. Кроме того, отличительную особенность ее стиля составляют письма, которым обмениваются между собой Александр, Дарий, Олимпиада, Роксана, Пор, Кондакия.

Описание далеких стран, исполненных чудес, образ мужественного героя-воина привлекали к повести внимание читателя, делали ее необычайно популярной. Уже в XIII столетии у нас возникает новая редакция повести, дополненная описанием чудес и более пространными моралистическими рассуждениями. В XV в. появляется сербская редакция «Александрии», отличающаяся от предшествующих риторичностью стиля и значительным усилением христианского морализма. Так, приспосабливаясь к запросам времени, «Александрия» в русском переводе все дальше отходила от своего оригинала 1 . «Д евгениево деяние». Образ мужественного воина-христианина, защитника границ своего государства стоит в центре переводной повести «Девгениево деяние». Повесть дошла до нас в трех списках XVIII в., но перевод ее на русский язык был осуществлен, по-видимому, непосредственно с греческого в XI-XII вв.

Перевод является свободной переработкой греческой поэмы X в. о подвигах Василия Дигениса, который в нашей повести превратился в прекрасного Девгения. При переводе утратились многие черты византийской истории, существенным изменениям подверглось изображение любви героя. В русском переложении любовный византийский роман превратился в героическую воинскую повесть о борьбе христиан с «погаными». При этом русский переводчик значительное внимание уделил сказочным элементам.

«Девгениево деяние» состоит из двух повестей. Первая рассказывает о родителях Девгения: отец его - аравийский царь Амир, а мать - гречанка, похищенная Амиром, но вырученная своими братьями; она выходит замуж за Амира после того, как тот принимает христианство. Вторая повесть посвящена описанию подвигов Девгения, т. е. «двоюродного»,- рожденного от сарацина и гречанки.

Девгений изображается прекрасным юношей: «...лице же его яко снег, а румяно яко маков цвет, власы же его яко злато, очи же его вельми великий яко чашы, пристрашно зрети на него».

В гиперболическом, былинном плане подчеркивается мужество, сила и храбрость юного Девгения. Присутствует в повести и характерный для фольклора мотив змееборчества: Девгений побеждает четырехглавого змея. Подобно русскому богатырю Илье Муромцу, Девгению смерть в бою не писана: он бесстрашно устремляется против врагов, убивая их сразу по тысяче, перескакивая реки, смело вступает в единоборство и побеждает царя Филипапу и его дочь-богатыршу Максимилиану, которые хотели «уловить» прекрасного Девгения, «яко зайца в тенета». Подобно героям русской сказки, Девгений добывает себе невесту -прекрасную Стратиговну, побеждая ее отца и братьев.

Вместе с тем Девгений - благочестивый христианский герой: все свои победы он одерживает благодаря упованию на силу Божию.

Стиль повести представляет собой сложное переплетение элементов устной народной поэзии и книжной стилистики. Героический образ Девгения, его необычайные подвиги привлекали внимание читателей, тем более что в сознании народном ее герой сближался с образами былин 1 .

«История Иудейской войны» Иосифа Флавия. В XI-XII вв. была переведена на древнерусский язык «История Иудейской войны» еврейского историка Иосифа Флавия под названием «Повесть о разорении Иерусалима». Эта повесть охватывала события с 167 г. до н. э. до 72 г. н. э.

Центральное место в повести занимает полное драматизма описание борьбы восставшего еврейского народа против римских легионов (особенно ярки картины осады Иотопаты и Иерусалима).

Как установлено исследователями, древнерусские переводчики довольно свободно обращались с греческим оригиналом и прибегали к сокращенному его пересказу, а иногда вносили дополнения. К таким дополнениям относятся вставки об Иисусе Христе и Иоанне Крестителе, резкие выпады против римлян и отрицательная характеристика Ирода Великого.

В повести при описании сражений широко используются стилистические формулы воинских повестей, отсутствовавшие в греческом подлиннике и находящие соответствие в оригинальной древнерусской литературе, в том числе в «Слове о полку Игореве». Например, «...и стрелы на ня летаху, яко дождь» (ср. в «Слове о полку Игореве»: «...ити дождю стрелами...») или «...бысть видети лом копийный и скрежетание мечное и щиты искепани и мужи носими, и землю напоиша кровью».

Читателя повесть привлекала красочностью описаний военных событий 1 .

Дидактические повести. «Повес т ь об Акире Премудром». Средством пропаганды новой христианской морали служили дидактические переводные повести.

«Повесть об Акире Премудром» была переведена на русский язык с сирийского оригинала. Древнерусского книжника привлек в повести образ идеального советника царя, мудрого и добродетельного Акира. Деятельность Акира подчинена заботам о благе государства, и в этом отношении она могла служить примером для думцов княжеских в Киеве. Нравоучительная часть повести представляла собой сборник притч, завершающихся афоризмами.

В русском переводе повесть была приспособлена к привычным формам христианской нравоучительной литературы. В ней отразились и некоторые чисто русские черты. Так, Акир учит своего племянника русской грамоте, иногда место царя занимает князь, а в новгородской редакции повести фараон собирает вече и правит страной с помощью посадников.

Нравоучительные притчи и афоризмы повести постепенно приобретали самостоятельное значение и включались в сборник «Пчела», становясь пословицами 2 .

«По весть о В ар л а ам е и И о с а ф е». Эта повесть прославляла победу христианства над язычеством. Она как бы напоминала о недавних событиях, связанных с крещением Руси. Повесть представляла собой перевод с греческого христианизированного жизнеописания Будды.

Герой повести - сын индийского царя Авенира Иосаф. Не желая допустить, чтобы сын стал христианином, Авенир пытается искусственно оградить его от всех жизненных невзгод. Однако это сделать царю не удается. Юноша встречает слепого и прокаженного, а затем дряхлого старика и узнает, что каждого человека подстерегают болезни, неизбежная старость и смерть. Это заставляет Иосафа задуматься над смыслом скоропреходящей человеческой жизни и ставит перед ним вопрос о жизни иной. Разрешить этот вопрос помогает Иосафу отшельник Варлаам. Испытав разум царевича с помощью притч, Варлаам крестит его. Авенир приходит в ярость. Все его попытки отвратить сына от христианства тщетны. Иосафа не может переубедить языческий мудрец, на него не действуют чары волшебника, юношу не прельщают ни соблазны женских прелестей, ни соблазны власти. Иосаф удаляется в пустыню, где после двухлетних скитаний находит Варлаама и поселяется с ним в пещере. Здесь он превосходит своими аскетическими подвигами своего учителя. Найденные затем в пустьше нетленные тела Варлаама и Иосафа торжественно переносят в столицу Индии.

В XV в. повесть превратилась в типичное житие христианского подвижника. Она содержала большое количество нравоучительных притч, которые Варлаам рассказывал своему ученику Иосафу, убеждая его в истинности христианского вероучения.

Таким образом, произведения переводной литературы были тесно связаны с жанрами оригинальной литературы, в первую очередь с исторической воинской повестью, поучением и житием. Переводы не были точным воспроизведением оригинала, а являлись относительно свободным его переложением. В связи с этим в переводные повести широко проникали стилистические элементы как народной поэзии, так и оригинальной письменности; переводные повести способствовали обогащению и развитию оригинальной литературы.

Опираясь на опыт византийской и древнеболгарской литературы, с одной стороны, устное народное творчество - с другой, в XI - первой трети XII в. древнерусские писатели создают оригинальные высокохудожественные произведения эпидейктического красноречия, исторического повествования, агиографической литературы, светского поучения, соединенного с автобиографией, и путешествия.

Всем оригинальным произведениям древнерусской литературы этого периода присущи патриотический пафос, публицистичность, историзм и дидактизм. В XI - первой трети XII в. были заложены основы дальнейшего развития литературы, которая с распадом «лоскутной империи Рюриковичей» на ряд самостоятельных феодальных полугосударств приобретает областной характер.

КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

1. Каковы основные положения гипотезы А. А. Шахматова о происхождении «Повести временных лет»?

2. Какие уточнения и поправки в гипотезу А. А. Шахматова внесены Д. С. Лихачевым? Какова гипотеза Б. А. Рыбакова?

3 Каковы основные идеи и каков жанровый состав «Повести временных лет»?

См.: Повесть о Варлааме и Иосафе. Памятник древнерусской переводной литературы XI-XII вв. / Подг текста, исслед. и ком. И. Н. Лебедевой. Отв. ред. О В. Творогов. Л., 1985.

4. В чем и как проявляется связь летописных сказаний с фольклором?

5. Формирование жанра и стиля воинской повести, характеристика исторической повести об ослеплении Василька Теребовльского.

6 Своеобразие стиля «Повести временных лет».

7. Каково историческое и художественное значение «Повести временных лет»? 8 Каковы идейно-художественные особенности «Слова о законе и благодати» Илариона""

9. Перечислите основные идеи «Поучения» Владимира Мономаха. Каковы особенности его жанра и стиля?

10. Какова главная идея анонимного «Сказания о Борисе и Глебе» и каковы художественные средства ее выражения? В чем основные отличия «Сказания о Борисе и Глебе» от «Чтения...» Нестора?

11 Как Нестор изображает своего центрального героя в «Житии Феодосия Печер-ского» 9

12. Каков основной пафос «Хождения в Святую землю» игумена Даниила? На каких сторонах жизни Палестины сосредоточивает внимание путешественник?

13. Каковы особенности древнерусской переводной литературы XI-XII вв.: ее основные темы?

ЛИТЕРАТУРА ПЕРИОДА ФЕОДАЛЬНОЙ РАЗДРОБЛЕННОСТИ

(ВТОРАЯ ТРЕТЬ XII-ПЕРВАЯ ПОЛОВИНА XIII вв.)

Oбразование самостоятельных полугосударств на северо-востоке, юго-западе, северо-западе и юге Руси приводит к формированию на базе литературы Киевской Руси местных литературных «школ»: Влади-миро-Суздальской, Новгородской, Киево-Черниговской, Галицко-Волынской, Полоц-ко-Смоленской и Турово-Пинской.

Характер и своеобразие этих «школ» проявляется прежце всего в летописании и агиографии, прославлявшей местные святыни. Однако через традиции Киева литературы этих областей устанавливали общие связи и продолжали отстаивать идею единства Русской земли.

Вершиной литературы этого периода является «Слово о полку Игореве», созданное в Киево-Черниговской Руси.

«СЛОВО О ПОЛКУ ИГОРЕВЕ»

История открытия и опубликования. «Слово о полку Игореве» было открыто собирателем древнерусских рукописей А. И. Мусиным-Пушкиным в конце 80-х - начале 90-х годов XVIII в. Он приобрел у архимандрита Иоиля, настоятеля упраздненного Екатериной II Спа-со-Ярославского монастыря, рукописный сборник, который, судя по описанию, был написан в XVI в. на северо-западе Руси (в районе Пскова или Новгорода). В состав сборника входили произведения светского характера: «Хронограф»; «Временник, еже нарицается летописание русских князей и земля Русъскыя»; «Слово о полку Игореве» и «Девгениево деяние».

Первое упоминание о находке Мусина-Пушкина сделал в 1792 г. журналист и драматург П. А. Плавильщиков. В начале 1797 г. М. М. Херасков в примечании к 16-й песне поэмы «Владимир» известил читателей о найденном произведении древней письменности. В октябре 1797 г. в гамбургском журнале «Spectateur du Nord» H. M. Карамзин поместил заметку с сообщением о находке «песни Игоревых воинов, которую можно сравнить с лучшими Оссиановыми поэмами».

Для работы над рукописью Мусин-Пушкин привлек ученых А. Ф. Малиновского, Н. Н. Бантыш-Каменского и в качестве консультанта Н. М. Карамзина. Благодаря их труду в 1800 г. был опубликован текст «Слова» с переводом на современный русский язык, вступительной статьей и примечаниями.

Очевидно, в 1795-1796 гг. была сделана писарская копия с текста рукописи для Екатерины П. Копия эта затем затерялась в архиве и была обнаружена лишь в 1864 г. П. П. Пекарским.

В 1812 г. рукописное собрание Мусина-Пушкина погибло в огне московского пожара. В руках исследователей остались лишь печатный текст и выписки, сделанные из рукописи ее первыми издателями. Изучение «Слова». Сразу же в науке раздались голоса скептиков, которые начали отрицать подлинность «Слова». Профессор М. Т. Каче-новский и писатель О. Сенковский утверждали, что в нашей древней литературе нет ни одного произведения, которое бы по своему художественному уровню приближалось к «Слову». Язык «Слова» не находит, заявляли они, себе соответствий в языке других памятников письменности.

Точка зрения скептиков вызвала горячую отповедь со стороны передовых ученых и писателей. Страстно отстаивал подлинность «Слова» А. С. Пушкин, который хотел сделать поэтический перевод гениальной поэмы и собирал материалы для критической статьи.

В 1813 г. К. Ф. Калайдовичем была найдена приписка на Псковском апостоле 1307 г., которая обнаружила следы влияния «Слова». В приписке говорилось о распрях московского князя Юрия Даниловича и Михаила Тверского в начале XIV в.: «При сих князях сеяшется и ростяше усобицами, гыняше жизнь наша, в князех которы, и веци скоротишася человеком».

В 30-е годы М. А. Максимович установил связь «Слова» с народной украинской поэзией. В 1838 г. было опубликовано «Поведание и сказание о побоище великого князя Дмитрия Ивановича», в котором было ощутимо влияние «Слова». В 1852 г. найдена «Задонщина», в тексте которой обнаруживаются прямые заимствования из «Слова о полку Игореве».

Все эти факты свидетельствовали о подлинности «Слова» и доказывали несостоятельность точки зрения скептиков.

Важную роль в истории изучения «Слова» сыграло его издание в 1844 г. Д. Н. Дубенским. Отстаивая подлинность «Слова», Дубенский снабдил свое издание обстоятельным историко-литературным комментарием.

Большое значение в истории изучения текста поэмы имели издания «Слова», предпринятые в 1866 и 1868 гт. Н. С. Тихонравовым. На основании сличения Екатерининской копии с печатным изданием Мусина-Пушкина Тихонравов внес в текст много исправлений, дал интересный комментарий, в котором привел новые параллели из произведений русского фольклора и древнерусской письменности.

Особенно большое количество работ, посвященных «Слову», появляется в 70-е годы XIX в. П. П. Вяземский, Вс. Миллер, А. Веселов-ский отвергли самостоятельность «Слова о полку Игореве», усматривая в нем лишь отражение влияний либо древнегреческой литературы (П. П. Вяземский), либо южнославянской (Вс. Миллер). С опровержением их точек зрения выступил в 1878 г. А. А. Потебня. В книге «Слово о полку Игореве». Текст и примечания» он доказал, что «Слово» не «сочинено по готовому византийско-болгарскому или иному шаблону». Это произведение, по мнению исследователя, «оригинально и самобытно, оно все проникнуто народно-поэтическими элементами».

Итог предшествующему изучению «Слова» подвела трехтомная работа Е. В. Барсова «Слово о полку Игореве» как художественный памятник Киевской дружинной Руси» (1887-1889). Барсов показал связь «Слова» с русской летописью, воинскими повестями, оригинальными и переводными; в третьем томе поместил «Лексикологию «Слова» (доведена до буквы М). Собранный исследователем фактический материал, библиография, доведенная до 1885 г., и «Лексикология «Слова» не потеряли до сих пор своего научного значения.

В конце XIX - начале XX в. исследователи «Слова» уясняли отдельные «темные места» памятника, его ритмический строй, композиционные особенности, устанавливали связи с западноевропейским средневековым эпосом.

Результатом обобщения этих исследований явилась обстоятельная работа В. Н. Перетца «Слово о полку IropeBiM. Пам"ятка феодально! Украши-РусГ XII вшу». (КиГв, 1926). В этой работе на основе изучения мусин-пушкинской и екатерининской копий исследователь предложил свою реконструкцию текста памятника и ряд новых конъектур. Он устанавливает отзвуки «Слова» в литературе XVI в. Кроме того, В. Н. Перетц выявляет связи «Слова» с книжно-библейской традицией и исследует его народно-поэтическую основу. В работе содержатся интересные наблюдения, устанавливающие общность «Слова о полку Игореве» с произведениями западноевропейского средневекового эпоса.

Перестановки текста, предложенные Перетцем, и ряд внесенных им поправок вызвали возражения В. Ф. Ржиги, Н. К. Гудзия и других ученых, которые справедливо упрекали автора в том, что он мало внимания уделил выяснению связей «Слова» с исторической и культурной жизнью Киевской Руси.

Советскими учеными 30-50-х гг. было по-новому оценено идейное содержание произведения, всесторонне рассмотрено художественное мастерство и языковое стилистическое своеобразие «Слова». В этом отношении значительный интерес представляют работы А. С. Орлова «Слово о полку Игореве» (1934; 2-изд., 1946), Д. С. Лихачева «Слово о полку Игореве» (1950; 2-изд., 1955), сборник «Слово о полку Игореве» под ред. В. П. Адриановой-Перетц (1950).

Особенно плодотворными в изучении «Слова» были 1938, 1950, 1975 и 1985-1986 гг., когда наша страна отмечала 750-летие со дня появления памятника, 150-летие, 175-летие со дня выхода в свет его первого издания и 800-летие его создания.

«Слово о полку Игореве» привлекает к себе внимание на только русских исследователей, но и многих ученых - филологов и историков за пределами нашей страны. В конце 30-х -начале 40-х годов вновь возрождается скептическое направление в изучении «Слова». Профессор Сорбонны, известный славист Анре Мазон выступает с рядом статей, а затем монографией «Слово о полку Игореве» (Париж, 1940). Он пытается доказать, что «Слово» является поздней подделкой, созданной на основе «Задонщины».

Капитальное текстологическое исследование «Задонщины», проведенное научными сотрудниками сектора древнерусской литературы Пушкинского дома АН СССР,- «Слово о полку Игореве» и памятники Куликовского цикла» (1966) - опровергло мнение о вторичности «Слова» по отношению к «Задонщине». В книге «Слово о полку Игореве» и памятники русской литературы XI-XII вв.» (1968) на большом фактическом материале В. П. Адрианова-Перетц показывает связь языка и стиля «Слова» с литературой того времени.

Среди работ о «Слове» интересны исследования Б. А. Рыбакова «Слово о полку Игореве» и его современники» (1971) и «Русские летописцы и автор «Слова о полку Игореве» (1972). Выдающийся советский историк рассматривает «Слово» и как поэтическое произведение, и как мудрый политический трактат, и как интересное историческое исследование. Он подходит к анализу «Слова» с точки зрения исторической логики событий и предлагает сделать в тексте шесть перестановок. Однако эти перестановки нарушают поэтическую структуру «Слова». Весьма любопытна гипотеза Б. А. Рыбакова об авторе «Слова». Им был, по мнению исследователя, киевлянин, старший дружинник князя - Петр Бориславич.

К 800-летнему юбилею «Слова» была переиздана интересная монография Д. С. Лихачева «Слово о полку Игореве» и культура его времени» (Л., 1985), где раскрываются глубокие связи художественной и идейной системы «Слова» с культурой Древней Руси, с исторической действительностью.

Вышли в свет сборники научных статей «Слово о полку Игореве» и его время» (под ред. Б. А. Рыбакова. М., 1985), «Исследования «Слова о полку Игореве» (отв. ред. Д. С. Лихачев. Л., 1986), монография Н. А. Баскакова «Тюркская лексика в «Слове о полку Игореве» (М., 1985); появился ряд статей в нашей периодике, в частности в журналах «Коммунист», «Вопросы литературы», «Русская литература»; вышли в свет юбилейные издания текста и переводов «Слова».

Интерес к «Слову о полку Игореве» не прекращается и по сей день. Об этом свидетельствуют многочисленные статьи и монографии, появляющиеся о «Слове» как у нас, так и за рубежом 1 .

Итог двухвекового изучения «Слова» подводит фундаментальный коллективный труд ученых сектора древнерусской литературы Пушкинского дома Российской Академии наук пятитомная «Энциклопедия «Слова о полку Игореве» (СПб., 1995).

«Энциклопедия» содержит исчерпывающие сведения о всех исследователях, переводчиках «Слова», его иллюстраторах; содержит обстоятельный историко-географический комментарий текста; большое внимание уделяет художественной специфике памятника, проблемам его жанра и стиля; дает толкование так называемых «темных мест» «Слова». «Энциклопедия» в то же время побуждает молодых исследователей к дальнейшему изучению текста гениальной героической поэмы XII столетия.

Историческая основа «Слова». В основе сюжета «Слова о полку Иго-реве» лежат подлинные исторические факты. С 1061 г. юго-восточные границы Киевского государства начинают подвергаться опустошительным набегам степных кочевников-половцев. Русские князья в междоусобных войнах сами наводят «поганых» на Русскую землю. В начале XII в. Владимир Мономах совершил ряд крупных походов против половцев, в результате которых враги были отброшены далеко за Дон.

После смерти Мономаха процесс феодального дробления Киевского государства усилился, и половцы начали регулярно совершать набеги на южные и юго-восточные земли Руси. Это заставило южнорусских князей принять срочные меры по борьбе со степными кочевниками. В 1170 г. состоялся съезд князей, на котором Мстислав Изяславич говорил: «Половцы отнимают Греческий путь (по Днепру), Соляной (по Дону) и Залозный (по Дунаю)».

Святославу Всеволодовичу, великому князю киевскому, удалось в 1183 г. создать небольшую коалицию южнорусских князей, которые приняли участие в летнем походе против половцев 1184 г. Поход прошел успешно: половцы были разбиты, хан Кобяк захвачен в плен. Успех окрылил князей, и Святослав стал готовиться к летнему походу 1185 г. В походе 1184 г. должны были принять участие новгород-се-верские князья во главе с Игорем Святославичем. Однако дружина Игоря не могла поспеть вовремя из-за гололедицы.

Выступая весной 1185 г. в поход против степных кочевников, новгород-северский князь понадеялся на удачу, мечтая о своей собственной славе и желая, возможно, поискать древнего Тмутараканя, которым некогда владели черниговские князья, и в частности дед Игоря Олег. Однако поход закончился страшным разгромом русских войск. Впервые в истории военных столкновений с половцами русские князья были захвачены в плен, а из всего войска остались в живых лишь 16 человек.

Исторические события, связанные с походом и поражением север-ских князей - Игоря Святославича, его брата Всеволода из Курска, сына Владимира из Путивля и племянника Святослава Ольговича из Рыльска,- и легли в основу «Слова о полку Игореве».

Описанию похода Игоря посвящены две дошедшие до нас исторические повести: одна - в составе севернорусской Лаврентьевской, другая - южнорусской Ипатьевской летописи.

Историческая повесть о походе новгород-северского князя Игоря Святославича на половцев в Ипатьевской летописи отличается подробным последовательным описанием событий. Изложение проникнуто горячим сочувствием к участникам похода, их поражению. Летописная повесть не лишена художественности: ей присущи драматизм, образность и выразительность отдельных мест, живость повествования. Автором ее был либо непосредственный участник событий, либо человек, стоящий близко к новгород-северскому князю.

Рассказ Лаврентьевской летописи лаконичен. Летописец с явным осуждением говорит об Игоре и его брате Всеволоде. Повествование носит религиозно-дидактическую окраску; в рассказе приводятся цитаты из «священного писания».

Перед нами две различные редакции исторической повести: одна из них была создана на юге Руси человеком, принимавшим близко к сердцу несчастья, постигшие северских князей и все южнорусские княжества; вторая появилась на северо-востоке, где события далекого юга уже мало волновали летописца и рассказ о поражении Игоря он использовал в религиозно-дидактических целях.

Художественное своеобразие «Слова о полку Игореве» особенно ярко раскрывается при его сопоставлении с летописными историческими повестями.

«Слово о полку Игореве» было написано между 1185 и 1187 гг. Эти даты устанавливаются на основании самого текста произведения. В «Слове» говорится о переяславльском князе Владимире Глебовиче как о живом, а в 1187 г., по сообщению летописи, он умер.

Игорь Святославич бежал из плена в 1185 г., следовательно, до его возвращения на Русь «Слово» появиться не могло. В 1187 г. вернулся из плена Владимир Игоревич вместе с молодой супругой Кончаковной и маленьким сыном, а «Слово» в заключительной части провозглашает здравицу и в честь этого князя. Этими данными и определяются хронологические рамки написания «Слова о полку Игореве». Основная идея «Слова» и ее раскрытие в сюжете и композиции. Неизвестный автор создал свое произведение по горячим следам событий. Он считал, что все исторические перипетии и подробности хорошо известны современникам. Задача автора состояла в том, чтобы дать политическую и художественную оценку событию, показать своим современникам, какое значение имеет неудача Игорева похода для исторической судьбы всей Русской земли.

В факте поражения русских войск на Каяле автор «Слова» увидел не проявление Божьего гнева, покаравшего Игоря за грехи его - расправу с жителями взятого им на щит города Глебова, а проявление страшного зла феодальной раздробленности, отсутствие единения между князьями, несоблюдение вассалами своих обязательств по отношению к сюзерену - великому князю киевскому, проявление эгоистической политики князей, жаждущих личной славы. Это привело к тому, что для Руси настала «невеселая година», когда князья начали про малое «се великое молвити», а «поганые» начали с победами приходить на Русскую землю и взимать дань по белке со двора.

Поражение Игоря вызывает глубокое раздумье поэта-гражданина, патриота о судьбах Русской земли, и основная идея «Слова» - это страстный призыв русских князей к единению. Эта идея получает четкое воплощение во всей художественной структуре произведения, и прежде всего в его сюжете и композиции.

«Слово» открывается небольшим вступлением. Оно непосредственно не связано с ходом повествования. В нем автор размышляет о художественных принципах изложения материала и как бы ведет диалог с читателем. Вступление подчеркивает общий патетический, торжественный пафос произведения. Далее автор переходит к повествованию о событиях похода. В экспозиции дается лаконичная, выразительная характеристика Игоря и подчеркивается, что его поход на половцев был предпринят во имя Русской земли.

Выступление русских войск в поход составляет завязку сюжета «Слова». В отличие от летописной повести инициатива похода приписывается не Игорю, а Всеволоду, который обращается к брату с призывом седлать своих борзых коней. Автор не говорит, когда и откуда выступил Игорь, каков был путь следования русских войск, зато вводит яркие картины природы, исполненные глубокого символического значения. По сравнению с летописной повестью события развиваются стремительно. Автор дает краткий эмоционально приподнятый рассказ о первом столкновении русских с половцами и о богатых трофеях, взятых русскими. Резким контрастом к этому эпизоду выступает символический пейзаж накануне второго сражения. Кровавые зори, тучи, идущие с моря, полны зловещих предзнаменований. В описании битвы автор сосредоточивает внимание на героической фигуре буй-тура Всеволода и ограничивается упоминанием об Игоре, который пытается вернуть на поле боя бегущих ковуев.

Поражение русских войск составляет кульминацию сюжета. Автор показывает, какие тягостные последствия это поражение имело для всей Русской земли. Он подчеркивает, что в результате разгрома Игоревых войск сведены на нет успехи коалиционного похода киевского князя Святослава против половцев.

Символом единой Русской земли является Киев и великий киевский князь. Поэтому действие «Слова» переносится в столицу Русской земли. Вводится символическая картина «мутного» (тяжелого) сна, который видит Святослав. Этот сон истолковывают бояре: они сообщают о поражении Игоря. Согласно летописной повести, Святослав узнает о поражении Игоря в Чернигове от Беловода Просовича. Чувство скорби, вызванное тягостной вестью, Святослав выражает в своем «золотом слове», со слезами смешанном. Монолог великого князя киевского перерастает в страстный публицистический призыв автора «Слова», обращенный к князьям постоять «за землю Рускую», отомстить «за раны Игоревы буего Святъславлича!», прекратить вековые междоусобные распри.

Публицистическое обращение автора к князьям сменяется лирическим плачем жены Игоря Ярославны, являющимся важным звеном в дальнейшем развитии сюжета; он предваряет развязку - бегство Игоря из плена. Игорь возвращается в Киев (по летописной повести, Игорь сначала пришел в Новгород-Северский) и тем самым как бы признает свою вину - нарушение обязательств перед сюзереном, перед Русской землей. Завершается «Слово» провозглашением «славы» в честь князей - Игоря, Всеволода, Владимира Игоревича и их дружины.

Таким образом, «Слово о полку Игореве» не дает последовательного рассказа о походе и даже отступает от ряда исторических фактов. Автор берет лишь самые значительные эпизоды, которые позволяют ему ярче высказать свое отношение к событиям, донести до своих слушателей основную идею. Именно гражданская патриотическая идея прочно цементирует в единое художественное целое все части произведения. Четкость политической мысли, лирическая взволнованность, публицистическая страстность, широта исторического мышления, высокая художественность - все это делает «Слово о полку Игореве» «прекрасным благоухающим цветком славянской народной поэзии, достойным внимания, памяти и уважения» 1 .

Исторический фон в «Слове». Автор «Слова» всегда стремится оценить современные ему события в историческом плане, сравнивая настоящее с прошлым, «свивая славы оба полы времени». В экспозиции сюжета автор заявляет, что будет вести свою повесть «от старого Владимера до нынешняго Игоря». В обширной исследовательской литературе о «Слове» нет единого мнения, о каком Владимире здесь идет речь. Одни ученые склонны считать, что автор имел в виду Владимира Мономаха, другие - Владимира Святославича. По-видимому, более правы последние. Действительно, в «Слове» вовсе отсутствуют всякие упоминания о событиях после смерти Владимира Мономаха, т. е. после 1125 г., но зато немало упоминаний об исторических событиях середины и конца XI в. «Слово» связывает с именем старого Владимира, т. е. Владимира Святославича, период расцвета Киевского государства, сопоставляя его с «невеселой годиной» - с периодом феодальной раздробленности.

Кроме того, «Слово», упоминая о Владимире Мономахе {«Владимир по вся утра уши закладаше в Чернигове»), не называет его «старым».

Автор «Слова» устанавливает свою поэтическую и довольно четкую периодизацию истории родной земли: «века Трояна» - это период далекого языческого прошлого; он сменяется периодом расцвета при Владимире и летами княжения его сына Ярослава, после смерти которого начался период княжеских раздоров и крамол, продолжающийся до «нынешняго Игоря».

Начало княжеских междоусобиц автор «Слова» связывает с деятельностью Олега Святославича черниговского, деда Игоря. Поэтому не случайно в текст «Слова» в самый напряженный момент повествования о битве русских с половцами вводится исторический эпизод о крамолах Олега. Именно дед Игоря начал «мечем крамолу ковать и стрелы по земле сеять». Кратко и выразительно напоминает автор «Слова» отдельные эпизоды междоусобной борьбы Олега. В этой борьбе Олег первый прибег к помощи половцев, наведя их на Русскую землю. Вспоминает автор «Слова» и о кровавой битве на Нежатиной ниве в 1078 г., когда обе стороны понесли большие потери, а союзник Олега юный самонадеянный Борис Вячеславич пал в бою. Но главное -это тягостные последствия крамол Олега для Русской земли: «Тогда... сеяшется и растяшетъ усобицами; погибашетъ жизнь Даждьбожа внука; в княжих крамолах веци человекомъ скратишасъ. Тогда по Руской земли ретко ратаеве кикахуть, нъ часто врани граяхутъ, трупиа себе деляче; а галици свою речь говоряхутъ, хотять полетети на уедие».

Крамолы Олега наносили ущерб народу - «ратаям», их мирному труду. Междоусобные войны приводили к экономическому оскудению страны (погибла «жизнь Даждъбожа внука» - достояние русского народа), к гибели людей. Поэтому автор и назвал Олега Гориславличем, ибо горестную славу в Русской земле стяжал себе этот горемыка князь-крамольник.

Подобно летописцам, автор «Слова» придерживался родового взгляда на историю. Он считал, что политика нарушения феодальных обязательств, распрей, союза с половцами, начатая Олегом, продолжает проводиться его внуками - северскими князьями. Поражение Игоря рассматривается в «Слове» как следствие той политики, которая была начата родоначальником «храброго гнезда» Ольговичей.

Вспоминает автор и о другом зачинщике феодальных распрей - о Всеславе Брячеславиче Полоцком. Рассказ о Всеславе связан с авторским обращением к внукам Ярослава и Всеслава - прекратить старую вражду и «выскочить» из худой дедовской славы, объединить свои силы для борьбы с внешними врагами Руси. «Вы бо своими крамолами начнете наводити поганыя на землю Рускую», - говорит автор.

Начало вражды полоцких князей с киевскими летопись связывает с женитьбой Владимира Святославича на полоцкой княжне Рогнеде, которая, согласно преданию, пыталась убить ненавистного ей мужа, мстя ему за убийство отца и братьев. Ее внук, полоцкий князь Всеслав Брячеславич, как сообщает летопись, был рожден «от волхования», вследствие чего имел «язвено на главе» и «сего ради немилостив» был Всеслав «на кровопролитие». В 1066 г., начав борьбу с Ярославичами, Всеслав захватил Великий Новгород «с женами и с детми, и колоколы съима у святым Софие». Об этом факте автор «Слова» сообщает весьма лаконично, но художественно выразительно: «...отвори врата Но-вуграду, разшибе славу Ярославу».

В 1067 г. войска Всеслава и Ярославичей (Изяслава, Святослава и Всеволода) сошлись на Немиге, где «быстъ сеча зла и мнози падоша», и Всеслав вынужден был бежать. Вскоре князья примирились и «целовали крест», но, не веря Всеславу, Изяслав нарушил крестное целование. Он захватил Всеслава и посадил его в Киеве в поруб.

В 1068 г. половцы нанесли первое в истории поражение русским князьям Изяславу, Святославу и Всеволоду. Киевляне, «створиша вече», потребовали у Изяслава оружие и коней, чтобы идти против врагов. Князь отказался удовлетворить это требование, и тогда восставшие горожане 15 сентября освободили Всеслава из поруба, поскольку тот пообещал им коней. В «Слове» весь этот эпизод, изложенный в «Повести временных лет», передан так: «Тъй (Всеслав.- В. К.) клюками (хитростями) подпръся окони и скочи к граду Киеву и дотчеся стружием злата стола киевского». Всеслав пробыл великим князем несколько недель и вынужден был бежать. О чем в «Слове» в образно-символической форме сказано: «...скочи от них лютым зверем в плъночи из Белаграда, обесися сине мъгле» (буквально: повиснув на синем облаке, т. е. под покровом тумана).

Автор «Слова» нарушает хронологию: он сначала говорит о событиях 1068 г., а затем 1066 и 1067 гг. Ему важно показать пагубные последствия междоусобной распри Ярославичей с Всеславом, когда «Немизе кровави брезе не бологом бяхутъ посеяни, посеяни костьми руских сынов».

Как отмечает Д. С. Лихачев, Всеслав в «Слове» изображен не только с осуждением, но и с известной теплотой: это неприкаянный князь, мечущийся по Руси как затравленный зверь, изумляющий быстротой своего передвижения современников, которые прозвали его «вещим» - волшебником-оборотнем, и в то же время это несчастный горемыка, неудачник, о судьбе которого Боян сложил «припевку»: «Ни хытру, ни горазду, ни птицю горазду, суда божиа не минуты».

Говоря о распре полоцких Всеславичей с киевскими Ярославичами, автор «Слова» отмечает, что она не принесла славы ни одной из сторон, а привела только к усилению врагов Руси - половцев и литовцев.

Источником исторических сведений, очевидно, служила для автора «Слова» «Повесть временных лет» и народный исторический эпос. Однако, используя факты летописи, автор «Слова» никогда не дает им религиозно-моралистической трактовки, а оценивает их с точки зрения народных интересов. Цель исторических отступлений, к которым прибегает автор «Слова»,- напомнить своим современникам, потомкам злосчастного Всеслава и крамольника Олега, к чему приводят раздоры, и призвать к установлению прочного княжеского союза для совместной борьбы с врагами Русской земли.

Для того чтобы лучше понять и объяснить настоящее, автор «Слова» прибегает к воссозданию картин прошлого. При этом он исторически пьяается объяснить также поступки половцев. Совершая набеги на Русскую землю, они «лелеют месть Шароканю», т. е. стремятся отомстить за разбитого наголову Владимиром Мономахом в 1106 г. Шарукана - деда Кончака. Об этом поют «готъския красные девы» «на брезе синему морю». Они «поют время Бусово», т. е. время, когда предводитель готов Виннитар разбил антов, а их вождя Бооза казнил.

Изображение князей. Большое место в «Слове» отводится изображению поступков Игоря и Всеволода - основных участников похода (о Владимире Игоревиче упоминается лишь в конце, в здравице, а имя Олега Святославича опущено). Автор симпатизирует своим героям и видит в них лучших представителей современного ему поколения князей.

Игоря отличает необычайное мужество и храбрость. Он доблестный воин, который решил постоять за Русскую землю, «истягнуумь крепо-стию своею и поостри сердца своего мужеством, наплънився ратнаго духа». Ради блага своей земли он готов на любые жертвы и испытания. С мужественной и благородной речью обращается Игорь к своей дружине: «Братие и дружино! Луце ж бы потяту быти, неже полонену быти. А всядем, братие, на своим бръзыя комони, да позрим синего Дону... Хощу бо, -рече, - копие приломити конець поля Половецкаго; с вами, русици, хощу главу свою приложити, а любо испити шеломомь Дону».

Свою вдохновенную речь Игорь произносит в момент солнечного затмения, когда видит «тьмою вся своя воя прикрыты». Грозное предзнаменование природы не в силах поколебать страстного желания и решимости князя «искусити Дону великаго», постоять за землю Русскую.

«Слово» не показывает Игоря в битве на Каяле, но говорит о его мужестве и благородстве, когда он заворачивает полки, жалея брата Всеволода.

Доблестным воином является и Всеволод. Он неотделим от своих верных опытных «кметей» (воинов), которые «под трубами повити, под шеломы възлелеяни, конець копия въскръмлени, пути имъ ведоми, яругы имь знаеми, луци у них напряжени, тули отворени, сабли изъострени; сами скачютъ, акы серый влъци в поле, ищучи себе чти, а князю славе».

Доблесть и мужество Всеволода, проявленные им в бою на Каяле, беспримерны. Подробно русским былинным богатырям, буй-тур Всеволод «прыщет» на врага своими стрелами, гремит «о шеломы мечи харалужными». Своим златым шеломом посвечивая, скачет он по полю брани, поражая врагов. Он весь поглощен и увлечен боем, в пылу сражения забывает и о своих ранах, и об отцовском золотом столе, и о ласках милой красавицы - жены Глебовны. Изображая гиперболически поведение Всеволода в бою, перенося на него подвиг дружины, автор «Слова» следует художественным принципам фольклора.

Автор «Слова» прославляет воинскую доблесть князей «Олъгова хороброго гнезда», тесно связанных со своими «храбрыя плъкы», храбрыми русичами. Эту доблесть высоко ценит великий киевский князь Святослав. «Ваю храбрая сердца в жестоцем харалузе скована, а в буести закалена», - говорит он, мысленно обращаясь к потерпевшим поражение на Каяле князьям.

Прославлению князей служат и образы-символы «солнца», «света», «соколов», которые даны в резком контрасте с «тьмой», «тучами», «галками», «черным вороном» - символами врагов-половцев.

«Чръныя тучя с моря идут, хотят прикрыты 4 солнца». «Темно бо бе в 3-й день: два солнца померкоста; оба багряная стлъпа погососта и с нима молодая месяца, Олег и Святъслав, тьмою ся поволокоста», - к этой символической картине поражения северских князей обращаются бояре, разъясняющие Святославу значение его «мутного сна». «Нареце на Каяле тьма свет покрыла». Но это торжество «тьмы», «великого буйства» врагов временно. И как только Игорь возвращается в Киев, «солнце светится на небесе, Игорь князь в Руской земли». Ведь как, говорит автор, тяжело телу без головы, так Русской земле без Игоря.

Деятельность князей в «Слове» оценивается с народных позиций. Игорь и Всеволод осуждаются за жажду личной славы. Решив «поыска-ти града Тьмутороканя» - старой черниговской вотчины, захваченной половцами, эти «соколы» самовольно слетели «с отня стола злата» и «нечестно одолели, нечестно кровь поганых пролили». И «соколома крыльца припешали поганых саблями, а самою опуташа в путины железны». Они рано «начали Половецкую землю мечи цвелити» (терзать), т. е. не дождавшись коалиционного похода, который организовывал Святослав киевский. Они свели на нет результаты предыдущего успешного похода князей. Своим поражением «тии бо два храбрая Святъславлича... уже лжу (раздоры) убудиста, которою ту бяше успил» великий киевский князь Святослав.

Автор «Слова» подчеркивает, что поражение русских войск на Каяле принесло огромный ущерб не только северским князьям, но и всей Русской земле, обратив «на ниче ся годины». Поэтому Игоря, пересевшего из золотого седла в седло раба, и проклинают немцы и веницианцы, греки и моравы.

За стремление к личной славе автор «Слова» осуждает Игоря и Всеволода. Обуреваемые жаждой личной славы, они сказали: «Мужа-име ся сами: переднюю славу сами похитим, а заднюю си сами поделим!» Нельзя ставить личную княжескую честь и славу выше чести и славы Русской земли, говорит поэт-гражданин. Поэтому он и заставляет бежавшего из плена Игоря идти сразу в Киев, т. е. признать свою вину перед Русской землей. Всем ходом изложения событий, их оценкой автор призывает князей к неукоснительному исполнению своих вассальных обязательств перед великим киевским князем, в котором воплощается честь и слава всей Русской земли.

В то же время автор глубоко сочувствует северским князьям. Вместе с русской природой, русскими женами, Ярославной поэт выражает свои чувства жалости и скорби по поводу поражения Игоря, Всеволода и их храбрых полков. Вместе с киевским князем Святославом автор не может допустить, чтобы находящийся «в мытех» сокол дал свое гнездо в обиду, и для поэта-гражданина «раны Игоревы» становятся символом сплочения всех сил Русской земли для борьбы с внешними врагами.

В Святославе «великом, грозном киевском» автор «Слова» не отражает черты реальной исторической личности, а воплощает свой идеал мудрого, могущественного правителя Русской земли, хранителя ее чести и славы. Образ Святослава в «Слове» идеализирован. Согласно историческим данным, Святослав Всеволодович не играл существенной роли в политической жизни Руси того времени. Являясь ставленником более могущественного и деятельного князя Рюрика Ростиславича, он владел только Киевом, и власть его подчас носила чисто номинальный характер.

«Слово» прославляет победу, одержанную Святославом над половцами в 1184 г., когда он своими храбрыми полками «наступи на землю Половецкую, притопта хлъми и яруги, взмути рекы и озеры, иссуши потоки и болота. А поганаго Кобяка из луку моря, от железных великих плъков половецкых, яко вихр, выторже: и падеся Кобяк в граде Киеве, в гриднице Святъславли».

Победу Святослава прославляют и воспевают немцы, венецианцы, греки и моравы, так как эта победа обеспечила безопасность торговых путей Руси с юго-западной Европой.

Образ Святослава раскрывается в «Слове» в его «мутном» сне и «золотом слове». Здесь перед нами мудрый правитель, скорбящий о своих безрассудных вассалах- «сыновцах», горько сокрушающийся по поводу того, что князья-вассалы не помогают ему, своему сюзерену. «Се ли створисте моей сребреней седине!» -горестно восклицает он. «Золотое слово» Святослава наполнено гражданской скорбью по поводу розни между князьями, отсутствия между ними единства, а главное, по поводу забвения ими своих обязанностей по отношению к «отню злату столу», Русской земле. Это и дает возможность автору «Слова» легко переключить «золотое слово» в публицистически страстный призыв, обращенный к наиболее могущественным князьям Руси выступить «за землю Рускую, за раны Игоревы, буего Святъславлича!»

Трезво оценивая политическую обстановку своего времени, автор «Слова» обращается к тем князьям, от которых зависит судьба родины. Это прежде всего князь владимиро-суздальский Всеволод Большое Гнездо. Могущественный князь, он только что совершил удачный поход против камских булгар, дружина его может Волгу «веслы раскропиши, а Дон шеломы вылъяти!». Называя его великим князем, автор как бы напоминает Всеволоду о его обязанности по отношению к Киеву, ко всей Русской земле «отня злата стола поблюсти». Слова эти, возможно, содержали в себе и тонкий политический намек. В памяти современников живы были события 1169 г., когда брат Всеволода III Андрей Боголюбской подверг Киев жестокому разграблению (так берегли суздальские князья золотой стол!). «Аже бы ты был, то была бы чага по ногате, а кощей по резане», -говорит в своем обращении к Всеволоду автор «Слова», гиперболически подчеркивая, что если бы Всеволод был в Киеве, то рабыня бы стоила одну ногату, т. е. 50 коп. (гривна - 10 руб., содержала 20 ногат, или 50 резан), а раб - 20 коп. (согласно «Русской Правде», стоимость раба равнялась 35 руб.).

Если же Всеволод и «не мыслит» «прилететь» в Киев, то у него, подчеркивает автор, есть возможность «посуху живыми шериширы стре-ляти, удалыми сыны Глебовы». Он может послать против половцев своих вассалов -«живые копья» -рязанских князей и выполнить свой долг перед «отним златым столом».

Учитывая заинтересованность в делах Киева и южной Руси князя Рюрика Ростиславича и его брата Давыда Смоленского, храбрость их воинов, которые «рыкают, аки тури, ранены саблями калеными на поле незнаеме», автор «Слова» к этим князьям обращается с прямым призывом выступить в поход - вступить «в злата стремена за обиду сего времени, за землю Рускую, за раны Игоревы, буего Святъславлича!»

Трезво оценивается в «Слове» и могущество галицкого князя Ярослава Осмомысла. «Своими железными плъки» он закрывает путь на Русь венгерскому королю, его войска принимают участие в крестовых походах «стрелявши с отня злата стола салтани за землями». Могущество его простирается далеко на юго-запад вплоть до Дуная, даже Киев находится в зависимости от галицкого князя, и он открывает ему ворота. Автору «Слова» хорошо известно, что Ярослав всю свою жизнь пробыл в Галиче и не принимал непосредственного участия ни в одном военном походе, поэтому он и просит Ярослава послать свои войска против Кончака, а не самого выступить в поход.

Обращается автор и к князю Роману Мстиславичу Волынскому, прославившемуся своей храбростью и мужеством, с призывом прийти на помощь родине и вместе с князьями луцкими и пересопницкими Ингварем и Всеволодом загородить «полю ворота».

Так автор «Слова» в своем обращении к князьям оценивает возможности каждого княжества и, призывая князей сплотить свои силы вокруг Киева и Русской земли, вовсе не выдвигает задачи создания централизованного государства, а лишь стоит за строгое соблюдение уже утраченных норм феодальных отношений, верности вассалов своему сюзерену - великому князю киевскому. А к чему приводит нарушение этих обязанностей, автор показывает на исторических примерах Олега Гориславлича и Всеслава Полоцкого, на горестной судьбе «нынешняго Игоря».

Значительной художественной победой автора «Слова» является созданный им обаятельный образ русской женщины - верной подруги своего мужа, Ярославны. В ее образе обобщены лучшие черты характера древнерусской женщины. Автору чужд религиозно-аскетический взгляд на женщину. Нет, женщина не «сосуд дьявола», не источник всех бед и несчастий мужчины, как учила церковь, а верная и преданная помощница, горячо любящая своего «ладу» и силой своей любви помогающая ему вернуться из плена. В своем лирическом плаче-заклинании, своеобразном заговоре, языческой молитве, Ярославна обращает думы свои не только к мужу, но и к его воинам. Ее скорбь о поражении Игоря - это скорбь всех жен и матерей русских, обобщенных в едином образе, прекрасном и величественном! Изображение природы. Самостоятельным героем «Слова» выступает русская природа. Автору поэмы присуще народно-поэтическое восприятие мира. Природа в «Слове» как бы живет самостоятельной жизнью и в то же время служит художественным авторским комментарием к происходящему. С устной народной поэзией связан в «Слове» прием олицетворения сил природы. Автор поэмы - христианин, но христианские воззрения остаются за пределами поэзии. Языческие представления еще обладают для него определенной эстетической ценностью. Поэтому в «Слове» широко представлен языческий мифологический элемент. Языческая мифология являлась для автора «Слова» поэтическим арсеналом, из которого он черпал художественные образы.

Перед выступлением Игоря в поход природа предупреждает русские войска о грозящей им опасности: «Солнце ему тьмою путь заступаше; нощь, стонущи ему грозою, птичь убуди, свист зверин въста: збися Див, кличет връху древа... Влъци грозу въсрожат по яругам; орли клектом на кости звери зовут; лисицы брешут на чръленыя щиты».

Игумен Даниил из Русской земли захотел увидеть город Иерусалим и всю Святую землю. Дошёл он до Иерусалима, обошёл землю Галилейскую и решил описать всё, что видел. Он надеялся, что многие, прочитав об этом, потянутся «душею и мыслию» ко святым местам.

Придя в Иерусалим, Даниил шестнадцать месяцев прожил в монастыре святого Саввы. Все свои деньги он отдавал провожатым, которые показывали ему святые места. К счастью, Даниил встретил в лавре некоего старца, который согласился водить его по всей Святой земле.

Игумен ехал в Иерусалим через Царьград. Оттуда его путь лежал в Эфес, где находится гроб Иоанна Богослова, а также мощи семи отроков эфесских и многих других святых. В стороне, далеко в море - остров Патм, где Иоанн Богослов написал Евангелие. Дорога шла через остров Род, где добывается чёрное благовоние под названием гомфит. Побывал игумен и на большом острове Крит, где царица Елена поставила кипарисный крест. На этом острове собирают ладан.

Последние вёрсты по дороге к Иерусалиму особенно трудно преодолеть: здесь велика опасность нападения сарацинов. А когда наконец открывается вид на Иерусалим, все христиане льют слёзы радости.

В Иерусалимской церкви Воскресения находится Гроб Господень. Это маленькая пещерка, где лежало тело Иисуса Христа Недалеко оттуда и темница, куда посадили Христа перед казнью, и Голгофа, где его распяли. В Иерусалиме много мест, которые напоминают о Ветхом Завете: жертвенник Авраама, столп, где пророк Давид написал Псалтирь, дом Урии. Есть там и двор Иуды, который всё стоит пустым, ибо никто не решается там поселиться. Неподалеку - Овчая купель, где Христос исцелил расслаб­ленного.

В Иерусалиме стоит и церковь Святая Святых. На этом месте Иаков боролся с ангелом и видел во сне лестницу, ведущую на небо. И пророк Давид здесь видел ангела. Старая церковь Святая Святых разрушена, а эта построена начальником сарацинским по имени Амор. Там же, рядом, дом Соломона.

Село Вифания находится за две версты от Иерусалима. В нем Христос воскресил Лазаря. Село Гефсимания тоже близко от Иерусалима. В нём находится гроб Богородицы. Это небольшая пещерка. Над ней была построена церковь, но её разорили мусульмане. Неподалеку оттуда - пещера, где был предан Христос, и сад, где он молился перед казнью. По дороге оттуда к Елеонской горе находится пещера, где Христос научил апостолов молитве «Отче наш». С Елеонской горы Христос вознёсся; теперь на этой горе есть как бы каменный круглый двор, посредине - «теремок» без верха, а в нём - тот самый камень, с которого вознёсся Христос.

Сам же Иерусалим - город большой и крепкий. Вокруг него - горы и ущелья. Место это безводное, так что все люди и животные пьют дождевую воду. Хлеба хорошие родятся там без дождя и много полезных деревьев растёт.

Путь от Иерусалима к Иордану «тяжек велми и страшен и безводен». Тут высокие горы и много разбойников. А неподалеку - Содомское море.

На Иордане, на том самом месте, где Иоанн Креститель крестил Христа, построен небольшой алтарь и свод. Вода Иордана мутная и вкусная для питья. Рядом - то место, где Илья-пророк вознёсся в небо на колеснице огненной. Сохранилась пещера Иоанна Крестителя, а также пещера пророка Илии.

Игумену Даниилу удалось трижды побывать на Иордане, в том числе в день великого водоосвящения. В этот день множество народу приходит на Иордан. Все поют молитвы, а в полночь купаются в реке.

Оттуда несколько верст до города Иерихона и горы Гаваонской, которые связаны с именем Иисуса Навина. В той же горе есть пещера, где Христос сорок дней постился.

От Иерусалима до Феодосиева монастыря шесть вёрст, а оттуда шесть вёрст до монастыря святого Саввы. Лавра эта удивительно устроена. Раньше там протекал глубокий поток с высокими и скалистыми берегами. Поток обезводел, а на обрывах лепятся монашеские кельи. В лавре много мощей великих святых. Рядом с лаврой - высокие скалы, где водятся дикие звери, и Содомское море, в котором нет ничего живого, ибо под ним - место мучений.

Вне городской стены - гора Сионская, где был дом Иоанна Богослова, в котором Христос вечерял с учениками. На этом месте построена церковь. В этой же церкви - комната, где преставилась Богородица. Неподалеку дом Каиафин, где Петр отрекся от Христа. Под горой - село Скудельничье, которое купили на полученные за Христа тридцать сребреников.

В шести верстах от Иерусалима - Вифлеем. Там, в пещере, Богородица родила Христа. Над этой пещерой выстроена большая Церковь. Там находятся ясли, в которые положили младенца Христа. Рядом - место, где ангелы благовестили пастухам о Рождестве.

К югу от Вифлеема находятся Хеврон и Мамврийский дуб. Места эти опасны для проезжающих, но у игумена Даниила были хорошие попутчики, и все вместе прошли страшные места благополучно.

Мамврийский дуб красив и раскидист. Под этим дубом обедала Святая Троица, придя к патриарху Аврааму. А Хеврон - это Земля Обетованная. Она очень плодородна. Здесь находится Сугубая пещера. В ней лежат тела ветхозаветных праведников.

Сохранился каменный столп, в который превратилась жена Лота. Столп этот стоит на взгории. А до места, где был Содом, игумен Даниил так и не дошёл. Это место опасно, и оттуда исходит смрад, от которого можно даже заболеть. Вместе со своими попутчиками Даниил вернулся в Иерусалим.

Возле Иерусалима известно место, где Давид убил Голиафа. А к западу от Иерусалима находится дом Захарии, отца Иоанна Крестителя. Полверсты оттуда до той горы, где пряталась Елисавета с младенцем Иоанном, спасаясь от воинов Ирода. Ещё западнее - село Ельмаус, по пути в которое воскресший Христос явился ученикам.

Побывал игумен Даниил и в Капернауме, и на горе Кармильской, где жил Илья-пророк. Оттуда он направился в город Акру, оттуда в Антиохию Великую. Мимо многих городов проплыл он на корабле. Возле города Патары на его корабль напали корсары, захватили всех и ограбили. А дальнейший путь до Царьграда прошёл без происшествий.

Есть дорога от Иерусалима в Галилею, к городу Тивериаде. Путь этот очень тяжёл и страшен, но игумен Даниил преодолел его вместе с войском иерусалимского князя Балдвина, короля крестоносцев, который ехал на войну. Игумен попросил, чтобы Балдвин взял его с собой, и тот охотно согласился. Некогда в этих местах был убит Саул и братья бросили Иосифа в ров.

Воины Балдвина, а с ними и Даниил остановились на ночлег у колодца Иакова. А потом пошли мимо города Васана к верховьям Иордана. В тех местах водится много львов и часты нападения сарацин. Там есть водоём, где купался Христос с учениками. Искупался там и Даниил и его попутчики.

У моста в верховьях Иордана князь Балдвин с воинами остановился пообедать. Потом он пошёл в Дамаск на войну, а Даниил с другими паломниками ходил по святым местам, пока через десять дней Балдвин не вернулся с войны. Паломники купались в Тивериадском море. В этом море водится вкусная рыба, которую любил есть ещё Христос.

В городе Тивериаде Христос совершил множество чудес. На склоне горы известно место, где Христос накормил пять тысяч людей пятью хлебами. Фаворская гора и Назарет находятся западнее Тивериадского моря.

Гора Фавор очень красива На самом верху её - место, где преобразился Христос. Оно обнесено каменной оградой. На этой горе теперь латинский монастырь. Рядом - пещера, где жил святой Мелхиседек.

Погостив в Преобра­женском монастыре, Даниил с прочими паломниками пошёл на запад, к Назарету. Спутников было мало, и все они были безоружны. Но путь они прошли благополучно, хотя и было страшно.

Назарет, где было Благовещение, где много лет прожил Иисус Христос, - маленький городок в горах. Там сохранился гроб Иосифа, обручника Марии. Латиняне устроили церковь над тем местом, где произошло Благовещение. Из Назарета игумен Даниил со спутниками пошёл в Кану Галилейскую, где Христос превратил воду в вино. Там паломники встретили большой отряд и пошли вместе с ним в Акру. Оттуда же пустились в обратный путь к Иерусалиму. И во время всех этих путешествий с ними не случилось ничего плохого.

Игумену Даниилу довелось увидеть, как ко Гробу Господню сходит свет небесный. В Великую Пятницу вливают чистого масла во все лампады, которые находятся в Гробе Господнем. Лампады оставляют незажжёнными. Гроб же Господень закрывают и гасят лампады и свечи во всех храмах. В пятницу же игумен Даниил пошёл к князю Балдзину и попросил разрешения поставить лампаду на святом Гробе от всей русской земли. Князь разрешил. Это было для Даниила великой радостью. Он поставил лампаду и поклонился святому Гробу.

В Великую Субботу перед церковью всегда собирается множество людей. Внутри церкви находятся одни священники. Когда приходит князь с дружиной, открывают церковные двери, и в большой тесноте, давке люди наполняют церковь. Все не могут войти: многие остаются снаружи. Все молятся, взывают: «Господи, помилуй!» И сам князь Балдвин стоит «со страхом и смирением великим».

Когда князь с дружиной пошёл ко Гробу Господню, он позвал с собой игумена монастыря святого Саввы и братию его. Вместе с ними пошёл и игумен Даниил. Князь повелел идти игуменам и монахам впереди, а дружине - сзади. Когда подошли к церкви, дружина князя силой проложила путь ко Гробу. Православные священники стали над Гробом, латиняне - в великом алтаре. В восьмом часу и те и другие начали свою службу.

А в девятом часу на небе появилась туча и небольшой дождь прошёл над святым Гробом. Тогда в пещере воссиял свет. Епископ вошёл туда и зажёг свечу от небесного света и подал князю. От этой свечи все люди в церкви зажгли свои свечи и ликовали, восклицая «Господи, помилуй!». Кроме Даниила, это чудо видели другие новгородцы и киевляне, которые были в Иерусалиме в Пасхальную ночь.

С горящими свечами все пошли домой и зажгли от них лампады в своих церквах.

На следующий день игумен Даниил с игуменом и братиею монастыря святого Саввы опять пошли ко Гробу Господню. Войдя в пещеру, они увидели горящие лампады. Эконом и ключник рассказали, что зажглись только те лампады, которые были поставлены православными.

Через три дня игумен Даниил пошёл взять свою лампаду от Гроба Господня. Ключник дал ему кусочек камня из пещеры.

У Гроба игумен Даниил молился прежде всего о князьях русских, а только потом о себе.

Хождение игумена Даниила

После завоевания Иерусалима крестоносцами в 1099 г. и образования Иерусалимского королевства ширится паломническое движение русских через Константинополь в Палестину. Общее религиозное воодушевление неудержимо влечет их в Землю обетованную. Возле пустынь и монастырей собираются богомольцы – «калики перехожие».

А из пустыни было Ефимьевы,

Из монастыря из Боголюбова

Начинали калики наряжатися

Ко святому граду Ерусалиму.

Одним из таких пытливых, предприимчивых и безунывных людей был игумен Даниил: в 1104–1106 гг. он посетил владения иерусалимского короля Балдуина I: «Се аз недостойный игумен Данил русския земля, хужши во всех мнисех, смеренный грехи многими… понужен мыслию своею и нетерпением моим, похотех видети святый град Иерусалим и землю обетованную». Духовной пользы ради путешественник обошел все святыни «до Тивириадского моря… и до Фаворы, и до Назарета, и до Хеврона, и до Иордана» и оставил обстоятельные записки. «Любве ради святых мест сих, исписах все, еже видех очима своима…». Распространенное во множестве списков «Хоженье» Даниила было излюбленным чтением многих людей, которые мечтали «сходить-то ко граду Еросолиму».

Ко святой святыни богу помолитисе,

Ко Господню гробу нам да приложитисе,

А во Ердань реки окунатисе…

Рис. 40. Путь игумена Даниила из Константинополя в Иерусалим: а – города, в которых останавливался игумен Даниил; б – путь, проделанный игуменом Даниилом .

В Палестину Даниил плыл морем (рис. 40) через Царь-град (Константинополь) вдоль каменистых прибрежий Малой Азии; его корабль заходил в гавани Родоса и Кипра. Кратко перечисляя остановки, он повествует об островах «Великого» (Эгейского) моря, где разводили скот, варили серу, а из смолы дерева «зигии» приготовляли ладан, об Эфесе («обилен же есть всем добром») со знаменитой пещерой семи отроков, «иже спали 300 и 60 лет; при Декии цари усопша, а при Феодосии цари явишась».

Как и Зеевульф, он испытал превратности пути «по суху» из Яффы в Иерусалим, где котловины сменялись котловинами, ущелья – ущельями: «бо пусто место то», «выходят бо оттуду срацини и избивають». Наконец перед глазами измученных путников – панорама Святого града, окруженного глубокими долинами и оврагами. Она развертывается по мере постепенного приближения – читатель как будто участвует в открывшемся зрелище. Вот уже видны массивные зубчатые стены с внушительными квадратными башнями, нагромождение плоских кровель, над которыми вознеслись купола мечети Омара («Святая святых») и храма Воскресения.

«Есть же святый град Иерусалим в дебрех, около его горы камены и высокы. Да нолны (уже) пришедше близько граду тоже видети первое столп Давидов и потом, дошедше мало, увидети Елеоньскую гору и Святая святых и Воскресение церковь и узрети потом весь град И ту есть гора равна от пути близ града Иерусалима, яко версты вдале; на той горе сседают с конь вси людие и поставляют крестьци ту и поклоняются святому Воскресению на дозоре (на виду) граду… И идут вси пеши с радостию великою к граду Иерусалиму».

Неисчислимые достопримечательности Иерусалима и его окрестностей Даниил описал с мельчайшими подробностями и удивительной топографической точностью. Он был весьма набожным и возвышенно настроенным пилигримом, который свято верил в библейские предания о реликвиях: в «путеводитель» по волнистым плоскогорьям Иудеи попали преимущественно «святые места». Но его добросовестный дневник интересен не только как памятник, характеризующий умонастроение образованного человека Средневековья. В нем прихотливо переплетены исторические, географические, этнографические сведения.

«Очарованный странник» ходил кривыми, узкими улочками Иерусалима, его извилистыми лестницами с полустертыми миллионами ног ступенями, сам измерил глубину и ширину быстрого Иордана, вода которого «мутна велми и сладка пити», с трудом взобрался на гору Фавор, «якоже стог кругол» («есть гора та вся камена, лести же на ню трудно и бедно велми по камению, руками на ню лести, путь тяжек велми; едва бо на ню взлезохом от 3-го часа до 9-го часа»), дотошно пересчитал «столпы» в церкви Воскресения и число ступеней, ведущих на Голгофу. Даниилом владела любовь к точным числовым обозначениям, будь то расстояние между островами и населенными пунктами (в верстах), глубина реки (в саженях) или размеры углубления – «скважни» от креста, на котором, согласно легенде, распяли Иисуса (в локтях).

Историк архитектуры найдет в дорожнике Даниила сведения о зданиях, «красно» украшенных «досками мраморяными», «мусией» (мозаиками) и «сребреными чешюями позлащенными». Многие из них стерты с лица земли или перестроены (к примеру, храм на Елеонской горе, с вершины которой через 40 дней после казни Христос якобы вознесся на небо). «И есть место то оздано все комарами (сводами) около, и верх на комарах тех создан есть, яко двор камень кругом и помещен есть весь двор мраморными досками. И посреди того двора есть создан аки теремець кругло, и есть без верха… и в том теремци… лежит каменет святый, идеже стоясте и нозе пречистеи владыки нашего…» До сих пор паломники восходят на Елеонскую гору, чтобы поклониться известковому камню с углублением в форме ступни.

Даниил рассказывает о природе Палестины, о ее растительном и животном мире. Извилистая стремнина Иордана с каймой ив, тамарисков и камышей по берегам напомнила ему русскую речку Снов: «Есть же по сей стране Иордана на купели той, яко леей древо не высоко, аки вербе подобно есть, и выше купели тоя по брегу Иорданову стоит яко лозие много… Зверь мног ту и свинии дикий бещисла много, и пардуси мнози, ту суть Львове же». Пером «самовидца» описано Богом проклятое Мертвое (Содомское) море, внушавшее страх пилигримам: «Море же Содомьское мертво есть, не имать в себе никакоже животна, ни рыбы, ни рака, ни сколии (раковины); но обаче внесеть быстрость Иорданьская рыбу в море то, то не можеть жива быти ни мала часа, но вскоре умираеть; исходит бо из дна моря того смола черная верху воды тоя и лежит по брегу тому смола та много; и смрад исходит из моря того, яко от серы горяща; ту бо есть мука под морем тем».

Жгуче-горькие воды Мертвого моря и его безжизненное побережье навевали мысли о близости преисподней.

Русского паломника живо интересовали хозяйство и занятия местных жителей: «Безводно место то есть; ни реки, ни кладязя, ни источника несть близ Иерусалима… И жита добра ражаються около Иерусалима в камении том без дожда… родиться пшеница и ячмень изрядно: едину бо кадь всеяв и взяти 90 кадей, а другоици 100 кадей по единой кади… Суть винограда мнози около Иерусалима и овощнаа древеса многоплодовита: смокви и Ягодина, и масличие…»

Даниил как бы проводит будущих странников по кремнистым дорогам «земли галилейской», ярко повествуя о трудностях и лишениях странствия по ее библейским холмам, где невозможно обойтись без «вожа» (провожатого) и без знания языка. Он в полной мере познал суровую действительность паломничества. Путь к долине Иордана «тяжек велми и страшен и безводен: суть бо горы высокы камены, и суть разбои мнози, и разбивають в горах тех и в дебрех страшных… А от Иерихона до Иордана 6 верст великых, все по равну в песце, путь тяжек велми; ту мнози человеци задыхаються от зноя и ищезають, от жажи водныя умирають…» Еще в XIX в. путь к Иордану был долог и полон невзгод. Паломники ехали на лошадях или мулах, брали с собой вооруженных проводников на случай нападения хищников или разбойников. Вот почему Даниил никогда не путешествовал в одиночку: то присоединялся к «доброй дружине» – отрядам разноплеменных пилигримов, то следовал к Тивериадскому озеру вместе с войсками крестоносцев Балдуина, шедших на сельджукского эмира Дамаска («а без вой путем те» никтоже может пройти»). Ходить «без страха и без пакости» неутомимому игумену помогал опытный проводник – «муж свят» и «книжна велми» из лавры св. Саввы.

Паломнические дружины, пересекавшие «землю желанную», были многонациональны. К гробу Господню стекались «все племена и народы», служба в храме Воскресения шла на разных языках. Даниил видел здесь «бещисленое множество народа, от всех стран пришелци и тоземци, и от Вавилона, и от Египьта, и от всех конец земли…» На празднике «святого света» собралась и «вся дружина, русьстии сынове, приключыпиися тогда во той день новогородци и кияне: Изяслав Иванович, Городислав Михайлович, Кашкича и инии мнози». Как видим, Даниил не был одинок в своих скитаниях. В Иерусалиме на подворье русских монахов находили приют другие странники – избранные, «церковные» люди. Летопись сообщает: в 1163 г. «ходиша из Великого Новагорода от святей Софии 40 муж калици ко граду Иерусалиму, ко гробу Господню». Отголоски этого хождения усматривают в былинах о «сорока каликах»:

Ай самы надевали как платья калицкия,

Как тут оны кладывали да подсумки,

Ай подсумки да каличьии,

На свои плеча ведь да богатырския,

Ай как брали оны по клюки по дорожныей,

Ай как тут оны да отправились,

Ай как ведь пошли как удалы добры молодцы

Ай ко граду ведь да Еросолиму.

В 1173 г. в русском монастыре Иерусалима скончалась «благочестивая и премудрая» игуменья Евфросиния (в миру Предислава – дочь полоцкого князя Георгия Всеславича). С родным братом Давидом и родственницей Евпраксией эта женщина отправилась на поклон «живоносному гробу Христову». В Царьграде ее приняли царь и патриарх. Из византийской столицы Евфросиния «пойде в Иерусалим» и «обыде же и вся святая иерусалимская места».

В самом начале XIII столетия в Константинополе (городе при слиянии водных путей и путей караванных) побывал новгородец Добрыня Ядрейкович (впоследствии Антоний – архиепископ новгородский).

Рис. 41. Интерьер храма св. Софии в Константинополе. 532–537 гг.

Путешественник составил детальное описание исторических мест и «достославных святынь» Царьграда. В церкви св. Георгия его внимание привлекла гробница именитого русского паломника: «Святый Леонтей поп Русин лежит в теле, велик человек: той бо Леонтий трижды в Иеросалим пешь ходил». Но более всего Добрыню поразил величественный храм Софии – одно из чудес света, творение зодчих Юстиниана (рис. 41). Среди его необъятного простора молящиеся выглядели просто пигмеями. Чужестранцев изумляли огромный, но кажущийся необычайно легким купол, отлогие каменные всходы на хоры, где могли проехать две колесницы. В недрах собора хранились сокровища искусства и предметы роскоши – священные в глазах паломника «хитрости Царяграда». Среди знаменитых икон и драгоценной утвари св. Софии и «царских златых полат» Добрыня видел сосуды, «иже принесоша Христу с дары волсви», и «блюдо велико злато служебное Олгы Руской, когда взяла дань, ходивши ко Царюграду», и «трубу медную Ерихоньскаго взятия Иисуса Навгина», и «палицу Моисееву». «Хождение» Добрыни – уникальный свод археологических данных о Царьграде накануне его разгрома крестоносными варварами в 1204 г.

Греческие и палестинские реликвии особенно ценили на Руси. Игумен Даниил приобрел лампаду, горевшую у гроба Господня; Добрыня Ядрейкович доставил в Новгород «гроб Господень» («модель» иерусалимской церкви Воскресения?)

Из книги Стратагемы. О китайском искусстве жить и выживать. ТТ. 1, 2 автора фон Зенгер Харро

34.20. Хождение в Каноссу Гильдебранд, сын итальянского крестьянина, взошел в Риме на папский престол . Став первосвященником, он получил имя Григория VII [между 1015 и 1020–1085 гг.]. Новоиспеченный папа решил довести до победного конца борьбу с императором; духовная власть

Из книги История Крестовых походов автора Монусова Екатерина

Хождение по мукам Часть отрядов вел некий обедневший рыцарь по имени Вальтер Неимущий. Его войско шествовало в авангарде и первым достигло Венгрии. Здесь доморощенные радетели за Гроб Господень с удивлением обнаружили, что их, в общем-то, никто не ждет – как говорится,

Из книги Люди бездны автора Лондон Джек

ГЛАВА X. «ХОЖДЕНИЕ С ФЛАГОМ» Я не хочу, чтобы рабочий был принесен в жертву плодам своего труда. Я не хочу, чтобы рабочий был принесен в жертву моим удобствам и моему тщеславию или же удобствам и тщеславию всего класса, состоящего из таких, как я. Пусть ситец будет хуже, а

Из книги Повседневная жизнь Русской армии во времена суворовских войн автора Охлябинин Сергей Дмитриевич

Бестужев - хождение по мукам Бестужев, арестованный в феврале 1758 года, всего через месяц после заточения под стражу Апраксина, предстал перед следственной комиссией из трех членов - князя Трубецкого, графа Бутурлина и графа А. Шувалова при секретаре Волкове.

Из книги Покушения и инсценировки: От Ленина до Ельцина автора Зенькович Николай Александрович

ПЕШЕЕ ХОЖДЕНИЕ - ПРЕКРАТИТЬ! Нынешний молодой читатель, немало наслышанный о бесчисленной охране Сталина, о его сверхподозрителъности и ультрабдительности, будет, наверное, в немалой степени удивлен, когда узнает о малоизвестном факте: до начала тридцатых годов Сталин

Из книги 100 великих тайн Востока [с иллюстрациями] автора Непомнящий Николай Николаевич

Хождение за три моря. А зачем? В начале XIX в. наш великий писатель и историк Николай Михайлович Карамзин обнаружил эти записи в древлехранилище Троице-Сергиева монастыря. Прочитал и был поражен: «Доселе географы не знали, что честь одного из древнейших описаний

Из книги 500 знаменитых исторических событий автора Карнацевич Владислав Леонидович

ХОЖДЕНИЕ ГЕНРИХА IV В КАНОССУ Развалины замка КаноссаБорьба между императором и папой, начавшаяся в правление Николая II, длилась многие годы. Главным стал вопрос об инвеституре, т. е. о влиянии на духовенство. Рим претендовал на эксклюзивное право руководить всеми

Из книги Русские на чужбине, X–XX вв. [Неизвестные страницы истории жизни русских людей за пределами Отечества] автора Соловьев Владимир Михайлович

Хождение в Поднебесную Отношения между Московией и Великой Поднебесной империей – Китаем завязались в начале XVII века. В мае 1618 года из сибирского города Томска пустилась в дальний путь экспедиция во главе с Иваном Петелиным, Андреем Мундовым и Петром Кизиловым. Все трое

Из книги Государевы вольнодумцы. Загадка Русского Средневековья автора Смирнов Виктор Григорьевич

«Исследование о сочинениях Иосифа Санина, преподобного игумена Волоцкого» Иосиф в борьбе с ересьюИосифов монастырь зачался в самые тяжелые для Новгорода годы. Это было, как мы видели выше, в 1479 (6987) году, в июне, в период между третьим и четвертым походом Ивана III на

Из книги Допетровская Русь. Исторические портреты. автора Федорова Ольга Петровна

Из книги Россия и ислам. Том 1 автора Батунский Марк Абрамович

5. «Хожение» черниговского игумена Даниила В свете сказанного особого внимания заслуживает такая колоритная фигура248, как черниговский игумен Даниил, совершивший поездку (в 1104–1106 или 1105–1107 гг.) во владения иерусалимского короля Балдуина249.В своем мастерски написанном

Из книги Дневник Верховского автора Сафронов Юрий Иванович

Глава IX. ХОЖДЕНИЕ ПО МУКАМ В начале января 1918 года Верховский, не желая принимать участия в начинающейся ненавистной ему Гражданской войне, принял решение идти продолжать войну с Германией, поступив на службу во французскую или американскую армию. С этой целью он посетил

Из книги Жизнь в родной земле автора Балинт Вилем Андреевич

18. Хождение по мукам - Вас уволили с работы, после краха предприятия, в котором вы работали, в январе месяце 1937 года, - при новой встрече обращаюсь я к моему собеседнику. - Уволили вас с «волчьим билетом», устроиться с которым вновь на работу, по вашим словам, вещь

Из книги История Угреши. Выпуск 1 автора Егорова Елена Николаевна

Из книги Мечта о русском единстве. Киевский синопсис (1674) автора Сапожникова И Ю

94. ПОСЛАНИЕ ОТ ИГУМЕНА СЕРГИЯ. СИЕ ЕМУ ГЛАГОЛЮЩУ, се принесено послание к нему от Преподобнаго Сергия Игумена, в нем же бе писано сице: «Великому Князю Димитрию Ивановичу и всем Князем Российским и всему православному воинству мир и благословение». Еще же посланник даде

Из книги Энциклопедия славянской культуры, письменности и мифологии автора Кононенко Алексей Анатольевич

Даниила столпника 30 декабря преподобного Даниила столпника, который 33 года провел на столпе (410–490). К святому схимнику за советами и исцелением обращались византийские императоры.В этот день запрещалось работать режущими, всякими острыми предметами. Не стригли ногти,

"Житье и хожение Даниила, Русьскыя земли игумена" не только древнейшее описание паломничества в Святую Землю, но и одно из первых замечательнейших созданий древней русской литературы. Исследователи предполагают, что Даниил пострижен в Киево-Печерском монастыре, позднее стал игуменом одного из монастырей Черниговской земли и возглавил русских паломников, совершивших "хожение" в Святую Землю в 1104-1107 гг.

Публикуется в переводе М. А. Веневитинова.

ЖИТИЕ И ХОЖЕНИЕ ДАНИИЛА, ИГУМЕНА РУССКОЙ ЗЕМЛИ

Я , недостойный игумен Даниил, худший из всех монахов, смиренный, одержимый многими грехами, недоволен во всяком деле добром, понужден был своими помыслами и нетерпением, захотел видеть святой град Иерусалим и землю обетованную. И с Божией помощью посетил Иерусалим и видел Святые места, обходил всю землю Галилейскую и Святые места около града Иерусалима, где Христос ходил своими ногами и великие чудеса показал в тех местах Святых. И видел все своими очами грешными, что беззлобивый Бог позволил мне увидеть и что я долгое время жаждал увидеть

Братья и отцы, господа мои, простите меня грешного и не хулите мое худоумие и грубость, что написал о святом граде Иерусалиме и о земле той доброй и о своем хоженье по святым местам. Кто путешествовал со страхом Божиим и смирением, тот не погрешит никогда против милости Бога. Но я неподобно ходил по святым местам, во всякой лености и слабости, в пьянстве и творил всякие неподобные дела. Однако, надеясь на милость Божию и на вашу молитву, полагаю, простит Христос мои бесчисленные грехи. И вот описал свой путь и места святые и не горжусь и не хвалюсь своим путешествием, что будто бы сотворил доброе дело: ничего доброго в путешествии не делал, но только ради любви к святым местам написал обо всем, что видел своими глазами, дабы не забыть то, что пришлось недостойному мне увидеть. Побоялся я уподобиться рабу ленивому, скрывшему полученные от Бога деньги (талант) и не приобретшего к ним прикупа, и написал о путешествии ради верных людей. Да кто услышит (или прочтет) о местах святых, устремился бы душою и воображением к этим святым местам и Богом будет приравнен к тем, кто совершил путешествие в эти места.

Многие добрые люди находятся дома и своими помыслами, милостыней и добрыми делами достигают мест святых и большое вознаграждение принимают от Бога, они будто бы посетили эти святые места. Многие же посетившие святые места и святой град Иерусалим, возгордились этим, как будто нечто доброе сотворили, и этим погубили усилия своего труда, из них первый я. Многие же посетившие святой град Иерусалим опять пойдут, хотя много доброго не видели из-за скорости осмотра. А нельзя быстро совершить путешествие и осмотреть все святые достопримечательности и в самом городе и за его пределами.

О Иерусалиме и о лавре

Я, недостойный игумен Даниил, придя в Иерусалим, пробыл шестнадцать месяцев в лавре святого Саввы и много ходил и увидел все святые места. Невозможно без доброго проводника и переводчика познать и осмотреть всех святых мест. Хотя я и был ограничен в средствах, но щедро одарял проводников, чтобы они добросовестно показывали святые места как в самом городе, так и вне города, и проводники так все показывали мне.

И пришлось мне найти в лавре мужа святого, старого годами и весьма книжного, образованного. Этот святой человек полюбил меня, грешного, и показал добре все достопримечательности Иерусалима, поводил меня по всей земле, до Тивериадского озера, Фавора, Назира, Эль-Халиля, Иордана, и любовно потрудился со мною. И я много святых мест увидел, о чем и последует рассказ.

О пути в Иерусалим

От Царьграда по заливу идти триста верст до Средиземного моря, до лимана Петали на острове Мармара сто верст. Это первый остров на Мраморном морс. Здесь добрый лиман и город Эрекли, где миро выходит из глубины морской и многие святые мученики были потоплены мучителями. От Петали до Галлиполи сто верст, а от Галлиполи до города Абидоса восемьдесят верст. Против этого города покоится прах святого Евфимия нового. Оттуда до острова Крита двадцать верст, тут выход на Средиземное море, налево путь в Иерусалим, направо на Афон, к Селуню и к Риму. От Крита до острова Тенеда верст тридцать. Это первый остров в Средиземном море на пути, здесь покоится прах святого мученика Авудима.

Против того острова на берегу был великий город именем Троя, тут апостол Павел утверждал христианство. От Тенеды до острова Митилина верст сто, здесь покоится прах митрополита Митилинского. А от Митилина до острова Хиоса верст сто, здесь покоится прах мученика Исидора. На этом острове - мастика, вино доброе и всякая овощь.

О городе Ефесе

А от Хиоса до города Ефеса верст шестьдесят. Тут находится гроб Иоанна Богослова и исходит в день его памяти земная пыль святая, ее берут люди на исцеление всех болезней; и прах Иоанна здесь же покоится, и я ходил туда.

Здесь же в пещере лежат тела семи отроков, которые проспали триста шестьдесят лет; они уснули при императоре Декии и проснулись при императоре Феодосии. В этой же пещере покоится прах триста святых отцов, святого Александра, гроб Марии Магдалины, ее голова, и апостола Тимофея, ученика апостола Павла, в ветхом гробу.

Здесь же в ветхой церкви находится икона Богородицы, этой иконой одолели еретика Нестория. Здесь же находится баня Диоскоридова, где работал Иоанн Богослов с Прохором у Романы. Видел здесь пристань, где Иоанн Богослов море изверг. Тут стояли три дня, зовется та пристань Мраморная.

Город Ефес на суше, от моря четыре версты, в горах, обилен всем добром. Здесь поклонился гробу Иоанна Богослова и его молитвами радостно путешествовал.

А от Ефеса до острова Самоса верст сорок. На том острове рыбы много всякой, и всем обилен этот остров. А от Самоса до острова Никария (Кария) верст двадцать.

Об острове Патмосе

А от Никария до Патмоса острова верст шестьдесят. Далеко в море Патмос. На этом острове Иоанн Богослов Евангелие написал, когда заточен был с Прохором. Там же в архипелаге острова Леро, Калимно, Низиро и большой остров Кос (Истанской). Этот остров очень богат всем - и людьми, и скотом. Там же остров Телос, где находится мука Иродова, кипит сера горящая, здесь же варят серу и продают ее, добывают из нее огонь, мы же огонь выкресаем (высекаем). В том же архипелаге остров Харки. Все эти острова, обитаемые людьми и скотом, расположены в ряд, один от другого вблизи, верстах в десяти или побольше.

Там же остров Родос, большой и очень богатый всем. На этом острове был (в рабстве) два года русский князь Олег. От острова Самоса до Родоса двести верст, а от Родоса до города Макри шестьдесят верст. В этом городе и о всей той земле, даже и до Мир, добывают черный ладан.

Этот ладан из надреза на дереве вытекает, подобно мякоти, и снимают его острым железом. Дерево это зовется зигией, видом оно напоминает ольху. Другое небольшое деревце видом похоже на осину, называют его рака (стиракс), в его коре водится большой червь, как гусеница и более, точит деревце и исходит червоточина, подобна пшеничным отрубям, и вытекает из деревца мякоть, как вишневый клей. Его собирают, смешивают с мякотью зигии, вкладывают в котел и варят; получается ладан, который складывают в мехи и продают купцам.

От Макри до города Патера верст сорок, здесь родился святой Николай и здесь его отчина. А от Патера до Мир, где находится гроб святого Николая, верст сорок, а от Мир до острова и мыса Хелидонии верст шестьдесят, а от Хелидонии до великого острова Кипра верст двести.

Об острове Кипре

Кипр - очень большой остров, множество в нем жителей, обилен всем добром. В нем двадцать епископов, одна митрополия, а останков святых покоится в нем множество. Здесь хранится прах святого Епифания, апостола Варнавы, святого Зинона, епископа Трифолия, которого крестил апостол Павел.

О горе, где императрица Елена поставила крест

На Крите есть высокая гора, где царица Елена поставила большой кипарисовый крест на изгнание бесов и на исцеление всяких недугов, вложила в этот крест гвоздь, которым был прибит Христос при распятии. Бывают у этого креста и ныне знамения и чудеса. Стоит на воздухе этот крест, ничем не скреплен с землею, только духом святым держится на воздухе. И я, недостойный, поклонился этой святыне, видел ее своими очами грешными, и походил по всему острову успешно.

Здесь рождается фимиам и изготавливается ладан, его берут с деревьев. По горам много низких дсревцев, не выше травы, с них падает добрый фимиам, который собирают в июле и августе, в другие же месяцы он не спадывает, но только в эти два месяца рождается.

От Кипра до города Яфа верст четыреста плыть по морю; от Царьграда до острова Родоса восемьсот верст; от Родоса до Яфы восемьсот верст; по морю плыть до Яфы тысяча шестьсот верст. Город Яфа на берегу близ Иерусалима, оттуда путь до Иерусалима посуху, верст тридцать, по полю десять верст идти до церкви святого Георгия.

Создана была эта церковь в память Георгия, здесь хранился гроб с его прахом в алтаре. Воды здесь много. У этой воды отдыхают странники, но со страхом: место пустынное, близ города Аскалона, оттуда совершают набеги сарацины и избивают странников на путях, при входе в горы. От церкви Георгия до Иерусалима верст двадцать, по горам каменным, путь тяжел и очень страшен.

О горе Армафем

Вблизи Иерусалима, на правой стороне по пути от Яфы, гора высокая, которую называют Армафем. На этой горе находится гроб пророка Самуила, и его отца Елкана, и Марии Египетской, тут было село и дом святых. Это место огорожено и зовется городом Армафем.

О Иерусалиме

Город Иерусалим стоит в дебрях, около него высокие каменные горы. Когда подходишь близко к городу, то сперва виден столп Давидов, а затем, пройдя еще немного, видны Елеонская гора, церкви Святая Святых и Воскресения, где хранится гроб Господен, а затем видится весь город. Тут, близ города, на пути находится пологая гора, на этой горе люди слезают с коней, молятся и поклоняются церкви Воскресения и на виду города. Бывает тогда радость великая всякому христианину, увидевшему святой город, плачут люди от радости. Никто не может не прослезиться, увидев желанную землю и святые места, где Христос претерпел мучения ради людей. Отсюда все пешком идут с радостью великой к городу.

По пути на левой стороне стоит церковь Стефана Первомученика, на этом месте он был убит камнями, в этой церкви находится его гробница. Здесь близ городской стены находится плоская каменная гора, которая треснула во время распятия Христа и зовется это адом. Входят в Иерусалим все люди с великой радостью воротами, близ дома Давидова, со стороны Вифлеема. Это ворота Вениаминовы. Как войдешь в город, на правую сторону путь идет через город в церковь Святая Святых, а на левую - к церкви Воскресения, где хранится гроб Господен.

О церкви Воскресения

Церковь Воскресения кругла, имеет двенадцать круглых столпов по фасаду и шесть столпов задних, мощена красиво мраморными плитами, имеет шестеро дверей. На хорах имеется шестнадцать столпов. А под хорами наверху написаны мозаикой пророки, как живые стоят. Над алтарем написан мозаикой Христос. В великом алтаре изображено мозаикой сотворение Адама. На самом верху изображено мозаикой Вознесение, на обеих половинах на двух столпах написано мозаикой Благовещение.

Церковный верх не до конца сведен камнем, но только скреплен тесаным деревом по-плотницки. Так верх ничем не покрыт. Под этим самым непокрытым верхом находится гроб Господен. Гроб Господен высечен в каменной стене, наподобие небольшой пещерки, с малыми дверцами, как можно человеку влезть на коленях, склоняясь. Пещера квадратна, четыре локтя в длину и четыре в ширину. И как влезешь малыми дверцами в эту малую пещеру, то на правой стороне будет небольшая лавка, высеченная из ^ого же пещерского камня. И на той лавке лежало тело Иисуса Христа. Ныне эта лавка святая, покрыта мраморными плитами. В стороне проделаны три круглых оконца, и в эти оконцы виден святой камень, и тут поклоняются все христиане.

Висят у гроба Господня пять больших лампад с маслом, и горят они непрестанно днем и ночью. Лавка же, где лежало тело Христово, в длину четыре локтя, а в ширину два локтя, вышина ее пол-локтя. Перед пещерными дверями лежит камень, в трех шагах от пещерных дверей. На этом камне ангел сидящий явился женам и принес им добрую весть о воскресений Христа. Пещерка святая обделана красивым мрамором, и около нее стоят двенадцать красивых мраморных колонок.

Вверху же над пещеркой сделан красиво теремец на изящных столбах, верх его кругл, покрыт серебряными чешуями, позолоченными. Наверху этого теремца возвышается изваяние Христа, сделанное из серебра в рост человека и даже более, и это сделали франки, латиняне.

Ныне под самым непокрытым верхом, у теремца искусно устроены три двери, как решето, с крестиками. И этими дверями влазят люди к гробу Господню. Что гробом Господним была пещерка, как я уже говорил, узнал от давно живущих здесь людей, хорошо знающих все эти святые места.

Церковь Воскресения круглая, квадратная, в длину и поперек тридцать сажень. Помещения церковные просторны, здесь наверху живет патриарх. От дверей гробницы до великого алтаря саженей двенадцать. Здесь за алтарем находится Пуп земли, над ним создан свод, а наверху изображен мозаикой Христос и сделана надпись: "Се пядию моею измерих небо и землю".

О месте средины земли, где был распят Христос

От Пупа земного до распятия Господнего саженей двенадцать. Место распятия находится к востоку, оно было на высоком камне, выше древка копья. Камень этот бьгл кругл, как небольшая горка. Посреди этого камня на самом верху высечена скважина круглая, локоть вглубь, а в ширину менее пяди. Здесь был сооружен крест. Внутри под этим камнем лежит голова Адама.

Во время распятия Христа, когда он преставился, тогда разодралась церковная занавесь, и камень потрескался, дал трещину, над головою Адама. И этой трещиной кровь и вода из ребер Христа омочила голову Адама и омыла все грехи рода человеческого. И есть расщелина на этом камне до сегодняшнего дня, на левой стороне от распятья, как знамение честное.

О месте Лобном

Место распятия Господня и камень окружены стеной, выше над распятием создан свод, изящно изукрашенный мозаикой. На восточной стороне стены написано распятие Христа, хитро и дивно, прямо как живой Христос, по величине больше, каким был он в то время. На южной стене написано снятие со креста, также дивно изображено. Двое дверей имеется, подниматься вверх по ступеням, до дверей семь ступеней, и войдя в двери - семь ступеней. Вымощено все мраморными красивыми плитами.

Ниже распятия, где голова Адама, создана небольшая церковь, изящно украшена мозаикой, вымощена красивым мрамором. Это называется Крапиево место, оно же и Лобное место. А вверху, где распятие, зовется Голгофой. А от распятия до снятия со креста саженей пять. Распятие находилось к северу, где разделили (стражники) одежду Христа, в другом месте возложили на Его голову терновый венец и облекли в одежды поругания.

О жертвеннике Авраама

Здесь вблизи находился жертвенник Авраама, где он заклал ягненка вместо своего сына Исаака. Возведен был Исаак на то место, где Христос ради грешных людей возведен был на жертву. Вблизи было место, где Христос был заушен. Оттуда более десяти саженей находилась темница, где сидел Христос, пока евреи готовили для распятия крест.

И эти святые места под одной кровлей, расположены в ряд к северу. От темницы до места, где императрица Елена нашла честный крест, гвозди, венец (терновый), копье, губку и трость, саженей двадцать пять. Гроб Господен и распятие находятся на ровном месте, и взгорье идет на запад от гроба и распятия.

Есть место на взгорье, где Богородица пыталась идти вслед за Христом и говорила с болью в сердце и слезами: "Куда идешь, Чадо мое, чего ради течение скорое творишь? Разве на другой брак в Кану Галилейскую, туда стремишься, Сын и Бог мой? Не молча уходи от меня, родившей Тебя, дай мне слово, рабе Твоей".

Когда пришла Богородица и увидела с горы Сына своего, распинаемого на кресте, то ужаснулась, согнулась, села, была печалью и рыданием одержима. Так сбылось пророчество Симеона (Богоприимца), который говорил Богородице: "И этот лежит на восстание и падение многих в Израиле, к тебе же самой оружие в душу пройдет, когда увидишь Сына своего закалываемого".

Тут стояли и многие другие и издали смотрели: Мария Магдалина, Мария Якова и Саломия, здесь же стояли все, которые пришли из Галилеи с Иоанном и с матерью Иисуса, стояли все известные друзья Иисуса, смотрели издали, как пророк предсказывал: "Друзья же мои и ближние мои вдали от меня встанут". И это место находится далее от распятия Христа, примерно на полтораста сажен к западу от распятия, название места тому Спудий, которое переводится "Тщание Богородично". На этом месте ныне монастырь стоит и церковь во имя Богородицы, со стрельчатым верхом.

О столпе Давида

От Голгофы до столпа Давида и до его дома двести саженей. Столп этот пророка Давида, тут и дом его был. В этом столпе Давид пророк Псалтырь составил и написал. Дивный этот столп, из великих камней сложен высоко очень, на четыре угла создан, весь прочен, в основании крепок, в середине здания воды много. Железных дверей пятеро и ступеней двести, по ним подниматься вверх, хлеба в нем без числа запасено.

Крепко он устроен для обороны. Это здание - глава всему городу, тщательно охраняют его и не разрешают никому входить вовнутрь его. Мне же, худому, недостойному, было разрешено посетить этот столп, из многих людей взять с собой только одного Изяслава.

О доме Урия

А у столпа Давида, вблизи, был дом Урия, которого Давид убил, а жену его взял себе в жены, перед этим увидев ее моющейся в бане. Здесь же находится новое подворье монастыря Саввы, недалеко от столпа Давида. Известно и до сего дня, где находилась баня - близ распятия, к востоку саженей двадцать, где императрица Елена обрела крест честный.

На месте том была большая церковь построена, ныне же здесь стоит небольшая церковь. Тут к востоку - двери великие, к ним приходила святая Мария Египетская, хотела войти в церковь, и не пустила ее сила Духа Святого. Затем она помолилась Богородице,- тут в притворе стояла ее икона, близ дверей тех,- и могла уже войти в церковь и поцеловать честный крест. Из этих дверей вышла в пустыню Иорданскую.

Около тех дверей испытывала Елена крест Господен, когда исцелилась мертвая девица. Оттуда пойти к востоку, где воины привели Христа к Пилату, и тут Пилат руки свои умыл, сказав:

"Чист есть от крови Сего праведника". И Пилат, ударив Иисуса, передал Его евреям. Тут находится иудейская темница, из которой ангел вывел ночью апостола Петра.

Тут был двор Иудин, предателя Христа. Ныне пусто это проклятое дворище, никто не смеет на месте этом поселиться из-за проклятия. Оттуда немного пройти к востоку, есть место, где Христос кроветочивую исцелил. Тут недалеко есть ров, куда брошен был пророк Иеремия. Тут же дом его был и двор апостола Павла, когда он еще не был в христианстве. А оттуда немного пройти к востоку и чуть свернуть с пути, то встретишь дом святых Иоакима и Анны. Здесь находится небольшая каменная пещера, внизу под алтарем, в этой пещере родилась Богородица, здесь же хранится гроб Иоакима и Анны.

О Овчей купели

Недалеко отсюда притвор Соломона, где находится купальня, названная Овчей купелью, и где Христос исцелил расслабленного. Место это к западу от дома Иоакима и Анны, на расстоянии брошенного камня. Если оттуда идти на восток, то близко городские ворота, которые ведут к Гефсимании.

О церкви Святая Святых

От церкви Воскресения до Святая Святых несколько больше двух полетов стрелы. Церковь дивно и хитро создана, мозаика внутри, и красота ее несказанна. Церковь круглая, внутри расписана хитро и несказанно, стены ее облицованы плитами различного мрамора, пол выложен красным мрамором. Круглых столпов под верхом, кругом стоящих,- двенадцать, а четвероугольных столпов восемь; дверей четверо, покованных медью и позолоченных. Верх внутри исписан мозаикой хитро и несказанно, а снаружи верх обит медью позолоченной.

Под самым верхом высечена в камне пещера, где был убит пророк Захария; тут были гроб его и кровь, ныне же их нет. За приделами этой пещеры, под тем же верхом, был камень, где Иаков сон видел, здесь же лестница была до неба и ангелы сходили и поднимались по ней. Тут встретился с ангелом Иаков и, встав от сна, сказал: "Се место - дом Божий и се врата небесные суть". На этом же камне пророк Давид видел стоящего с обнаженным оружием ангела и секущего людей Израиля. Тогда влез он в эту пещеру и плакал, моляся Богу: "Господи, не люди согрешили, но я согрешил".

Церковь эта имеет тридцать саженей в диаметре, с четырьмя дверями. Церковь древняя, ничего не осталось от первого сооружения Соломона, только основание, которое начал создавать пророк Давид. Пещера и камень теперь в церкви под крышей, это осталось от древнего здания. Нынешняя церковь создана сарацинским старейшиной Амаром.

О доме Соломона

Дом Соломона был прочным, великим и очень красивым. Мощен мраморными плитами, укреплен сводами, воды было обильно в доме этом. Здания очень красивы, хитро украшены мозаикой, столпы из дорогого мрамора, красиво расположены, своды на столпах созданы хитро, все покрыты оловом.

Ворота дома также очень красивы и хитро покрыты оловом, изукрашены мозаикой и окованы позолоченной медью. Эти ворота называются Красными, здесь Петр и Иоанн исцелили хромца, место это у ворот сохранилось и доныне. Имеются и еще трое ворот, пятые ворота называются Апостольскими. Ворота пророк Давид создал. Твердо, дивно, хитростно эти ворота сделаны, позолоченной медью окованы, изнутри хитро исписаны по меди, а снаружи твердо окованы железом. Четверо дверей у этих ворот. Они сохранились от древних построек, как и столп Давида. Другие здания все новые. Древний город Иерусалим не однажды разорялся. Древними воротами вошел Христос в Иерусалим от Ви-фании с Лазарем, когда воскресил Лазаря. Вифания находится на востоке, напротив Елеонской горы. От этих ворот до церкви Святая Святых саженей сто восемь.

О городке Вифания

Вифания находится от Иерусалима более двух верст, за горою, на ровном месте. Городок это небольшой, к югу от Иерусалима. Когда войдешь в ворота городка этого, то налево будет пещера, где стоит гроб святого Лазаря. Здесь он болел и умер. В середине городка стоит большая церковь, устремлена вверх и хорошо вся расписана. От этой церкви к западу до гроба Лазаря саженей двенадцать.

В западной части перед городом очень хороший водоем, глубоко в земле, по ступеням лазят к воде. В сторону к Иерусалиму более двух верст от Вифании стоит столп, где встретила Марфа, сестра Лазаря, Христа, тут, после воскресения Лазаря, Христос сел на осла.

О селе Гефсимания

Гефсимания - село, где находится гроб Богородицы, вблизи Иерусалима, на потоке Кедронском, в долине плача, к востоку от Иерусалима.

О воротах городских

От городских ворот саженей восемь до места, где еврей Охония пытался свергнуть с одра тело Богородицы, когда ее апостолы несли погребать в Гефсиманию, и ангел отсек мечом ему обе руки и положил их на Афонию* На этом месте был монастырь, а ныне все разорено иноверцами.

О месте погребения Богородицы

Оттуда до гроба Богородицы саженей сто. Гроб находится на ровном месте, в небольшой, высеченной в камне пещерке, с двумя небольшими дверцами, как можно человеку, наклонившись, войти. На дне пещерки, напротив дверец, высечена из того же пещерного камня лавка, на которой было положено тело Богородицы и оттуда было взято нетленным в рай. Пещерка чуть выше человеческого роста, в ширину четыре локтя, квадратная. Снаружи она сделана теремцом, облицованным красиво мраморными плитами. Вверху над гробом создана была большая церковь со стрельчатыми сводами во имя Успения. Ныне же все разорено иноверцами. Гроб Богородицы - внутри под великим алтарем той церкви.

О пещере, где был предан Христос

От гроба Богородицы саженей десять до пещеры, где был Христос предан Иудой евреям за тридцать сребреников. Пещера по ту сторону Кедронского потока, при Елеонской горе.

Близ пещеры, на расстоянии брошенного человеком камня, к югу от нее, есть место, где Христос ночью молился отцу своему. В ту же ночь он был предан евреям на распятие и сказал:

"Отче, аще возможно есть, то минет чаша сия Меня". На месте том ныне создана небольшая церковь. Оттуда до гроба Иосафатова далее полета стрелы. Иосафат был царем иудейским, и потому это место зовется Иософатовой тесниной. Вблизи нее находился гроб Иакова, брата Христа.

Елеонская гора на юго-востоке от Иерусалима. От Гефсимании входить на Елеонскую гору очень высоко, на расстояние трех полетов стрелы.

О пещере, где Христос начал учить Своих учеников

Тут создана большая церковь и пещера внизу под алтарем. В этой пещере Христос учил Своих учеников петь "Отче наш". Оттуда саженей девяносто, на самом верху Елеонской горы, совершилось вознесение Христово.

О горе Елеонской

Вознесение Христа произошло на верху Елеонской горы, прямо к востоку небольшая горка, и на ней круглый камень выше колена. С этого камня и вознесся Христос на небо. На месте этом устроены своды, и около, и вверху, на сводах этих создана круглая площадка, подобно двору, вымощенная мраморными плитами. Посредине этого двора создана беседка, подобна теремцу, круглая, без верха. В этом теремце, под самым тем непокрытым верхом, лежит тот камень, на котором стояли ноги Христа.

Под этим камнем устроена из мраморных плит трапеза, где ныне проводятся службы. Под трапезой находится камень, около которого выложены мраморные плиты, только верх его немного виден, это и целуют все христиане. В теремце двое дверей, вход к месту вознесения по ступеням, всего двадцать две ступени.

Гора Елеонская высока, видно с нее все в городе Иерусалиме, и церковь Святая Святых с нее можно видеть, и до Мертвого моря, и до Иордана, и всю землю по обе стороны Иордана. Выше всех гор около Иерусалима Елеонская гора.

О граде Иерусалиме

Иерусалим - город велик и крепок стенами, равносторонний, на все четыре стороны создан в форме креста. Около него - ущелья и горы каменные. Безводно место это: ни реки, ни колодца, ни источника нет вблизи Иерусалима, но только один водоем - Силоамская купель. Дождевой водой живут люди и животные в этом городе. Хорошие урожаи собирают около Иерусалима на каменных местах без дождя, только Божьим повелением и благоволением родится пшеница и ячмень изрядно: одну кадь высеют и собирают девяносто кадей, а иной раз и по сто кадей от одной посеянной. Не является ли это благословением Божьим земле этой святой? Виноградников много около Иерусалима и садовых деревьев многоплодовитых, и смоквы, и шелковицы, и маслины, и рожки, и другие различные плодовые бесчисленные деревья растут по всей земле той.

На горе Елеонской есть глубокая пещера, близ вознесения, на юг от него. В этой пещере стоит гроб святой Пелагеи-блудницы; тут вблизи расположился столпник, муж весьма духовен.

О пути к Иордану

Путь от Иерусалима к Иордану через Елеонскую гору, на восток. Путь очень тяжек, страшен и безводен: горы высокие скалистые, на дорогах много разбоя, разбивают в горах и дебрях страшных. От Иерусалима до Иордана двадцать верст, пятнадцать до Кузивы (Эль-Кельт), где постился Иоаким из-за своего неплодства. Место это вблизи глубокого спуска, от дороги налево.

От Кузивы до Иерихона пять верст, а от Иерихона до Иордана шесть верст по ровному месту; в песке, путь очень тяжек. Многие люди задыхаются от зноя и умирают от жажды водной. Мертвое море вблизи от этого пути, исходит из него дух знойный, смердящий, сушит и сжигает всю эту землю.

Вблизи Иордана, недалеко от пути, стоит монастырь Иоанна Предтечи, в горе построен.

О горе Ермонской

Гора Ермонская близ монастыря Иоанна Предтечи, в двадцати саженях налево от пути. Там небольшая песчаная горка. Ермон удален от древнего монастыря Предтечи на расстояние полета двух стрел. Тут и была большая церковь, созданная во имя Иоанна Предтечи...

О Иордане

Иордан-река течет быстро, берега с той стороны крутые вначале, а затем идут пологие. Вода в реке очень мутная, но вкусная, и не насытишься, когда пьешь эту воду. С нес не бывает болезней и пакостей в животе человека.

Всем подобен Иордан реке Снови. И шириной, и глубиной, и извилистым течением, и быстротой - всем он похож на реку Сновь. Глубина его в месте купания паломников четыре сажени, я сам измерил и испытал во время переправы на другую сторону Иордана. Много пришлось походить по его берегу. Ширина Иордана такая же, как и у реки Снови на ее устье.

На этой стороне Иордана, где купель, растут невысокие деревья, похожие на вербу, выше купели растет лозняк, но не как наша лоза, а как кустарник и тростник; прибрежная равнина напоминает также Сновь-реку. В зарослях водится зверей много: бесчисленное множество диких свиней, много и барсов тут, и даже львов.

По той стороне Иордана - горы высокие каменные, они дальше от Иордана. Под теми горами другие горы, ближе к Иордану, эти горы белые. Тут земля Заулона и Неффалима, по ту сторону Иордана.

О пещере Иоанна Крестителя

К востоку от реки, на расстоянии двух полетов стрелы, есть место, откуда Илья-пророк был восхищен на огненной колеснице на небо. Там же находится пещера Иоанна Крестителя. Здесь же протекает обильный водою поток, он красиво течет по камням в Иордан. Вода потока студена и очень вкусна. Эту воду пил Иоанн Предтеча, когда жил в пещере.

О пещере Ильи-пророка

Здесь же есть другая дивная пещера, где жил Илья-пророк со своим человеком Елисеем. Все это я видел очами своими грешными. Сподобил меня Бог быть трижды на Иордане, даже в самый праздник водоосвящения. Видел благодать Божию, нисходящую на иорданские воды. Множество народа приходят к воде в этот праздник. Всю ночь тут раздастся пение изрядное, горят многочисленные свечи, а в полночь бывает крещение вод. Тогда Дух Святой сходит на иорданские воды, и это видят только достойные, добрые люди, а весь народ не видит ничего, но только испытывают радость и веселие сердца все христиане. Когда же произнесут "Во Иордане крещающуся, Господи", тогда все люди бросаются в воду и крестятся в полночь в Иордане, как и Христос в полночь крестился.

На другой стороне Иордана стоит высокая гора, ее видно издалека и отовсюду. На этой горе преставился пророк Моисей.

От монастыря Иоанна Предтечи до Герасимова монастыря одна верста, а от Герасимова монастыря до Каламонии, до монастыря Богородицы, одна верста.

Богородица вместе с Иисусом, Иосифом и Иаковом, когда бежала в Египет, то ночевала в том месте, которое назвала Каламонией, что истолковывается "Добрая обитель". Ныне тут Дух Святой сходит к иконе Богородицы. Монастырь этот на устье, при впадении реки Иордана в Мертвое море. Около монастыря ограда, монахов в нем двадцать. Оттуда до монастыря Иоанна Златоуста версты две, и этот монастырь тоже огражден, он очень богат.

О городе Иерихоне

До Иерихона от монастыря Иоанна Златоуста одна верста. Иерихон был в давние времена великим городом и крепостью, но его взял и разрушил до основания Иисус Навин. Ныне здесь село сарацинское. Здесь был дом Закхея, и пень до ныне стоит от дерева, на которое влезал Закхей, желая видеть Христа. Тут же находился и дом сонамитянки, где Елисей воскресил отрока.

Около Иерихона земля добрая и урожайная, поле красивое и ровное, около города растет много высоких финиковых пальм и разнообразных плодовых деревьев, текут обильные воды по всей этой земле. Эти воды пророк Елисей опреснил.

Близ Иерихона, в одной версте на юго-восток, имеется место, где архангел Михаил явился Иисусу Навину во время похода вавилонским царем Навуходоносором. Ныне Сион-гора за пределами городских стен, на юг от Иерусалима. На Сионской горе был дом Иоанна Богослова, и на этом месте была создана большая церковь со стрельчатыми сводами, от городской стены на расстоянии броска камня. В церкви святого Сиона, за алтарем, есть храмина, где Христос омывал ноги своим ученикам.

О доме Иоанна Богослова, где Христос вечерял"

Если от этой храмины идти на юг и подняться по ступенькам вверх, то попадешь в горницу. Здесь красиво создана храмина, на столпах и с кровлей, расписана мозаикой, красиво вымощена, имеет наподобие церкви алтарь в восточной части. Это и есть келья Иоанна Богослова, где Христос вечерял со своими учениками. Здесь же Иоанн возлежал на груди Христа и говорил: "Господи, кто предаст Тебя?" На этом же месте было сошествие Святого Духа на апостолов в пятидесятницу.

В той же церкви есть другая храмина, внизу на земле, на южной стороне; низкая эта храмина. В нес пришел Христос к ученикам своим через закрытые двери, встал посреди них и сказал: "Мир вам". Тогда на восьмой день и Фома уверовал. Здесь есть святой камень, принесенный ангелом с Синайской горы.

На другой стороне той же церкви, к западу, есть на земле другая низкая храмина, здесь преставилась Богородица. И все это происходило в доме Иоанна Богослова.

Тут был и дом Канафин, где апостол Петр трижды отрекался от Христа, пока не пропел петух. Это место на восток от Сиона.

Где Петр отвергался от Христа и трижды горько плакал

Недалеко от этого места, на востоке, есть глубокая пещера, в нее ведут тридцать две ступени; в этой пещере горько плакал апостол Петр из-за своего отречения от Христа. Над этой пещерой построена церковь во имя апостола Петра.

О купели Силоамскои

Оттуда к югу, в долине под горой, находится Силоамская купель, где Христос исцелил слепого.

О селе Скудельнице

Под Сионской горой находится село Скудельниче, его купили за ту цену, за которую Иуда предал Христа, для погребения странников. Село расположено на юг от Сиона, по одну сторону ущелья, под горой. По этой стороне горы много пещер, вырубленных в камнях и на дне этих пещер дивно и чудно устроены гробы. Здесь и погребают бесплатно странников, так как это место искуплено кровью Христа.

О Вифлееме

Вифлеем на юг от Иерусалима, более шести верст идти по полю,- две версты до места, где Авраам слез с осла, оставил с отроком осла, а сам взял сына Исаака, чтобы принести его в жертву. Приказал сыну принести дрова и огонь. Сын спросил:

"Отец, вот дрова и огонь, а где же ягненок?" И ответил ему Авраам: "Бог покажет, чадо, нам ягненка". И шел Исаак, радуясь, этим путем в сторону Иерусалима. Исаак был приведен туда, где потом Христос был распят.

Отсюда более одной версты до места, где Богородица видела два лагеря людей: одни смеялись, а другие плакали. Здесь была построена церковь и монастырь во имя Богородицы. Ныне же разрушено иноверцами. Оттуда до гроба Рахили, матери Иосифа, версты две.

О пещере, где родила Богородица Христа

Оттуда одна верста до места, где Богородица слезла с осла, почувствовала, что наступила пора рождения. Тут находится большой камень, и на этом камне прилегла Богородица, когда она сошла с осла. Затем она встала с камня, пошла пешком до пещеры и тут родила Христа, в этой пещере. От камня до места рождения Христа добрый стрелец может стрелой дострелить.

О церкви Рождества Христова

Над пещерой Рождества Христова построена большая церковь в форме креста, верх стрельчатыми сводами сведен, покрыта церковь оловом, вся расписана мозаикой, имеет восемь круглых мраморных столпов; вымощена плитами белого мрамора; в церкви трое дверей. В длину церковь пятьдесят саженей до великого алтаря, а в ширину двадцать саженей. Пещера и ясли, где родился Христос, находятся под великим алтарем, они устроены красиво. Ступеней семь идут туда, по ним сходят к дверям пещеры святой. Дверей в пещере две. Ко второй двери также семь ступеней. Если восточными дверями войти в пещеру, то на левой стороне есть место внизу, где родился Христос. Над этим местом сделана трапеза, и в этой трапезе исполняют службу.

О яслях Христовых

Здесь, к востоку, есть место, напротив которого, на западе, находятся ясли Христовы. Под каменной скалой - ясли, в которые положили Христа после рождения, завернутого в рубище. Все претерпел ради нашего спасения. Ясли стоят близко от места рождения в трех саженях, в одной пещере, расписанной мозаикой и красиво вымощенной мраморными плитами. Под церковью выдолблены ниши, где лежат мощи святых.

По выходу из церкви, с правой стороны под той же церковью, пещера, где лежали мощи святых младенцев, которые были взяты в Царьград. Около церкви создана ограда высокая; Место рождения Христа было на горе, в пустыне, безлюдное. Ныне зовется это место и городок Вифлеем. Древний город Вифлеем был в другом месте, не доходя до места рождения Христа. Здесь ныне поселился столпник и находится камень Богородицы, на этой горе и был древний Вифлеем.

Вся земля около Вифлеема зовется Ефрант, земля Иудина, об этом пророк говорит: "И ты, Вифлеем, земля Иудина, ничем не меньше среди тысяч Иудиных, из тебя изыдет вождь, который упасет людей моих Израилевых".

Земля около Вифлеема красива, расположена среди гор, много плодовых деревьев и овощей растет по склонам красивых гор: маслины, смоквы, рожки - бесчисленное их множество. Виноградников много около Вифлеема, а по долинам - поля многие.

Близ церкви Рождества Христова, за городской стеной, к югу, на расстоянии полета стрелы, находится в горе пещера, где жила Богородица с Христом и Иосифом.

О доме Иесея, отца Давида

В стороне от города, к востоку, на расстоянии полета стрелы, находится место под названием Вифиль. Здесь был дом Иесея, отца Давида, в этот дом пришел пророк Самуил и помазал Давида на царство в Израиле, вместо Саула.

О колодце Давида

Здесь колодец Давида, из которого в древности Давид пил, утоляя жажду.

О месте, где благовестили ангелы пастухам рождество Христово

Под горою на поле, на востоке, в версте от места рождения Христа, находится место, где ангелы известили пастухов о рождении Христа. Тут была пещера, над ней была создана добрая церковь во имя святого Иосифа. Здесь же был и монастырь. Ныне же все разрушено иноверцами.

Около этого места - красивое поле и многоплодные нивы, растет много масличных деревьев. А называется это место - Агиапимина, что значит в переводе "Святая паства". Здесь под горою по направлению к Вифлеему лежит село святого Саввы.

О пещере и о дубе Мамврийском.

От Вифлеема на юг к Хеврону находится Сугубая пещера и Мамврийский дуб. От Иерусалима до Хеврона верст двадцать восемь, путь идет мимо Вифлеема, до него шесть верст, а от Вифлеема до Афамской реки три версты. Об этой реке Давид говорит в Псалтыре: "Ты исуши реки Афамля, твой есть день и твоя есть нощь". Река эта ныне суха, течет под землею и выходит из-под земли у Мертвого моря, в которое река и впадает.

На другой стороне реки стоит гора, высокая каменная, на горе этой огромные густые леса. Путь через гору эту страшную труднопроходимый, каменистый. Есть здесь крепость большая. В горах нападают сарацины, нет возможности пройти малым группам. Мне же пришлось путешествовать с доброй дружиной и удалось без ущерба пройти через это страшное место. Тут лежит город Асколон, оттуда нападают иноверцы и многих убивают на этом злом пути.

На этой же горе, в лесу, был в свое время убит сын Давида Авессалом, туда он убежал от отца своего. Тут внес его мул в чащу леса, зацепилась его голова волосами за ветви, и повис он высоко на дереве, и прострелили его сердце тремя стрелами. Так он и умер на этом дереве.

Оттуда до колодца Авраама верст десять, а от колодца до дуба Мамврийского верст шесть.

Дуб Мамврийский стоит на пути близ дороги на правой стороне, красиво стоит на горе высокой. Около его корней устроен помост из белого мрамора, наподобие церковного помоста. В середине помоста и растет на камне этот святой и дивный дуб. На верху горы около дуба устроено дворище, ровное, чистое, без камней. На этом месте стоял шатер Авраама, близ дуба, к востоку от него.

Дуб этот не очень высок, но раскидист, с густыми ветвями, много плодов на нем. Ветви его склонились к земле, что человек может рукой достать до ветвей. Толщина его два моих обхвата, а ствол до ветвей - полторы сажени.

Дивно и чудно стоит много лет это дерево на такой высокой горе невредимо, не рушится, стоит по воле Бога, как будто недавно посажен.

Под этот дуб приходила Святая Троица к Аврааму и обедала у него под этим дубом. Здесь же благословила Святая Троица Авраама и Сарру, жену его, и дала возможность родить сына Исаака на старости лет. Здесь и воду показала Святая Троица Аврааму, колодец этот находится и ныне вблизи пути под горою.

Вся земля около дуба называется Мамврия, поэтому и дуб зовется Мамврийским. От этого дуба до Хеврона две версты.

О горе Хеврон

Гора Хеврон большая, и город был на этой горе большой и сильно укрепленный. Здания его древние. Очень много людей было на этой горе, но ныне все опустело. На горе Хеврон вначале поселился внук Ноя, сын Хама, Ханаан. Пришел сюда после всемирного потопа и столпотворения вавилонского и поселился на этой земле около Хеврона. Земля эта называется Хананеонская.

Эту землю предназначил Бог Аврааму, когда он еще находился в Месопотамии и Харране, где был дом отца Авраама. И сказал Бог Аврааму: "Уйди от земли твоей и от дома отца твоего, иди в землю Хананейскую, и тебе дам ту землю и потомству твоему, и Я буду с тобою".

Ныне поистине земля эта Богом обетованна и благословенна всем добром: и пшеницею, и вином, и маслом, и всякими овощами обильна, и скотом умножена. Здесь овцы и другой скот дважды рождаются летом. Пчелы роятся в камнях по этим красивым горам. Виноградники многие возделаны по склонам гор, бесчисленные плодоносные деревья растут, маслины, смоквы, рожки, яблоки, черешня и прочие, и всякие овощи родятся. И нет лучше и больше овощей нигде на земле под небом. И воды добрые в месте этом, все для здоровья благодатно. Красотою и всем добром удивительна земля около Хеврона.

Здесь был дом Давида, на горе Хевроне. Жил в нем Давид восемь лет, когда был изгнан сыном его Авессаломом.

От Хеврона до Сугубой пещеры Авраама менее полверсты. Сугубая пещера в каменной горе, здесь находится гроб Авраама, Исаака и Иакова. Сугубую пещеру Авраам купил у Ефрона Хеттеянина для погребения своего рода, когда пришел из Месопотамии в землю Хананейскую. Вначале он ничего не имел, но только Сугубую пещеру приобрел для погребения себя и своих потомков.

Ныне около этой пещеры создан небольшой, но крепкий для ^ обороны городок. Сложен он из огромных камней, с чудным и несказанным умением, стены его очень высоки. Среди городка есть пещера. Вымощен весь городок плитами белого мрамора. | Пещера эта устроена под помостом, внутри, здесь лежат Авраам, I Исаак, Иаков и все сыновья Иакова, и жены их тут лежат, Сарра и Ревекка, кроме Рахили, которая похоронена на дороге у Вифлеема. Гробы в пещере созданы различно, каждый по-своему. Над гробницами построена небольшая круглая церковка. Гробы Авраама и его жены Сарры стоят рядом, гробы Исаака и его жены тоже вблизи друг к другу, гробы Иакова и его жены Илии также вблизи.

О гробе Иосифа

Гроб Иосифа Прекрасного за пределами городка, вне Сугубой пещеры, на расстоянии брошенного камня от городка. На юг, в одной версте от Сугубой пещеры, возвышается гора, на которую входила Святая Троица с Авраамом. Авраам проводил Святую Троицу от дуба Мамврийского до этой горы. На верху горы, на месте красивом и высоком, Авраам упал лицом своим, поклонился Святой Троице и молился ей...

О гробе Лота, что в Сигоре

Оттуда до Сигора две версты. Здесь находится гроб Лота и двух его дочерей, в двух гробах. В горе большая пещера, в нее вбежал Лот со своими дочерями. Здесь недалеко городище первых людей, было оно на горе той высокой и зовется Сигор.

Более одной версты от этого места, на взгорье к югу от Си-гора, стоит столпом каменным жена Лота. А от жены Лота до Содома две версты.

Все это я видел глазами своими, но ногами своими не мог дойти до Содомского места, боясь иноверцев. И не советовали мне туда пойти правоверные люди, говорили они: "Ничего вы там доброго не увидите, но только муку; смрад исходит оттуда, только заболеете от смрада того злого". Оттуда мы возвратились опять к месту Авраама и пришли поздорову в городок, к Сугубой пещере. Здесь поклонились святым местам и отдохнули два дня.

Благодатию Божиею встретили добрую большую дружину, идущую в Иерусалим, мы пристали к ней и пошли с радостью и без боязни и дошли благополучно до Иерусалима, хваля Бога, сподобившего нас, недостойных, видеть священные места, неизреченные и несказанные.

На юг от Вифлеема есть монастырь святого Харитона, на той же реке Афамской, недалеко от Мертвого моря, в горах каменных. Около монастыря пустыня. Грозно, сухо и безводно это место, под ним ущелье, каменное и очень страшное. Монастырь огражден стеной, посредине две церкви, в главной церкви стоит гроб Харитона. За пределами ограждения находится усыпальница, созданная искусно, в ней захоронены святые отцы, тела их как живые лежат уже более семисот лет. Тут лежит Кирияк Исповедник, телом цел, тут лежат два сына Ксенофонта, Иоанн и Аркадий, благоухание чудное от них исходит. Здесь поклонились мы Местам Святым и пошли под гору, на юг, от монастыря более одной версты.

Есть тут ровное место на ниве, отсюда был восхищен пророк Аввакум, когда он шел с едой и водой на поле к жнецам. Унес его ангел в Вавилон к пророку Даниилу в ров. Здесь он накормил и напоил Даниила и опять восхищен был ангелом и в тот же день был на месте у жнецов и передал им обед. Ныне на этом месте построен теремсц в память этого события. Вавилон от этого места более сорока дней пути.

Недалеко от этого места создана церковь со стрельчатыми сводами во имя пророков. Внутри под этой церковью есть большая пещера, и в той пещере лежат двенадцать пророков в трех раках: Аввакум, Наум, Михей, Иезекий, Авдий, Захария, Исзекииль, Измаил, Савеил, Варух, Амос и Осия.

Недалеко отсюда на горе есть село, где живут многие мусульмане и христиане. Это село святых пророков, тут они родились, и село их отчина. Здесь мы ночевали одну ночь, хранимы Божьей благодатью, почтили нас добро христиане этого села. Тут хорошо отдохнули одну ночь, утром встали рано и пошли к Вифлеему. Старейшина сарацинский сам с оружием проводил нас почти до Вифлеема, и через те все страшные места тоже проводил нас. А без предосторожностей не пройти через эти места из-за нападения иноверцев: сюда приходят многие сарацины и разбивают в горах. И дошли до города Вифлеема живыми и здоровыми, здесь поклонились месту рождества Христова, и, отдохнув, с радостью пошли в Иерусалим.

Место, где убил Давид Голиафа

Есть место недалеко от Иерусалима, на восток от столпа Давида, на расстоянии полета стрелы, на этом месте убил Давид Голиафа. Место это вблизи цистерны, ныне здесь нива добрая.

Здесь на расстоянии одного полета стрелы есть пещера, где лежат мощи многих мучеников, убитых в Иерусалиме в царство Ираклия, зовется это место Агаия Мамила.

Где выросло честное древо

От этого места до Честного креста одна верста. Место это за горою, на запад от Иерусалима. На этом месте был вытесан подножник для | распятия Христа, к нему пригвоздили ноги Христа. Это место огорожено, на середине ограды создана церковь большой высоты, во имя Честного креста, вся хорошо расписана. Под великим алтарем, глубоко под трапезой, хранится пень дерева честного, покрыт пень этот плитами белого мрамора. Проделано круглое оконце против этого дерева. Здесь находится монастырь Иверский (грузинский).

О доме Захарии

От этого монастыря до дома Захарии версты четыре, место это под горой, к западу от Иерусалима. В этот дом Захарии, в предгорье, приходила Богородица к Елизавете и целовала ее. Когда Елизавета почувствовала целованье Марии (Богородицы), то взыгрался, радуясь, в ее утробе младенец. И говорит Елизавета: "Откуда пришла ко мне Мать Господа моего? Благословенна в женах и благословен плод утробы твоей".

В этом же доме родился Иоанн Предтеча. Ныне на этом месте построена церковь. При входе в церковь на левой стороне, под малым алтарем, находится небольшая пещерка, в этой пещерке и родился Иоанн Предтеча. Место это ограждено каменной стеной.

О горе, куда бежала Елизавета с Предтечей

Оттуда с полверсты через горное ущелье прибежала к горе Елизавета и сказала: "Гора, прими мать с чадом". И тотчас же расступилась гора и приняла Елизавету. Слуги же царя Ирода, которые гнались следом за Елизаветой, пришли к этому месту, ничего не нашли и возвратились утомленными. Место это, обозначенное камнем, сохранилось и до нынешнего дня. Над этим местом ныне устроена небольшая церковь, под ней есть небольшая пещера, и рядом другая церквушка, перед этой пещеркой приделана.

Из этой пещеры вытекает очень вкусная вода, ее пила Елизавета с Иоанном, когда жила в этой горе до смерти Ирода, и ангел охранял ее. Гора эта очень большая, на ней много леса, и кругом ущелья многие. Находится пещера на запад от Иерусалима. Место это называется Орани. В эту же гору убегал из Иерусалима пророк Давид от царя Саула.

От той горы к западу две версты до Рамы, о которой пророк Иеремия говорит: "Голос в Рамс слышан был, плач и рыдание в ушах ее: Рахиль оплакивает чад своих и не хочет утешиться, ибо их нет". Рама расположена в большой теснине, где обосновались многие села. И эта земля около теснины называется Рама, которая входит в область Вифлеемскую. И царь Ирод послал своих воинов в Раму, чтоб избить всех младенцев.

О Ельмаусе

От Рамы к западу четыре версты до Ельмауса, где Христос на третий день после воскресения явился Луке и Клеопе, когда они шли в село из Иерусалима. Они узнали Христа, когда он разламывал хлеб. Это было село большое, была здесь и церковь, ныне же все разорено иноверцами, и село Ельмаус опустело. Находилось оно в стороне, за горою, справа по пути от Иерусалима к Яффе.

От Ельмауса до Лидды четыре версты, идти все по полю. Тут был большой город Лидда, ныне же он называется Рамле. В Лид-де апостол Петр исцелил Инея, лежащего на одре.

От Лидды до Иопии верст десять, идти все по полю. В городе Иопии апостол Петр Тавифу воскресил. В этом городе Петр, постившийся в горнице девять часов, увидел сходящую с неба плащаницу, подвешенную за четыре края. Петр взглянул и увидел, что плащаница наполнена четвероногими животными и всякими гадами. И был ему голос с неба: "Петр, встань, заколи и ешь". И сказал Петр: "Господи, никогда скверное и нечистое не войдут в мои уста". И ответил ему голос с неба: "Если Бог очистил, ты не осквернишься".

На этом месте ныне создана церковь во имя апостола Петра. Город Иопия близ моря, которое подходит к его стенам. Ныне этот город называется латинским языком Яффа. От Яффы до Арзуфа верст шесть.

О Кесарии Филипповой

От Арзуфа до Кесарии Филипповой версты двадцать четыре, идти около моря. В этой Кесарии апостол Петр крестил Корнилия. Недалеко, в более двух верстах от города на юг, гора, где жил Мартиниан, к которому приходила блудница искусить его.

О Капернауме

От Кесарии Филипповой до города Капернаум верст восемь. Город Капернаум большой, жителей в нем было много. Ныне же город этот пуст. Находится он близ великого моря Средиземного. О Капернауме пророк говорит: "О, горе тебе, Капсрнаум! Вознесся ты до небес и сойдешь до ада". Из этого города ожидался выход антихриста, поэтому жители (латиняне) и покинули Капернаум.

О горе Кармильской

От Капернаума до Кармильской горы верст шесть. В пещере на этой горе жил пророк Илья, здесь он приручил и кормил ворона. На этой горе Илья заколол ножом Вааловых жрецов, сказав: "Ревнуя поревновал о Господе Боге моем". Кармильская гора очень высокая, поблизости, не более версты от нее, великое море Средиземное. От Кармильской горы до города Кайфа одна верста.

О городе Акра

От Кайфы до Акры верст пятнадцать. Город Акра большой и укреплен, у города залив добрый, город этот сарацинский, ныне же им владеют латиняне. От Акры до города Тира верст десять, а от Тира до Сайды верст десять. Здесь находится Сарента Сайдовская, в этом селе пророк Илья воскресил сына вдовицы.

О городе Бейруте

От Сайды до города Бейрута верст пятнадцать. В этом городе евреи пронзили копьем икону Христа, а из нее пролилась кровь и вода. Тогда многие люди крестились и приняли христианство. В Бейруте учились философии Ксенофонтовы сыновья Иоанн и Аркадий. От Бейрута до Жебаила (Библоса) двадцать верст, а от Жебаила до Триполя (Тарабулуса) сорок верст, а от Триполи до реки Судии (Суеции) шестнадцать верст.

О Великой Антиохии

На этой реке стоит город Великая Антиохия, удален от моря верст на восемь, далее в ста верстах Латакия, а также Малая Антиохия, Капинорос, Мавроноос, городок Адамия и небольшой остров Хелидония. Эти все города около моря (Средиземного), и все эти города мы миновали морем, не приставая, прошли недалеко от них; из-за военной опасности не пристали и в Хелидонии. Оттуда пришли в Миры и к городу Патара около этого города встретили нас на четырех галерах корсары, захватили нас и всех ограбили. А оттуда дошли живыми и здоровыми до Царь-града.

О Галилеи и озере Тивериадском

От Иерусалима путь шел в Галилею, к Тивериадскому озеру, Фаворской горе и к Назарету. Вся земля около Тивериадского озера зовется Галилея, расположена она от Иерусалима на юго-востоке. Город Тивериада удален от Иерусалима на четыре дня пешего хода, путь от него страшен и очень тяжел; по горам каменным надо идти три дня, а четвертый день около Иордана идти на восток полем, до самого верховья Иордана, до его истока.

И судил мне Бог так пройти этим путем. Пошел иерусалимский князь Балдуин I со своими крестоносцами на войну к Дамаску; путь их шел к Дамаску мимо Тивериадского озера. Я узнал, что князь хочет идти этим путем, пришел к нему, поклонился и сказал: "И я хотел бы пойти с тобою к Тивериадскому озеру, чтобы там походить по всем Святым Местам около Тивериадского озера. Ради бога, возьми меня, князь". Тогда князь с радостью великой повелел мне пойти с собой и нарядил меня к своей личной охране.

Тогда я с радостью великой нанял коней для себя и прошел без страха и потерь с царскими воинами все страшные места.

Без войска этот путь никто не может пройти, только императрица Елена ходила этим путем.

Путь к Тивериаде такой: от Иерусалима до колодца Богородицы верст десять, а от колодца до Гельвуйских гор четыре версты. На этих горах Гельвуйских был убит Саул, царь иудейский, и сын его Ионафан. Горы эти великие, каменные, сухие, безводные, даже росы на них никогда не бывает. От гор этих до колодца Давида версты две, а от этого колодца до пещеры Давида версты четыре. В этой пещере предал Бог царя Саула в руки Давида, который и убил его, взял меч и ручное полотенце.

От этих гор до Сихемских гор и до рва Иосифа Прекрасного версты четыре. На этих горах сыновья Иакова пасли стада отца своего, пришел к своим братьям Иосиф, от отца своего был послан к ним с миром и благословением. Они же, увидев брата своего, схватили его и бросили в ров, который сохранился и до наших дней. Ров этот как стена, глубокий, обложен камнями.

На этом месте пришлось нам ночевать. Место это находится с правой стороны, если идти туда, недалеко от пути.

О колодези Иакова

Оттуда до селения Иосифа, которое называется Аскар, верст десять. Тут есть колодец Иакова, глубок и велик, вода в нем студеная и вкусная; у этого колодца Христос беседовал с женою-самарянкой. Здесь мы ночевали.

О Самарии

В полверсте от этого колодца находится город Самария. Это очень большой и богатый город, стоит он между двумя горами высокими, много здесь водных источников с холодной водой, которые красиво текут посредине града. Растут здесь бесчисленные плодовые деревья: смоквы, рожки, ореховые и масличные деревья, как дубравы, как леса по всей земле около Самарии. В окрестностях раскинулись нивы многоплодовитые. Вся земля около Самарии красотой своей чудесна. Место это обильно всем добром: маслом и вином, пшеницей и овощами, просто сказать - всем этим добром живет Иерусалим.

Ныне город Самария зовется Неаполи (Наблус). От города Самарии в двух верстах к западу находится место, называемое Себустия (Севастополи). Тут создан небольшой городок, в нем находится темница Иоанна Крестителя. В этой темнице была отсечена по приказу Ирода голова Иоанна Предтечи. Здесь стоит гроб его и создана хорошая церковь во имя Иоанна Предтечи. Ныне здесь богатый католический монастырь.

О городе Аримофеи

Оттуда четыре версты до Аримофеи, здесь стоят гробы Иосифа и Малелеила. К западу от Самарии в горах создан небольшой городок и церковь добрая со стрельчатым верхом над гробом Иосифа. Место это зовется Аримофеей. Путь от Самарии к Тивериадскому озеру на юго-восток.

О городе Бей сане.

От Самарии до города Бейсана верст тридцать. В том городе был царем Бейсанским Ог, его убил Иисус Навин у Иерихона. Место это страшно и грозно. Вытекают из города Бейсана семь рек, растет высокий тростник по этим рекам, финиковые высокие деревья стоят как лес густой. Место это страшно и труднопроходимое. Здесь живут сарацины сильные, другой веры, и разбойничают на бродах рек.

Много львов здесь рождается. Место это близ Иордана-реки, равнина большая, низменная, протянулась от Иордана до Бейсана, отсюда и реки текут в Иордан. Львов много в этих местах.

Близ города к востоку имеется дивная пещера, она самой природой создана крестообразно. Из этой пещеры исходит источник. Есть здесь купель чудная самой природой созданная. В этой купели сам Христос купался со своими учениками. Место, где Христос сидел на камне, сохранилось и до сегодняшнего дня. И мы, грешные и недостойные, здесь купались.

В городе Бейсане евреи испытывали Христа, показали ему динарий и сказали: "Достоен ли он дани или нет?" И Христос ответил им: "Чей здесь образ и подпись? Отдайте кесарево кесарю, а Божье Богу". И сказал Христос, обращаясь к Петру: "Иди и забрось удочку в море, какую раньше поймаешь рыбу, открой ей пасть, изыми оттуда статир (монету, составляющую четыре драхмы) и отдай за меня и за себя". У этого города Бейсана Христос исцелил двух слепых.

О Иордане-реке

От Бейсана до Верховья Иордана верст двадцать. Путь идет все по ровному месту, если идти к востоку вверх Иордана. Вода его очень вкусная и чистая.

Иордан вытекает из Тивериадского озера двумя бурными источниками. Один источник называется Иор, а другой Дан, от них и образовалось название Иордан. Расстояние между этими реками у Тивериадского озера чуть больше трехкратного полета стрелы или полверсты, а затем эти обе реки сливаются в одну реку, которая и называется по имени двух источников.

Течет Иордан быстро чистой водой, очень извилисто. Всем он напоминает реку Снов: и шириной, и глубиной, и поймой. Вверху Иордана много рыбы. В самом верховье через оба потока прочно созданы два каменных моста, под ними через своды и течет Иордан.

О мытнице Матвеевой

Вблизи этих мостов была мытница Матвеева, апостола Христа. Здесь сходятся пути через Иордан в Дамаск и в Месопотамию. В этом месте король Иерусалима Балдуин с воинами остановился на обед. Тут и мы остановились с ними и купались в самом верхе Иордана и Тивериадском озере. Побродили тогда без страха и боязни около Тивериадского озера, осмотрели места, где Христос ходил своими ногами. Здесь и мне, худому и грешному, сподобил Бог походить и осмотреть землю Галилейскую, которую никогда я не надеялся увидеть, походить по ней своими ногами недостойными и увидеть своими грешными глазами желанную землю.

Не ложно, но истинно, что увидел, о том и написал. Многие другие, посетившие эти места, не могли обстоятельно осмотреть. Иные много лгут и лукавят, хотя и не доходили до этих мест. Мне же, худому, указал Бог старого, книжного, добродетельного человека, жившего в Галилее лет тридцать и в лавре святого Саввы двадцать лет, и этот человек показал все поистине, что хорошо узнал из книг. И это дало возможность мне, грешному, хорошо все увидеть.

Стояли мы у мостов весь день, и к вечеру король Балдуин пошел за Иордан к Дамаску со своими войсками, мы же пошли в город Тивериада и пробыли здесь девять дней, пока не вернулся король Балдуин с войны от Дамаска. Мы же до этого обошли святые места около Тивериадского озера.

О Тивериадском озере

Тивериадское озеро доступно для обхода, вода его очень вкусная, не можешь остановиться, когда пьешь эту воду. В длину озеро пятьдесят верст, а поперек двадцать верст. Рыбы в нем очень много, и есть одна рыба, дивная и чудная, эту рыбу и Христос любил есть, очень вкусная рыба, лучше всяких рыб. Своим видом она похожа на карпа. И я сам ел много раз эту рыбу, когда был в Тивериаде. Рыбу эту ел Христос после воскресения, когда пришел к своим ученикам, ловящим рыбу, и сказал им: "Дети, есть ли у вас что из еды?" Они же ответили: "Нет". И сказал Он им: "Бросьте сети в правую сторону".

О верховье Иордана

От верха Иордана и от мостов до бани Христа, Богородицы и апостолов верст шесть, а от бани до Тивериады одна верста.

Город Тивериада очень большой, две версты в длину и верста в ширину, подальше Тивериадского озера. В этом городе много чудес сотворил Христос. В середине города есть место, где он прокаженного очистил. Здесь дом тещи апостола Петра, где Христос, войдя в дом, исцелил тещу Петра от огненной болезни. На этом месте создана круглая церковь во имя апостола Петра. Здесь был и дом прокаженного Симона, где блудница на вечере омочила слезами пречистые ноги Иисуса Христа, отрезала свои волосы и приняла отпущение своих бесчисленных грехов. В этом же городе Христос исцелил глухую женщину. Тут же было чудо с сотником. Тут же Он хананеянку помиловал. Есть здесь пещера с очень вкусной и холодной водой, в эту пещеру Христос вбежал, когда хотели его царем поставить в Галилеи. И другие многие чудеса сотворил в этом городе.

В этом же городе стоит гроб пророка Елисея, сына Иасафата. На пути к этому гробу находится гроб Иисуса Навина.

Недалеко к востоку от озера находится большой камень, на котором стоял Христос и учил людей, которые пришли к нему от поморья Тирского и Сидонского, от Декаполя и от всей Галилеи. Оттуда отпустил он народы и своих учеников, и ушли они на кораблях на другую сторону озера, а сам Христос остался здесь и после пошел по воде, как посуху, ногами своими и появился на другом берегу озера перед народом. Пришедшие люди нашли Христа и спросили: "Учитель, когда ты пришел сюда?" Он же ответил: "Богу все возможно, а человеку невозможно". От Тивериады по воде верст десять до этого места, которое находится на пригорке от озера в одной версте.

Где Христос накормил пять тысяч мужей

Место это ровно и травянисто, на этом месте Христос накормил пять тысяч, не считая женщин и детей, пятью хлебами и еще осталось двенадцать корзин кусков хлеба.

Где Христос в третий раз явился своим ученикам, встав из мертвых

Недалеко от Тивериадского озера под горою есть место, где Христос третий раз явился своим ученикам после воскресения. Он явился, встал у озера и сказал: "Дети, есть ли у вас еда?" Они же ответили: "Нет". И сказал им Христос: "Бросьте сети на правую сторону и найдете". Они же забросили сети и не могли вытащить их от множества рыбы, затем извлекли на сушу сети, полные больших рыбин, сто пятьдесят три рыбины, и увидели у сетей огонь, хлеб и печеную рыбу, и тут ел Христос и кроме того дал и ученикам. Недалеко отсюда создана церковь во имя апостолов. Вблизи был дом Марии Магдалины, здесь Христос освободил ее от семи бесов. Это место называется Магдалией.

О городе Вивсаиде

Недалеко отсюда в горе расположен городок апостолов Андрея и Петра - Вивсаида. В этом месте был приведен Нафанаил к апостолам Петру и Андрею.

Куда Христос пришел к своим ученикам, ловившим рыбу

На Тивериадском озере есть место, куда Христос пришел к Заведен) и к апостолам Андрею и Петру, которые тянули сети и застряли. Апостолы Андрей и Петр узнали Христа, оставили ладью и сети и пошли следом за Христом. Близ озера было село Заведен отца Иоанна и дом Иоанна Богослова. Здесь Христос изгнал из человека легион бесов, превратил их в свиней и утопил в озере. Недалеко отсюда находится село Капернаум.

Близ этого села протекает большая река, она вытекает из озера Генисаретского (Мелехского) и впадает в Тивериадское озеро. Озеро Генисаретское очень большое, круглое, в длину и ширину по сорок верст, рыбы в нем множество. Поблизости находится город, который называется Гснисарет, поэтому и озеро называется Генисаретское.

О городе Декаполии

Тут находится другой большой город - Декаполий (Десятиградие). Здесь есть ровное место вблизи озера, где Христос стоял и учил народ, пришедший от Дскаполия и поморья Тирского и Сайдского (Сидонского). Об этом месте говорится в Евангелии. Много чудес сотворил Христос около того озера.

О горе Ливанской

На другом берегу озера, на юго-восточной стороне, стоит очень высокая и большая гора, снега на ней лежат все лето, называется эта гора Ливан. На этой горе рождается ладан (фимиам) белый. С Ливанской горы стекает двенадцать больших рек, шесть из них текут на восток, а шесть на юг, впадают эти реки в озеро Генисаретское, а другие шесть рек идут к Великой Антиохии. Это место называют Месопотамия, что значит Средиречие. Тут, между теми реками, находится Харран, отсюда вышел Авраам.

Водой этих рек наполняется озеро Генисаретское, а из этого озера течет большая река в Тивериадское озеро и умножает воды этого озера, из него течет Иордан, как уже раньше говорил все верно об Иордане.

Я не смог дойти своими ногами до Ливанских гор из-за страха нападения иноверцев, но рассказали мне хорошо об этой горе христиане, которые там проживают, и не дали идти нам к Ливанской горе. Много иноверцев живет на этой горе. Глазами же своими мы видели и эту гору и места около озера Генисаретского, которое находится в двух верстах на юго-восток от Тивериады.

О Фаворской горе

Фаворская гора и Назарет находятся в восьми верстах на запад от Тивериадского озера. Только надо подняться на одну гору и на другую небольшую надо взлезать, а весь другой путь приходится идти до Фаворской горы по ровному месту.

Фаворская гора чудно, дивно, несказанно и красиво уродилась у Бога. Она красиво и величественно посреди красивой равнины стоит, как круглый стог. Она красивее всех других гор. В долине около горы течет река. По всей Фаворской горе растет много всяких деревьев: смоковных, рожков, масличных.

Выше всех окрестных гор Фаворская гора, уединённа от других гор, и стоит посреди равнины очень красиво, как умело сделанный стог, круглый и очень высокий, великий окружностью. Высота горы выше, чем человек может с нее четырежды пустить стрелу, а если вверх стрелять, то и за восемь раз не дострелишь до ее верха. Гора вся каменная, всходить на нес по камням трудно и опасно, приходится руками на нес лезть, путь очень тяжек. Едва мы на нее влезли, с третьего по девятый час добирались до самого верха, хотя шли быстро.

На самом верху горы, к северо-востоку, есть место высокое, как горка каменная, небольшая, островерхая. На этом месте произошло преображение Христа. Здесь создана церковь во имя Преображения, а другая церковь - во имя святых пророков Моисея и Ильи - создана подальше, на север от Преображения.

О месте, где Христос преобразился

Место преображения прочно ограждено каменной стеной с железными воротами. Вначале здесь находилась епископия, ныне же католический монастырь. Перед этой стеной на верху горы красивая площадка с водой. Это чудное и дивное Божье устроение на такой высоте. На самом верху горы много воды, нивы, добрые сады, деревья плодовые. Видно с нес очень далеко.

О пещере Мелхиседека

На Фаворской горе есть пещера чудная, ровная, как небольшой погребец, высеченный в камне, с небольшим оконцем на верху пещеры. На востоке в пещере создана трапеза. Дверцы малые, влезать в пещеру с запада по ступеням. Перед дверьми растут небольшие смоковницы и различные деревья. В прошлом около пещеры был большой лес, ныне же малые и захудалые деревца растут. В этой пещере жил Мелхиседек. Сюда приходил к нему Авраам и трижды воззвал: "Человек божий!" Мелхиседек вышел, вынес хлеб и вино, устроил жертвенник в пещере, сотворил хлебом и вином жертву, и тотчас же жертва была взята на небо к Богу. И тут благословил Мелхиседек Авраама, который остриг его, обрезал ногти (будто бы был космат Мелхиседек). С этого и началась служба хлебом и вином, а не пресным хлебом. Об этом пророк говорит: "Ты священник на века по установленному Мелхиседеком порядку". Эта пещерка расположена вдали от Преображения, на запад, на расстоянии полета стрелы.

В монастыре Преображения нас гостеприимно приняли, мы пообедали, хорошо поспали и, вставши, пошли в церковь Преображения и поклонились Святому Месту, где Христос преобразился, поцеловали это место с любовью и радостью великой; затем, взяв благословение у игумена и монахов, ушли из монастыря и обошли все святые места на этой горе. Оттуда пошли мимо пещеры Мелхиседека к Назарету.

Назарет - на запад от Фавора. Второй раз влезли в пещеру Мелхиседека, поклонились святой трапезе, которую создал Мелхиседек с Авраамом. Эта трапеза сохранилась и доныне. Здесь отдыхают все верные, живущие на этой святой горе, они нам поведали об этом по истине. Мы восхвалили Бога, сподобившего нас, худых и недостойных, видеть эти места и целовать их устами недостойными. Затем сошли долой с горы на равнину и пошли полем две версты на запад к Назарету.

От Фаворской горы до Назарета пятнадцать верст великих, по ровному месту две версты, а три версты по горам, путь очень тяжел, тесен и непроходим. Многие иноверцы арабы устраивают засады в горах (их села расположены на равнине) и бьют пришельцев в этой страшной горе. Невозможно пройти здесь небольшой группе людей, только со многой дружиной можно пройти без страха по этому пути. Мы же обошлись без дружины, одни и без оружия прошли по этим местам (а было нас только восемь человек, и то слабых) и благополучно дошли до города Назарета, где было благовещение Богородице от архангела Гавриила и где был вскормлен Христос.

О городе Назарете

Назарет - городок небольшой, в горах, на склоне, даже не дойдя до него его можно видеть. Посреди городка создана церковь, большая и высокая, с тремя алтарями. Когда войдешь в церковь, то с левой стороны есть небольшая пещерка перед малым алтарем, с двумя небольшими дверцами, одни из них - с запада, а другие - с востока. Влезать в пещеру по ступеням, идущим из обеих дверей. Если влезть в пещеру западными дверями, то на правой стороне создана келья, с двумя небольшими дверцами. В этой келийце и жила Богородица с Христом, в этой храмнице и был вскормлен Христос, тут и кроватка Его, где Он лежал. Кроватка низкая, на земле создана.

О гробе Иосифа-обручника

В этой пещере, если войти западными дверями, на левой стороне находится гроб Иосифа-обручника, мужа Марии. Тут его Христос Сам, Своими пречистыми руками похоронил. Исходит из стены около гроба вода святая белая, и берут ее на исцеление больных.

О пещере, где сидела Богородица

В этой пещере, близ западных дверей, есть место, где сидела Богородица и сучила кокнит, то есть багряницу. Сюда пришел архангел Гавриил, посланный Богом к девице Марии...

О доме Иосифа-обручника

Здесь, где пещера, был дом Иосифа, и все сказанное происходило в этом доме Иосифа, мужа Марии. Над пещерой создана церковь во имя Благовещения. Место это сначала было заброшенным, но католики его обновили и устроили хорошо, здесь находится католический епископ, очень богатый, он владеет этим святым местом.

Здесь угостили нас хорошо и питьем, и едой, и всем возможным. В этом городе мы ночевали. И, хорошо отдохнув, утром встали и пошли в церковь поклониться святому месту. Затем вышли из города и пошли на юго-восток, встретили чудесный колодец, глубокий, с очень холодной водой, сошли по ступеням глубоко вниз к воде. Над этим колодцем создана круглая церковь во имя архангела Гавриила.

О колодце, где архангел принес первое благовестие

Расстояние от города Назарета до колодца чуть больше полета стрелы. У этого колодца было первое благовещение Богородице от архангела. Пришла она по воду, и, как только почерпнула своим водоносом, ангел невидимо возгласил: "Радуйся, обрадованная, Господь с тобою!" Мария оглянулась, никого не видит, но только слышит голос. Взяв свой водонос, она идет и думает: "Что значит этот голос, который слышала, но никого не видела?"

Пришла она в Назарет, вошла в сой дом, села за прялку и стала ссучивать кокнит (кошениливую красную пряжу". Тогда явился архангел Гавриил явно, стоя на вышесказанном месте, сообщил ей о рождении Христа.

От Назарета до села Исавова пять верст.

О Кане Галилейской

От села Исавова до Кани Галилейской полторы версты. Находится она на людном пути, здесь Христос превратил воду в вино. Тут мы встретились с большим отрядом (крестоносцев), идущим в Акру, пристали к нему с большой радостью и пошли с ним в Акру.

Акра был городом арабским, ныне же им владеют фряги. Он находится на Средиземном море, залив под ним очень хорош; всем этот городок обилен. От Назарета до Акры верст двадцать пять на юг от Назарета.

Пробыли мы в Акре четыре дня, хорошо отдохнули, нашли многие отряды, идущие в Иерусалим, пристали к ним и пошли с радостью и веселием. Пришли в Кайфу, а оттуда к горе Кармильской. В этой горе находится пещера Ильи-пророка. Мы поклонились ей и направились в Капсрнаум. Оттуда пришли в Кесарию Филиппову (Кейзарию), путь идет по ровному месту около моря, иногда по пескам, до Кесарии. Пробыли в этом городе три дня. Здесь жил Корпилий, которого апостол Петр крестил.

От Кесарии пошли в Самарию, путь идет влево от города, в горы; верст двадцать от Кесарии до Самарии. На другой день к полудню прибыли в Самарию, шли медленно из-за сильного зноя, в такой зной люди не могли идти пешком. Ночь провели перед городской стеной у колодца Иакова, где Христос беседовал с женои-самарянкои.

О Иерусалиме

Оттуда пошли своим путем, которым раньше вышли из Иерусалима, и с радостью великой и здоровыми прибыли в святой город. Никакого зла не видели мы на пути, но хорошо дал нам Бог видеть на пути все святые места, где ходил Христос ради нашего спасения. Туда и нас, грешных, сподобил ходить и видеть места и чудную землю Галилейскую своими глазами и обойти всю землю Палестину.

Божьей благодатью и молитвами Богородицы путешествовали без пакости и обошли всю Палестинскую землю. Так называется земля около Иерусалима. Божьей помощью укреплялись во время путешествия, не видели нигде ни поганых, ни лютых зверей и никакого зла. Не чувствовал даже малой немощи, но всегда, как парящий орел, силою укреплялся. И если подобает похвалить меня, то я похвалюсь силою Христа: сила моя в немощи, как говорит апостол Павел. Да что я воздам за все Богу, который дал мне, грешному и недостойному, столько благодати видеть и походить по святым местам и исполнить желание моего сердца,- мне, недостойному и худому рабу? Да простите меня, братья, отцы и господа мои, не пренебрежите худоумием моим, что написал не искусно, а просто о местах святых, о Иерусалиме и о земле обетованной. Хотя и не мудро написал, но не ложно: как видел своими глазами, так и написал.

О свете небесном, как он сходит к гробу Господа

Мне, худому и недостойному рабу, пришлось увидеть своими грешными глазами, как сходит свет к гробу Иисуса Христа. Многие странники неверно говорят о нисхождении Света Святого. Одни говорят, что Святой Дух голубем сходит к гробу Господнему, другие - сходит молнией с неба и так зажигаются лампады над гробом. Все это ложь и неправда: ничего этого не было видно, ни голубя, ни молнии, но невидимо сходит с неба Божья благодать и зажигает лампады у гроба. Об этом и расскажу поистине все, как видел.

В великую пятницу после вечерней службы натирают гроб Господний, промывают лампады все, вливают в них масло без воды, только одного масла. И, воткнув фитили в оловянные держатели, не зажигают их, а оставляют в лампадах незажженными. Запечатывают гроб в два часа ночи, тогда же гасят все лампады и свечи по всем церквам в Иерусалиме.

Тогда я, худой и недостойный, в эту пятницу в один час дня пошел к князу Балдуину и поклонился ему до земли. Он же, увидев меня, худого, подозвал к себе с любовью и спросил: "Что хочешь, игумен русский?" Он хорошо знал меня и очень любил, был он человеком добродетельным, очень скромным и ничуть не гордился. Я же сказал ему: "Князь мой, господин мой, прошу тебя ради Бога и князей русских, разреши, чтобы я поставил свое кадило на святом гробе от всей Русской земли".

Тогда он милостиво и любовно разрешил мне поставить кадило на гробе Господнем, послал со мною человека, своего лучшего слугу, к эконому церкви Воскресения и к тому служителю, который держит ключ гробный. Эконом и ключарь святого гроба разрешил и мне принести свое кадило с маслом.

Я, поклонившись им, пошел с большой радостью, купил большое стеклянное кадило, налил в него масла честного, принес уже вечером к гробу Господню и упросил ключаря впустить внутрь гроба Господня. Он открыл мне двери, велел снять калиги, босого ввел меня с кадилом и разрешил мне поставить кадило на гробе Господнем. Я поставил своими руками грешными в ногах, там, где лежали пречистые ноги Христа. В головах стояло кадило греческое, на груди было поставлено кадило монастыря Саввы и всех других монастырей. Сохраняется такой обычай - во все годы ставить кадило греческое и монастыря Саввы. Благодатью Божьей тогда зажгли все эти три кадила. А католические кадила были повешены вверху, и ни одно из них не возгорелось. Я же тогда, поставив кадило, поклонившись честному гробу и поцеловав с любовью и со слезами Святое Место, где лежало тело Христа, вышел из гроба с великой радостью и пошел в свою келью.

Утром в великую субботу в шесть часов дня собираются все люди у церкви Воскресения, приходит бесчисленное множество народа от всех стран, местные жители и пришельцы, от Вавилона и Египта, от всех концов земли собирается в этот день множество людей. Все места около церкви и около распятия Христа заполняются людьми. Великая теснота и лютое томление тогда бывает людям. Многие люди задыхаются тут от тесноты людской. Все собравшиеся люди стоят с нсзажженными свечами и ждут открытия церковных дверей.

Внутри же церкви тогда находятся только одни попы, и ждут попы и все люди, когда придет король с дружиной. Тогда и открываются двери церковные, и люди входят в церковь в великой тесноте, и в гнетении наполняют церковь и палаты. Всех людей церковь не может вместить, и многие люди вынуждены стоять вне церкви, около Голгофы, около Крайнева места и там, где был найден крест (на котором Христа распяли). И все это будет заполнено бесчисленным множеством людей.

Все люди в церкви и вне церкви ничего иного не говорят, только "Господи, помилуй!". Взывают непрерывно и вопят так сильно, как будто стучит и гремит все это место от вопля людей. Тут источники слез проливаются у верующих людей. Если бы кто имел каменное сердце, то и тогда не мог бы не прослезиться. Всякий человек тогда обращается к себе, вспоминает грехи свои и говорит сам себе: "Неужели из-за моих грехов не сойдет Святой Свет?"

И так стоят все верующие люди со слезами и сокрушенным сердцем. Тут и сам король Балдуин стоит со страхом и великим смирением, из глаз его чудно проливаются слезы. Также и воины его стоят около самого гроба, близ великого алтаря, стоят со смирением.

И когда наступило семь часов дня субботнего, тогда пошел король Балдуин со своими войсками к гробу Господню из дома своего, все шли пешие. Король прислал в придворье монастыря Саввы и позвал игумена и монахов, они пошли к гробу Господнему, и я, худой, пошел с ними.

Пришли мы к королю и поклонились ему. Тогда и он поклонился игумену и всем монахам и повелел игумену монастыря Саввы и мне, худому, близ себя пойти, а другим игуменам и всем монахам повелел перед собой пойти, а войскам своим повелел сзади пойти. И пришли в церковь Воскресения к западным дверям. И множество людей обступили двери церковные, и не могли тогда в церковь войти. Тогда король Балдуин приказал воинам разогнать людей силою, и была проложена среди толпы дорога, как улица, до самого гроба. Прошли мы к восточным дверям гроба Господня, король впереди прошел и встал на своем месте, на правой стороне у ограды великого алтаря, против восточных дверей и дверей гроба. Тут находилось место короля, созданное на возвышении. Повелел король игумену монастыря Саввы со своими монахами и православным попам встать над гробом. Меня же, худого, повелел поставить высоко над самыми дверями гробными, против великого алтаря, чтобы мне было видно в двери гробные. Двери же гробные все три запечатаны, запечатаны печатию царскою.

Католические попы в великом алтаре стояли. И как наступил восьмой час дня, начали вечернюю службу вверху гроба попы православные, были тут и все духовные мужи и многие пустынники. Католики в великом алтаре начали верещать по-своему. Так все они и пели, и я тут стоял и прилежно смотрел в двери гробные. И как начали читать паремии великой субботы, на первом чтении паремии вышел епископ с дьяконом из великого алтаря, подошел к дверям гробным, посмотрел в гроб сквозь крестец дверей, не увидел света в гробе и возвратился назад. И как начали читать шестую паремию, тот же епископ подошел к дверям гробным и ничего не увидел. Тогда все люди завопили со слезами: "Кирие, елейсон!" - что значит: "Господи, помилуй!" И тогда миновал девятый час и начали петь песнь проходную "Господу поем", тогда внезапно пришла небольшая туча с востока и стала над непокрытым верхом церкви, пошел небольшой дождь над гробом и очень намочил нас, стоящих у гроба. Тогда внезапно и засиял Святой Свет в святом гробе, исходило из гроба блистание яркое.

Пришел епископ с четырьмя дьяконами, открыл двери гробные, взял свечу у короля Балдуина, вошел в гроб, зажег первой королевскую свечу от Света Святого, вынес из гроба эту свечу и подал самому королю в руки. Встал князь на своем месте, держа свечу с великой радостью. От свечи короля мы зажгли свои свечи, а от наших свечей все люди зажгли свои свечи. Свет Святой не такой, как земной огонь, но чудный, светится иначе, пламя его красное, как киноварь, несказанно светится.

Так все люди стоят со свечами горящими и вопиют велегласно, с радостью великой и с веселием: "Господи, помилуй!" Не может быть такой радости человеку, какая бывает всякому христианину, увидевшему Свет Святой. И если кто не испытывает радости в этот день, то не имеет веры ко всему виденному. Но если люди мудрые, преданные и сильно веруют, то всласть послушают это сказание об этой истине и о Местах Святых. Если человек верен в малом, то и во многом верен, а злому человеку, неверному, истина крива. Мне же, худому, Бог свидетель, гроб Господен и вся дружина русская, русские сыны, находившиеся в тот день у гроба, новгородцы и киевляне: Изяслав Иванович, Городислав Михайлович, Кашкичи и многие другие, которые знают меня, худого, и об этом моем сказании.

Но возвратимся на прежнее повествование. Когда свет воссияет в гробе Господнем, тогда прекращается пение и все люди возопят "Кирие, елейсон!", входят в церковь с радостью великой, со свечами зажженными, стараясь, чтобы свечи не потухли. От Святого Света зажигаются и лампады в церквах. Кончается пение вечернее дома, а в церкви у гроба Господня пение кончают только одни попы без богомольцев. Тогда и мы с игуменом и монахами пошли в свой монастырь Саввы, неся горящие свечи. Здесь кончили вечернее пение и разошлись по кельям, хваля Бога, показавшего нам, недостойным, такую благодать.

Утром в святое воскресение отпели заутреню, поцеловались с игуменом и монахами и были отпущены в час дня. Игумен и все монахи, взяв крест, пошли к гробу Господню, распевая кондак: "Аще и в гроб сниде, бессмертный!" Вошли в церковь, поцеловали гроб Господен с любовью и с теплыми слезами. Насладились здесь благоуханием и кадилом, горящим светло и чудно. Зажглись тогда и три кадила, как сообщил нам эконом и ключарь. Оба они сказали: "Только три кадила тогда зажглись, а пять кадил, висящих над гробом, зажглись позже". Свет этих кадил не такой, как трех кадил нижних, которые светились изрядно и чудно. Потом ушли от гроба восточными дверями к великому алтарю, поцеловались здесь с православными и были отпущены. Игумен же с монахами вышли из церкви Воскресения, пришли в свой монастырь и здесь отдохнули до службы.

На третий день праздника Воскресения Христа, после службы, я пошел к ключарю гроба Господня и сказал ему: "Я хотел бы взять кадило свое". Он с любовью взял меня, ввел одного к гробу. Я вошел к гробу и увидел кадило свое, стоящее на гробе и еще горящее Светом Святым, поклонился гробу, поцеловал с любовью и слезами Место Святое, где лежало тело Христа. Я измерил гроб в длину и ширину и высоту (при людях невозможно никому его измерять).

Я почтил гроб Господен по своим возможностям, как мог, .ключаря поблагодарил и дал ему нечто малое. Он же, видев любовь мою к гробу Господню, отодвинул доску в головах гроба и, взяв небольшой святой камень, подарил его мне, запретив кому бы то ни было в Иерусалиме об этом говорить. Я, поклонившись робу Господню и ключарю, взяв кадило свое с маслом, вышел радостью великой, обогатился благодатью Божьей, унес в своих руках дар святого места и знамение гроба Господня, шел в келью вою с великой радостью.

Бог мне свидетель и гроб Господен, что я во всех местах никогда не забывал русских князей и княгинь, их детей, игуменов, бояр и детей моих духовных и всех христиан. Но во всех местах поминал их, вначале молился за всех князей, а ютом и о своих грехах. Хвалю Бога, что сподобил меня, худого, записать в поминальную книгу в лавре Саввы имена князей русских, и ныне поминаются они на службах с их женами и детьми. Вот имена князей: Михаил-Святополк, Василий-Владимир, Давид Святославич, Михаил-Олег, Панкратий Святославич, Глеб Минский. Записал имена только тех князей, каких помнил, о других всех русских князьях и о боярах молился у роба Господня и во всех местах. Заказывал пятьдесят литургий за здравствующих русских князей и всех христиан, и сорок литургий отпели за умерших.

Пусть все читающие с верой и любовью это описание гроба Господня и всех Святых Мест примут мзду от Бога равно с ходившими в Святые Места. Блаженны те, кто видел и веровал, трижды блаженны те, кто не видел, но уверовал. Верою пришел Авраам в землю обетованную; поистине вера равна добрым делам. Ради Бога, братья и господа мои, не осуждайте мое худоумие и мою глупость. Да не хулите описание ради меня, гроба Господня и ради Святых Мест. Кто с любовью прочтет, тот мзду примет от Спаса Иисуса Христа. И Бог даст мира всем вам во веки веков. Аминь.

ЖИТИЕ И ХОЖДЕНИЕ ИГУМЕНА ДАНИИЛА ИЗ РУССКОЙ ЗЕМЛИ

Вот я, недостойный игумен Даниил из Русской земли, худший из всех монахов, отягченный грехами многими, неспособный ни к какому делу доброму, будучи понуждаем мыслью своею и нетерпением моим, захотел видеть святой город Иерусалим и землю обетованную. И, благодатью божьею, дошел я да святого города Иерусалима, и видел святые места, обошел всю землю Галилейскую и около святого города Иерусалима святые места, куда Христос бог наш ходил своими ногами и где, по местам тем святым, он показал великие чудеса. И то все видел я глазами своими грешными: незлобивый бог показал мне, чтобы я видел то, чего желал я много дней мыслью моею.

Братья и отцы, господа мои, простите меня, грешного, и не попрекните за скудоумие и грубость того, что написал я о святом городе Иерусалиме, о земле той благой и о пути, ведущем к святым местам. Ведь кто совершает этот путь со страхом божиим и смирением, никогда не погрешит против милости божией; я же неподобающе ходил путем тем святым, во всякой лености, слабости, пьянствуя и всякие неподобающие дела творя. Но, надеясь, однако, на милость божию и на вашу молитву - что простит мне Христос бог мои грехи бесчисленные, описал я этот путь и места те святые, не возносясь, не величаясь этим путем, будто что-нибудь доброе сотворил на этом пути, - да не будет того, ибо никакого добра не сотворил я на пути том, - но по любви к святым тем местам описал я все, что видел глазами своими, дабы не забыто было то, что дал бог видеть мне, недостойному. Убоялся я осуждения раба того ленивого, скрывшего талант господина своего и не получившего на него прибыли, и написал это для верных людей: может, кто-нибудь, слыша о местах этих святых, потянется душой и мыслью к этим святым местам и равную мзду примет от бога с теми, кому удается дойти до этих святых мест. Ибо многие добрые люди, находясь дома, в своих местах, мыслью своею и милостыней к убогим, добрыми своими делами, достигают святых этих мест, и большую мзду примут они от бога спаса нашего Иисуса Христа. Многие же, дойдя до мест этих святых и до святого города Иерусалима и вознесшись умом своим, будто нечто доброе сотворили, теряют награду за свой труд, из них же первый есть я. Многие же, сходив в святой город Иерусалим и многого хорошего не увидев, опять идут, стараясь опять пройти быстро. А этим путем нельзя пройти быстро и смочь толком рассмотреть все те святые места в городе и вне города.

О ИЕРУСАЛИМЕ, О ЛАВРЕ


Я, недостойный игумен Даниил, придя в Иерусалим, пробыл шестнадцать месяцев на одном месте, в лавре святого Саввы, и потому смог обойти и рассмотреть все святые эти места. А так как невозможно без хорошего проводника и без знания языка разыскать и увидеть все святые места, то я, что имел под рукой из бедного моего добыточка, всё для того подавал знающим хорошо все святые места в городе и вне города, - чтобы показали мне все хорошо; как оно и было. И помог мне бог встретить в лавре мужа святого, и старого днями, и очень книжного; тому святому мужу вложил бог в сердце любить меня, худого, и он указал мне хорошо все святые те места: и в Иерусалиме, и по всей земле той поводил меня, и до Тивериадского моря проводил меня, и к Фавору, и в Назарет, и до Хеврона, и до Иордана, и по всем тем местам поводил меня, и потрудился со мною, движимый любовью. И другие святые места я видел многие, о чем после скажу.

О ПУТИ В ИЕРУСАЛИМ

А вот каков путь к Иерусалиму. От Царьграда надо идти по морскому берегу триста верст до Великого моря. До Петалы-острова сто верст; это первый остров на узком море; там залив хороший и там находится город Ираклия Великая. А против того города святое миро выходит из глубины морской: тут много святых мучеников утоплено мучителями. От Петалы-острова до Калиполя сто верст, а от Калиполя до города Авида восемьдесят верст. Против того города лежит святой Евфимий Новый. А оттуда до Крита двадцать верст, и там - выход в Великое море: налево - к Иерусалиму, а направо к Святой горе, к Солуни и к Риму. А от Крита до острова Тенеда верст тридцать. Это первый остров на Великом море, и там лежит святой Навгудимос-мученик. И против того острова на берегу был город большой, названием Троада. Туда Павел-апостол приходил, и научил ту страну всю, и крестил. А от Тенеда-острова до острова Метании сто верст; там лежит святой митрополит Мелетинский. А от Мелетинии до острова Ахия сто верст; и там лежит святой мученик Исидор. И родится на том острове мастичная смола, и вино хорошее, и плоды всякие.

О ГОРОДЕ ЕФЕСЕ


А от Ахия-острова до города Ефеса верст шестьдесят. Там находится гроб Иоанна Богослова. И исходит прах святой из гроба того в день памяти его, и собирают верные люди прах тот святой на исцеление всякого недуга. И плащ Иоанна тут лежит, в котором он ходил.

И там поблизости есть пещера, где лежат тела семи отроков, что спали триста шестьдесят лет: при Декии-царе уснули, а при Феодосии-царе явились. В той же пещере триста святых отцов лежат; тут и святой Александр лежит, и гроб Магдалины Марии, и голова ее; и святой апостол Тимофей, ученик святого апостола Павла, в ветхом гробе лежит. И есть там в старой церкви икона святой Богородицы, с помощью которой святые переспорили Нестория-еретика. И есть там баня Диоскоридова, где работал Иоанн Богослов с Прохором у Романы. И видели мы ту пристань, где Иоанна Богослова море извергло; там стояли три дня; а называется та пристань Мраморная. Город же Ефес расположен на суше, в четырех верстах от моря, в горах; он изобилует всяческим добром. И мы поклонились там святому тому гробу и, хранимые благодатью божиею и молитвами святого Иоанна Богослова, шли, радуясь. А от Ефеса до Сама-острова верст сорок. На том острове много всякой рыбы, и всем изобилует этот остров. А от Сама до острова Кария двадцать верст.

ОБ ОСТРОВЕ ПАТМЕ


А от Кария до острова Патма верст шестьдесят. В стороне, далеко в море остров Патм. На том острове Иоанн Богослов написал Евангелие, когда был заточен с Прохором. Далее оттуда - остров Jlepoc, затем остров Калимнос, затем остров Нисера, а также и остров Кос, очень большой. Тот остров весьма всем богат: и людьми, и скотом. Далее - остров Тилос, на этом острове мука Иродова кипит горящею серою; и эту ссру, сварив, продают, мы же ею огонь высекаем. Далее - Харкия-остров. И все те острова, полные людьми и скотом, стоят в ряд, близко один к другому, примерно по десять верст или больше имея между собою.

Далее - остров Род, большой и очень всем богатый. На том острове был Олег, русский князь, два лета и две зимы. А от Сама до острова Рода двести верст, а от Рода до Макрии шестьдесят верст. Й в том городе, и по всей той земле до самых Мир - там родится черный фимиам гомфит.

Вот как добывается черный фимиам гомфит: из дерева исходит как бы смола, и ее снимают острым железом. Называется то дерево зигия, а по виду оно похоже на ольху. А другое небольшое деревце похоже на осину, но название того деревца рака; в том деревце водится большой червь, по величине как попоров, за корою того деревца. И точит этот червь то деревце, и исходит из этого деревца труха, как пшеничные отруби, и падает с деревца того, словно вишневый клей, и люди собирают его, смешивают с вышеназванным деревом и, положив в котел, так варят фимиам гомфит; и кладут в мешки, продают купцам.

А от Макрии до города Патера верст сорок. Здесь родился святой Никола; это его отчизна и родина - Патера. А от Патеры до Мир, где гроб святого Николы, сорок верст. А от Мир до Хилидония шестьдесят верст. А от Хилидония до Кипра, великого острова, верст двести.

О КИПРСКОМ ОСТРОВЕ


Кипр - очень большой остров, и множество на нем людей, и изобилует он всяческим добром. На нем двадцать четыре епископа, митрополия же одна. И святых на нем лежит без числа; там лежат святой Епифаний, и апостол Варнава, и святой Зинон, и святой епископ Трифолий, и святой Филагриос епископ, которого крестил апостол Павел.

О ГОРЕ, ГДЕ СВЯТАЯ ЕЛЕНА ПОСТАВИЛА КРЕСТ


И есть там очень высокая гора, а на той горе святая Елена крест поставила кипарисный большой для прогнания бесов и исцеления всякого недуга и вложила в крест честной гвоздь Христов. И бывают там, на том месте, у креста того, знамения великие и чудеса и доныне. Стоит же тот крест на воздухе, ничем не будучи прикреплен к земле, но так, духом святым носим в воздухе. И тут я, недостойный, поклонился святыне той чудной, и видел глазами своими грешными благодать божию на месте том, и исходил весь тот остров как следует.

О ФИМИАМЕ


И там родится- фимиам, ладан: он спадает с нефес, и его собирают на деревцах. Много ведь в тех горах деревцев низких, с травой равных, на них и падает фимиам тот хороший. Собирают его в июле месяце, и в августе; в другие же месяцы не выпадает; но только в те два родится.

А от Кипра до города Яффы верст четыреста, все по морю. От Царьграда до острова Рода восемьсот верст, и от Рода до Яффы восемьсот верст. Всего же пути по морю до Яффы тысяча шестьсот верст. Яффа же - город на берегу недалеко от Иерусалима; оттуда посуху надо идти к Иерусалиму. Пополю десять верст ходу до святого Георгия: тут была большая церковь, построенная во имя святого Георгия, там же и гроб его был в алтаре, тут ведь и замучен был святой Георгий. И воды там много. И там отдыхают странники, у той воды, но - с большим страхом, ибо место это пустое и близок город Аскалон, а оттуда выходят сарацины и избивают странников на тех путях. Так что очень боязно от места того входить в горы. От святого Георгия до Иерусалима двадцать больших верст, но все в горах каменных. Путь тут и тяжел, и очень страшен.

О ГОРЕ АРМАФЕМ


И есть там гора высокая около Иерусалима, с правой стороны, если идешь от Яффы; название той горы Армафем. На той горе Армафем находится гроб святого пророка Самуила, и отца Елкана, и Марьи Египтянки, ибо тут было село и дом святых. И обнесено то место оградой, и это огороженное место тоже называется Армафем.

О ИЕРУСАЛИМЕ


Святой город Иерусалим расположен в теснине, вплотную около него -высокие каменные горы. Подходя уже к самому городу, видишь сначала столп Давидов, а потом, пройдя немного, видишь Елеонскую гору, и Святая Святых, и церковь Воскресения, где находится гроб господен, и потом видишь весь город. И есть там пологая гора вблизи от дороги, на расстоянии примерно версты до Иерусалима,- на той горе ссаживаются с коней все люди, и кладут там крестные поклоны, и поклоняются святому Воскресению на виду у города. И испытывает тогда всякий христианин огромную радость, видя святой город Иерусалим, и слезы льются тут у верных людей; никто ведь не может не прослезиться, увидев эту желанную землю и видя святые места, где Христос бог наш претерпел страсти нас ради, грешных. И идут все пешком с радостью великою к городу Иерусалиму.

И стоит здесь, по левую руку от дороги, когда там проходишь, церковь святого Стефана Первомученика: на том месте Стефан Первомученик был побит иудеями, там находится и гроб его. И тут есть гора каменная плоская - она просела во время распятия Христова; то место зовется Ад. Оно находится около городской стены, на расстоянии примерно броска.

И потом все люди с великой радостью входят в святой город Иерусалим через ворота, находящиеся около столпа Давидова. Те ворота - со стороны Вифлеема; там ворота Вениаминовы. Войдя в город, видишь по правую руку дорогу через город в Святая Святых, а по левую - к святому Воскресению, где находится гроб господен.

О ЦЕРКВИ ВОСКРЕСЕНИЯ ГОСПОДНЯ


Церковь Воскресения господня такова. По форме она круглая; в ней двенадцать круглых цельных столпов, а шесть квадратных сложенных; она красиво вымощена мраморными плитами; дверей у нее шесть; а на хорах у нее шестнадцать столпов. А над хорами на потолке мозаичное изображение святых пророков - как живые стоят. А над алтарем мозаикой изображен Христос. В алтаре же великом мозаика изображает воздвижение Адама, дальше кверху - мозаичное изображение вознесения господня; на обоих столпах по сторонам алтаря изображено мозаикою благовещение. Верх же церкви не до конца сведен камнем, но расперт каркасом из тесаного дерева, так что она без верха, ничем не покрыта. Под самым же тем непокрытым верхом - гроб господен.

Гроб же господен собою таков. Это как бы маленькая пещерка, высеченная в камне, с небольшими дверцами, через которые может, став на колени, войти человек. В высоту она мала, а в длину и в ширину одинаково четыре локтя. И когда входишь в эту пещерку через маленькие дверцы, по правую руку - как бы скамья, высеченная в том же пещерном камне: на той скамье лежало тело господа нашего Иисуса Христа. Сейчас та святая скамья покрыта мраморными плитами. Сбоку проделаны три круглых оконца, и благодаря этим оконцам виден этот святой камень, и туда целуют все христиане. Пять больших лампад с маслом висят в гробе господнем, и горят беспрестанно лампады святые день и ночь. Скамья же та святая, где лежало тело Христово, в длину четыре локтя, в ширину два локтя, а по высоте пол-локтя. Перед дверьми пещеры лежит камень - на расстоянии трех стоп от тех пещерных дверец: на том камне, сидя, ангел явился женам и благовествовал им о воскресении Христовом.

Пещерка же та святая отделана снаружи красным мрамором наподобие амвона, и столбики из красного мрамора стоят вокруг числом двенадцать. Сверху же над пещеркой построен как бы теремец красивый на столбах, а наверху того теремца стоит Христос, изваянный из серебра, выше человеческого роста; это фряги сделали; и ныне он стоит под самым верхом тем непокрытым. Есть три двери у теремца того, устроенные хитро - как решетка из крестов: через те двери люди входят к гробу господню. А что гробом господним была та пещерка, как я сказал, я хорошо разузнал от живущих здесь издавна и по-настоящему знающих все те святые места.

Церковь же Воскресения по форме круглая, а в длину и в ширину равно имеет тридцать саженей. В ней устроены просторные помещения, и там наверху живет патриарх. Расстояние же от дверей гроба до стены великого алтаря двенадцать саженей. Здесь же, за стеной, вне алтаря, находится Пуп земли; над ним сделан свод, и сверху мозаикой изображен Христос, и надпись гласит: «Вот пядью моей я измерил небо и землю».

О МЕСТЕ СРЕДИ ЗЕМЛИ, ГДЕ БЫЛ РАСПЯТ ХРИСТОС


А от Пупа земного до Распятия господня и до Края двенадцать саженей. Распятие господне находится с восточной стороны на камне. Оно было высоко, выше копья. Камень же тот был круглый, вроде маленькой горки. А посреди того камня, на самом верху, высечена скважина локтя два глубиной круглая, в ширину меньше пяди: тут был водружен крест господен. В земле же под этим камнем лежит голова первозданного Адама. А во время Распятия господня, когда господь наш Иисус Христос предал свой дух на кресте, тогда разорвалась церковная завеса, и камень тогда же распался. И разошелся тот камень над головой Адама. И через ту расселину кровь и вода из ребер Владыки сошли на голову Адама и омыли все грехи рода человеческого. И есть расселина эта на камне том и до сегодняшнего дня. С правой стороны

Распятия господня знамение то честное.

О ЛОБНОМ МЕСТЕ


Распятие господне и тот святой камень кругом обнесены стеной. Сверху над Распятием создан замысловатый свод, чудесно украшенный мозаикой. И с восточной стороны на стене мозаикой изображен Христос, на кресте распятый, искусно и удивительно, прямо как живой, и по величине и в высоту - каким был тогда. А с южной стороны написано снятие со креста, так же чудесно. Дверей же две. Входить надо вверх по ступенькам: до дверей семь ступеней, и в двери войдя семь ступеней. Пол вымощен красными мраморными плитами.

Снизу под Распятием, где лежит голова Адама, тоже пристроена как бы церковка маленькая, красиво украшенная мозаикой и вымощенная красным мрамором. Это и называется Краниево место, что значит Лобное место. А выше, где Распятие - то зовется Голгофой. А от Распятия господня до Снятия господня расстояние пять саженей. И есть там, близко от Распятия господня, место с южной стороны, где разделили ризы его. Там и другое место, где возложили венец терновый на голову господа и в багряницу поругания облекли его.

О ЖЕРТВЕННИКЕ АВРААМА

И там поблизости находится жертвенник Авраамов, где Авраам положил жертву богу и заклал барана вместо Исаака. Ведь Исаак был возведен на то самое место, куда возведен был Христос закланным быть нас ради, грешных. А оттуда близко место - примерно на две сажени дальше - где заушен был Христос бог наш. А дальше через десять саженей - святая темница, куда был посажен Христос и где посидел немного, пока иудеи успеют поставить крест, чтобы его распять. Все же эти святые места находятся под одним покрытием, все стоят в ряд по направлению к югу. И от темницы Христовой до места, где святая Елена нашла честной крест, гвозди, венец, копье, губку и трость, саженей двадцать пять. Гроб господен, Распятие и все эти святые места расположены на ровном месте; взгорье же подымается над гробом и над Распятием с западной стороны.

И есть там на склоне место, на которое прибежала святая богородица, торопясь следом за Христом и говоря в болезни сердца своего сквозь слезы: «Куда идешь ты, дитя мое? Чего ради движение твое так быстро? Или снова брак в Кане Галилейской, и туда торопишься, сын и бог мой? Молча не уходи от меня, родившей тебя. Промолви мне слово, рабе своей». И придя на то место, святая богородица увидела с горы той сына своего, распинаемого на кресте, и, видев, ужаснулась, и содрогнулась, и села, одержимая печалью и рыданием. И здесь сбылось пророчество Симеона, как он прежде сказал святой богородице: «Этот лежит на восстание и на падение многим в Израиле. И тебе же самой оружие душу пронзит, когда увидишь сына своего, приносимого в жертву». Тут же стояли многие, на месте том, друзья и знавшие его, издали смотря: Мария Магдалина, и Мария Иаковля, и Саломия,- где стояли все из Галилеи пришедшие с Иоанном и с матерью Иисусовой. Стояли же все знакомые и друзья Иисуса, смотря издали, как пророк говорит о том: «Друзья же мои и близкие мои вдали от меня стали». И расположено то место поодаль от Распятия Христова; примерно полтораста саженей на запад это место от Распятия Христова. Называется то место Спудий, что переводится как «Поспешание богородицы». А ныне на том месте стоит монастырь и церковь святой Богородицы с поднятым клетью верхом.


О СТОЛПЕ ДАВИДА


А оттуда до столпа Давидова и до дома двести саженей. Столп этот святого пророка Давида; тут же и дом его был. В том столпе пророк Давид составил и написал Псалтырь. Чудесен этот столп, из больших камней сложен, очень высок, сделан о четырех углах, и весь крепок и прочен, и камень отборный. Внутри в нем воды много. Дверей же у него пять железных, а ступеней двести, по которым поднимаются наверх. И хлеб в нем без числа лежит. Очень он труден для взятия и главенствует над всем тем городом, и охраняют его очень, и не дают никому войти в него просто так. Мне же, дурному и недостойному, дал бог возможность войти в тот святой столп; с собой я смог ввести одного только Изяслава.

О ДОМЕ УРИИ

А от столпа того близко был дом Урии - того Урии, которого убил Давид, и взял жену его, увидев ее моющейся в бане. Там сейчас метох монастыря святого Саввы; близко он от столпа, можно до него добросить. А где баня та была, известно доныне: от того места, где святая Елена нашла честной крест - вблизи Распятия господня - двенадцать саженей на восток. Здесь, на том месте, была построена клетская церковь очень большая, а теперь - маленькая церковка. Там стоят большие двери, обращенные на восток: к тем дверям пришла святая Мария Магдалина, и хотела войти в церковь, и хотела поцеловать крест, но не впустила ее сила святого духа. И тогда она помолилась святой богородице, ибо здесь, в притворе у этих дверей, стояла икона святой богородицы, и после этого смогла войти и целовать честной крест. Этими же дверьми вышла она потом в пустыню Иорданскую.

А от тех дверей близко место, где святая Елена проверяла крест господен честной: тотчас встала мертвая дева. А если оттуда пойти немного к востоку, - претория, куда воины привели Христа к Пилату; и здесь, руки свои умыв, Пилат и сказал: «Чист я от крови этого праведника». И, бив Иисуса, передал его иудеям. Тут находится темница иудейская: из этой темницы ангел вывел святого апостола Петра среди ночи. И тут же был двор Иуды, предателя Христова. Стоит пустым и ныне дворище то проклятое: никто не смеет на месте том поселиться из-за проклятия. А если оттуда немного пойти к востоку, будет место, где Христос кровоточивую исцелил. И тут поблизости ров, куда брошен был Иеремия-пророк; там и дом его был. Там же и Павла-апостола двор был прежде, когда он был в иудействе. А если оттуда немного пойти к востоку и чуть сойти с той дороги, то там был дом святого Иоакима и Анны.

Там есть пещера немного ниже алтаря, в камне: в той пещере родилась святая богородица; в той же пещере находится гроб святого Акима и Анны.

ОБ ОВЧЕЙ КУПЕЛИ


А оттуда близок притвор Соломонов, где Овчая купель, где Христос расслабленного исцелил. Место то к западу от Акима и Анны, - ближе, чем может бросить человек. Оттуда, на восток, близко ворота городские; теми воротами выходят, идя к Гефсимании.

О ЦЕРКВИ СВЯТАЯ СВЯТЫХ

А от Воскресения Христова до Святая Святых расстояние подальше, чем можно два раза дострелить. Церковь Святая Святых чудесно и искусно построена, украшена изнутри мозаикой, и красота ее непередаваема словами. Построена она круглой по форме, снаружи покрыта изображениями искусно и несказанно, стены ее облицованы мраморными плитами другого мрамора, и вымощена она красиво мраморными плитами. Столпов же в ней под крышей кругом стоящих круглых цельных двенадцать, а квадратных сложенных столпов восемь. Дверей же у нее четыре; окованы позолоченной медью те двери. И купол покрыт изнутри мозаикой искусно и непередаваемо в словах, а снаружи, сверху, был обит позолоченной медью. Под самым же куполом тем - высеченная, в камне пещера, а в пещере той был убит Захария-пророк. Тут же был он и погребен, и кровь его тут была, теперь же ее здесь нет. И есть там вне той пещеры под куполом же камень, на котором Иаков видел сон: лестница, достигающая неба, а ангелы божии восходят по ней и нисходят. Здесь же боролся Иаков с ангелом. Восстал от сна Иаков и сказал: «Эта место - дом божий, и это - врата небесные». На том же месте и пророк Давид видел ангела, стоящего с обнаженным оружием и поражающего людей Израилевых, и он вошел в ту пещеру с плачем, молясь богу, и сказал: «Господи, не овцы согрешили, но я согрешил». Церковь же та тридцать саженей равно вдоль и поперек. Входов же у нее четыре. Старая же церковь Святая Святых разрушена, и ничего не осталось от первого здания Соломонова, что можно видеть. И только видна насыпь под церковь, что начал делать пророк Давид. И пещера та теперь в церкви, и камень тот; это теперь под крышей, и это все, что осталось от старого здания. А эта нынешняя церковь построена старейшиной сарацинским по имени Амор.

О ДОМЕ СОЛОМОНА

Там же был дом Соломона. Крепким было это здание, велико весьма и очень красиво. Весь он был вымощен мраморными плитами, утвержден на сводах, и весь дом был снабжен водой. Были сделаны прекрасные помещения и искусно украшены мозаикой. И мраморные столпы, из дорогого мрамора были красиво поставлены в ряд, а на тех столпах искусно возведены своды. И весь дом был покрыт оловом. Там есть ворота того дома, очень красиво и искусно облицованные оловом, покрытые мозаикой и окованные позолоченной медью. А называются те ворота Красные. И доныне известно место у тех ворот, где Петр и Иоанн исцелили одного хромого.

И трое других ворот есть, кроме тех. И пятые ворота - Апостольские. Те ворота построил пророк Давид. Крепко и удивительно искусно сделаны ворота. Они были окованы позолоченной медью, изнутри были искусно расписаны по меди, а снаружи крепко окованы железом. Четверо дверей у тех ворот. Только те ворота и остались от древних строений - они и столп Давидов. А иные постройки все новые. Ведь древний город Иерусалим неоднократно был разорен. Теми воротами и вошел Христос в Иерусалим с Лазарем со стороны Вифании, когда воскресил Христос Лазаря. Вифания с восточной стороны от города, напротив Елеонской горы. Расстояние же от тех ворот до церкви Святая Святых сто пятьдесят саженей.

О СЕЛЕ ВИФАНИЯ

Вифания же находится от города Иерусалима на расстоянии двух верст за горою на ровном месте. Вифания - это городок небольшой к югу от Иерусалима. Когда входишь в ворота того городка, то по правую руку пещера, а в той пещере гроб святого Лазаря. В той самой келье Лазарь болел, тут же и умер. Посреди того городка большая церковь, вытянутая вверх и вся хорошо расписанная. От той церкви до гроба Лазаря двенадцать саженей. Лазарев гроб от церкви - по направлению к западу, а церковь, от гроба - к востоку. И есть с запада перед городом очень хорошая вода глубоко в земле; спускаются к ней по ступенькам. А по направлению оттуда к Иерусалиму - от Вифании побольше версты - стоит столп: на том месте Марфа встретила Иисуса, и тут снова сел Христос на осла по воскрешении Лазаря.

О СЕЛЕ ГЕФСИМАНИЯ

Гефсимания же, село, где находится гроб святой богородицы, близко от Иерусалима, на потоке Кедронском, в долине плача, и расположено в среднем направлении между востоком летним и зимним.

О ГОРОДСКИХ ВОРОТАХ


От городских ворот восемь саженей до места, где Охония-еврей хотел стащить с постели тело святой богородицы, когда несли ее погребать апостолы в Гефсиманию. И отсек ему ангел обе руки мечом, и положил их на нем. Был на том месте монастырь женский, а теперь оно разорено погаными.

О МЕСТЕ ПОГРЕБЕНИЯ СВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ


И оттуда до гроба святой богородицы саженей сто. Расположен гроб святой богородицы на ровном месте. Была высечена в камне небольшая пещерка с маленькими дверьми, чтобы мог, наклонясь, войти человек, а в глубине той пещеры, напротив дверец, как бы скамья высечена в том же пещерном камне, - на той скамье и было положено тело пречистой владычицы нашей богородицы, и оттуда же взято было в рай, оставаясь нетленным. По высоте пещерка та повыше человеческого роста, а в ширину четыре локтя и так и так. Снаружи она, как терем, красиво отделана мраморными плитами. А сверху над гробом святой богородицы была выстроена очень большая клетская церковь во имя святой Богородицы Успения, ныне же разорено погаными то место. Расположен гроб святой богородицы внизу под великим алтарем этой церкви.

О ПЕЩЕРЕ, ГДЕ БЫЛ ПРЕДАН ХРИСТОС

А от гроба святой богородицы десять саженей до пещеры, где предан был Христос Иудой евреям за тридцать сребреников. Находится же та пещера по другую сторону потока Кедронского при горе Елеонской.

И есть здесь место близ той пещеры - человек может добросить небольшим камнем, в южном направлении то место, - где помолился Христос отцу своему той ночью, когда предан был на распятие иудеям, и сказал: «Отец, если возможно, пусть минует меня чаша сия». Теперь на том месте построена церковка маленькая. А оттуда перестрел расстояние до гроба Асафата, - это был царь иудейский, и потому зовется та теснина Асафатова. И тут же поблизости, в той же теснине, гроб святого Иакова, брата господня.

Елеонская же гора расположена от Иерусалима в направлении на юго-восток. От Гефсимании лезть на гору Елеонскую очень высоко: едва ли возможно за три раза дострелить на ее верх; но только до «Отче наш» можно дострелить из Гефсимании.

О ПЕЩЕРЕ, ГДЕ ХРИСТОС НАЧАЛ УЧИТЬ СВОИХ УЧЕНИКОВ


И там возведена большая церковь, и есть под алтарем изнутри пещера: в той пещере Христос научил своих учеников пегь «Отче наш». А оттуда до самого верха Елеонской горы, где Вознесение господне, девяносто саженей.

О ГОРЕ ЕЛЕОНСКОЙ


Вознесение же господне находится на верху Елеонской горы, прямо к востоку, и выглядит как небольшая горка. На той горке был круглый камень повыше колен: с того камня вознесся Христос бог наш на небеса. И все то место обнесено вокруг сводами, и сверху на тех сводах сделан как бы двор каменный круглый, и вымощен весь тот двор мраморными плитами. А посреди того двора сделан как бы теремок круглый, без верха; такое же отверстие и в дне теремка. А в том теремке под самым верхом тем непокрытым лежит камень святой, на котором и стояли пречистые ноги владыки нашего и господа. И сделана над камнем тем трапеза из мраморных плит, и на той трапезе служат теперь литургии. Камень же тот находится внизу, под святой трапезой, вокруг он весь обложен мраморными плитами, только верх его виден немного, и его целуют все христиане. Дверей же двое у того теремка. Подходить надо по ступеням к Вознесению господню, а тех ступеней всего двадцать две. Гора Елеонская возвышается высоко над городом Иерусалимом, и видно с нее все в городе Иерусалиме; и Святая Святых, и до Содомского моря, и до Иордана с нее можно доглядеть; и всю ту землю, даже и по ту сторону Иордана - все с нее видно; ибо Елеонская гора выше всех гор, что у Иерусалима.

О ГОРОДЕ ИЕРУСАЛИМЕ


Иерусалим же большой и крепкий город; стены его равны друг другу; построен он о четырех углах в форме креста. Ущелья во множестве вокруг него и горы каменные. Безводно то место: ни реки, ни колодца, ни источника нет вблизи Иерусалима, но только одна купель Силоамская. Но дождевой водой живут все люди и скоты в городе том. И хлеба хорошие родятся около Иерусалима в камнях тех без дождя, но так, божиим повелением и благоволением. Родятся изрядно пшеница и ячмень: ведь одну кадь посеяв, берут девяносто кадей, а другой раз сто кадей за одну кадь. Это ли не благословение божие земле той святой! Много виноградников около Иерусалима и деревьев многоплодных, смокв, шелковиц, маслин, рожков; и другие все различные деревья без числа по всей земле той растут, И на той же горе Елеонской есть пещера глубокая близко от Вознесения господня с. южной стороны, и в той пещере - гроб святой Пелагии-блудницы. И там есть столпник поблизости, муж духовный весьма..

О ПУТИ К ИОРДАНУ


Путь от Иерусалима к Иордану лежит через Елеонскую гору на юго-восток, и путь этот очень тяжел, страшен и безводен. Ибо горы здесь высокие каменные и разбойников много, и они разбойничают в тех горах и ущельях страшных. Расстояние от Иерусалима до Иордана двадцать шесть больших верст. Пятнадцать верст до Кузивы, где постился святой Иоаким из-за своего неплодства, - есть здесь это место в глубоком ущелье близко у дороги, по левую руку, когда там идешь. И от Кузивы до Иерихона пять верст, а от Иерихона до Иордана шесть верст больших. Тут многие люди задыхаются от зноя и гибнут - от жажды без воды умирают. Там ведь море Содомское близко от той дороги: исходит дух знойный и смердящий - жжет, и попаляет всю землю ту, И здесь, не доходя до Иордана, близко от дороги, находится монастырь святого Иоанна Предтечи, устроен в горе.

О ЕРМОНСКОЙ ГОРЕ


И есть там гора Ермон, вблизи от того монастыря, на расстоянии примерно двадцати саженей. Она по левую руку, когда там идешь, близко от дороги. И горка эта песчаная не велика, но мала.

А от Ермора до старого монастыря Иоаннова два хороших перестрела. Там была возведена большая церковь во имя Предтечи Иоанна.

О МЕСТЕ, ГДЕ МОРЕ ВИДЕЛО ХРИСТА И ПОБЕЖАЛО И ИОРДАН ВОЗВРАТИЛСЯ ВСПЯТЬ


А близко за алтарем той церкви, с восточной стороны на пригорке, построен как бы алтарик и свод небольшой: на том месте Иоанн Предтеча крестил господа нашего Иисуса Христа. До того ведь места дошел Иордан, выйдя из своего ложа, когда повернул при виде творца своего, пришедшего креститься: убоявшись, обратился он вспять и дошел до этого места. И тут близко от той купели было Содомское море, а ныне оно далеко от Крещения - на четыре версты отбежало. Ибо узрело тогда море нагое божество, стоящее в водах иорданских, и убоялось; и Иордан побежал, обратился вспять; как пророк говорит о том: «Что же ты, море, побежало, и ты, Иордан, обратился вспять?»

О МЕСТЕ, ГДЕ КРЕСТИЛСЯ ХРИСТОС


От того места, где крестился Христос, до берега реки Иордан расстояние - как может докинуть муж небольшим камнем.

О КУПЕЛИ


И есть здесь купель на Иордане, и там окунаются христиане приходящие. Там же брод через Иордан в Аравию. На том месте Иордан расступился в древности перед сынами Израилевыми, и прошли люди посуху. Тут же и Елисей ударил милотью Илии по воде, и перешли Иордан посуху. У той же купели и Мария Египетская прошла по воде к отцу Зосиме и, приняв тело Христово, обратно по воде же ушла в пустыню.

О ИОРДАНЕ


Иордан-река течет быстро, берега же ее с той стороны круты, и с этой пологи. Вода очень мутная и вкусная для питья; не насытиться, когда пьешь воду ту святую; от нее - ни болезни, ни расстройства желудка у человека. Во всем похож Иордан на реку Сновь - и шириной, и глубиной, и тем, что петляет и очень быстро течет, как и Сновь-река. Глубина же четыре сажени посреди самой купели, как я измерил и проверил сам, ибо я перебродил на ту сторону Иордана и много походил по его берегу. Шириной же Иордан - как Сновь в устье. На этой стороне Иордана около купели той - вроде леса; деревья невысокие, похожие на вербу. А выше той купели по берегу Иордана стоит во множестве своего рода лоза, но она не такая, как наша лоза, несколько похожа на кизил; много и тростника. Затоны есть, как у Снови-реки. Зверей много тут: и свиней диких без числа много, и барсов тут много, и львов.

По ту сторону Иордана горы высокие каменные; они поодаль от Иордана. А под теми горами другие горы близко, белые, и те горы вблизи от Иордана. То земля Завулонова и Неффалимова по ту сторону Иордана.

О ПЕЩЕРЕ ИОАННА КРЕСТИТЕЛЯ

И поблизости там есть место к востоку, примерно в двух перестрелах от реки, где Илья-пророк восхищен был на колеснице огненной. Там же и пещера святого Иоанна Крестителя. И полноводный ручей красиво течет там по камням в Иордан. Вода та весьма холодна и очень вкусна. Эту воду пил Иоанн Предтеча Христов, когда жил в той святой пещере.

О ПЕЩЕРЕ ИЛЬИ-ПРОРОКА


И тут же находится другая удивительная пещера, где жил святой Илья-пророк с Елисеем, учеником его. И то все, благодатию божиею, мы видели глазами своими, грешными и недостойными. И сподобил меня бог трижды быть на святом Иордане. Даже в самый праздник водоосвящения мы были на Иордане: видели благодать божию, приходящую на воды иорданские, и множество народа, без числа тогда пришедшее к воде. Всю ночь пение бывает изрядное и свечи без числа горят, а в полуночи бывает крещение воды. Тогда дух святой и приходит на воды Иорданские; и видят достойные люди добрые, а все народы не видят ничего, но только радость и Веселие бывает тогда на сердце у всякого христианина. И когда произнесут: «Во Иордане крещающуся тебе, господи», тогда все люди идут в воду и крестятся в полуночи и Иордане-реке, как и Христос в полуночи крестился здесь. И есть тут гора весьма высокая, по ту сторону Иордана, ее отовсюду издалека видно: на той горе Моисей-пророк преставился, увидев землю обетованную. А от монастыря святого Иоанна до Герасимова монастыря одна верста, и от Герасимова монастыря до Каламонии, до монастыря святой Богородицы, одна верста.

Не том месте святая богородица с Иисусом Христом, с Иосифом, и с Иаковом, когда они бежали в Египет, - на том месте ночлег устроили. Тогда святая богородица дала название месту тому - Каламония, что переводится как «Добрая обитель». Туда ныне сходит дух святой к иконе святой богородицы. И стоит монастырь тот на устье, где Иордан впадает в море Содомское; и оградой обнесен весь вокруг монастырь тот; черноризцев же в нем двадцать. А оттуда до монастыря Иоанна Златоуста версты две, а тот монастырь так же оградой обнесен весь; и он очень богат.

О ГОРОДЕ ИЕРИХОНЕ

А оттуда до Иерихона одна верста. Иерихон же тот был прежде городом большим и весьма крепким. Иисус Навин взял тот Иерихон и разрушил до основания. Теперь тут находится сарацинское село. И есть там дом Закхея; и пень того дерева доныне стоит, на которое он залез, чтобы видеть Христа. Тут же был и дом известной сонамитянки, в котором Елисей воскресил отрока. Земля же вокруг Иерихона хорошая и плодоносная, и поле красивое и ровное, а около него фиников, много стоит высоких и всяких деревьев многоплодных; и воды во множестве текут, разведенные по всей земле той. Это Елисеевы воды, которые опреснил Елисей-пророк.

И есть тут место вблизи Иерихона, верста одна на юго-восток: на том месте явился святой Михаил-архистратиг Иисусу Навину перед войском Израилевым; и поднял глаза свои Иисус, и увидел перед собой мужа страшного вооруженного, и сказал Иисус: «Наш ли ты или из врагов наших?» И сказал ему архистратиг: «Я - Михаил, воевода божий, послан на помощь тебе. Будь смел и побеждай врагов твоих». И сказал ему: «Разуй сапог с ноги твоей, ибо место, на котором стоишь, свято». И упал Иисус на лицо свое, и поклонился. И стоит на месте том теперь монастырь, и церковь построена во имя святого Михаила. В церкви той лежат двенадцать камней; а камни те были взяты со дна Иордана, когда расступился Иордан перед людьми Израилевыми; и взяли камни те священники, носящие кивот завета господня, по числу колен Израилевых на память роду их. Называется место то Галганий, ибо на том месте стали сыны Израилевы, перейдя Иордан.

О ГОРЕ ГАВАОНСКОЙ


И от того места на запад есть гора высокая и большая очень; имя горе той Гаваон; над той самой горой Гаваонской солнце остановилось и ждало примерно полдня, пока Иисус Навин не победил врагов своих, когда бился с ним Ог, царь Васанский, и все царства Хананейские. И победил Иисус до конца, и тогда солнце зашло.

О ПЕЩЕРЕ, ГДЕ ХРИСТОС ПОСТИЛСЯ СОРОК ДНЕЙ


В той же горе Гаваонской есть очень высокая пещера, в которой постился Христос бог наш сорок дней, после же взалкал. И туда пришел дьявол, искусить хотя, и сказал ему: «Если ты сын божий, скажи, пусть камни эти хлебами будут».

Там поблизости был дом Елисея-пророка и пещера его, и колодец есть на восток от Гаваона на расстоянии примерно полверсты.

А от Иерусалима до Феодосиева монастыря верст шесть. Тот монастырь на горе обнесен оградой и виден от Иерусалима. И там есть пещера большая посреди монастыря, в которой волхвы ночевали, когда избегали Ирода. И там ныне лежит святой Феодосий, и многие святые отцы там лежат; мать святого Саввы в той пещере лежит, и Феодосия мать тут лежит.

О ЛАВРЕ СВЯТОГО САВВЫ


А от того монастыря до лавры снятого Саввы верст шесть. Оба же те монастыря к югу от Иерусалима. Лавра святого Саввы находится в долине Иосафата, в юдоли плача, которая начинается от Иерусалима: идя от Гефсимании, эта долина проходит сквозь лавру и доходит до Содомского моря. Лавра же святого Саввы устроена богом чудесно и непередаваемо словами. Тек некогда поток страшный и очень глубокий и обезводел. Берега у него были высокие. На тех обрывах и лепятся келии - прилеплены и утверждены от бога каким-то чудесным и страшным образом. На высоте ведь той стоят келии по обоим берегам потока того страшного и лепятся на скалах, будто звезды на небе утверждены. Церквей же три. Среди же келий тех западнее есть пещера чудесная. Пещеру ту бог показал святому Савве столпом огненным, когда он сначала жил один на месте того потока. Первая же келья святого Саввы, где он жил один, находится поодаль от нынешней лавры, примерно на расстоянии полверсты. Оттуда он увидел показанный ему богом столп огненный над местом тем святым, где есть ныне лавра святого Саввы. Чудесно это место и совершенно непередаваемо словами. Находится там и гроб святого Саввы между тех трех церквей, от большой на расстоянии саженей четырех. И есть теремок над гробом святого Саввы; сделано красиво. Там же лежат многие святые отцы, как живые телами: святой Иоанн епископ Исихаст тут лежит, святой Иоанн Дамаскин тут лежит, и святой Феодор Едесский тут лежит, и Михаил племянник его; Афродитиан святой тут лежит, и иные многие святые тут лежат, телами как живые, и благоухание от них исходит непередаваемое. И видел я колодец святого Саввы, который ему ночью показал дикий осел в потоке том против его кельи; пили мы из колодца того очень вкусную и холодную воду. В месте же том нигде нет ни реки, ни ручья, ни колодца, но только один колодец святого Саввы. Место ведь то безводное, в горах каменных, и вся пустыня та суха и безводна. Только дождевой водой и живы отцы, находящиеся в пустыне той.

И есть там вблизи лавры место, с южной стороны от лавры, под названием Рува; оно расположено вблизи моря Содомского. И горы там каменные высоки, и пещер много в горах тех. И тут, в этих горах, в пустыне той страшной безводной жили святые отцы. И там находятся жилища барсов, и ослов диких много.

Море же Содомское мертво, не содержит в себе ничего живого: ни рыбы, ни рака, ни устрицы. И если течение Иорданское выносит рыбу в то море, то она не может быть живой даже небольшое время, но вскоре умирает. Ибо исходит из дна того моря смола красная на поверхность воды, и лежит по берегу тому смола та во множестве; и смрад исходит из моря того, как от серы горящей: тут ведь находится место мучений, под морем тем.

О МОНАСТЫРЕ СВЯТОГО ЕВФИМИЯ


А от лавры святого Саввы на восток за горою монастырь святого Евфнмня, три версты расстояние от лавры. И там лежит святой Евфимий, и иные многие святые отцы там лежат, телами как живые. И стоит тот монастырь на ровном месте, и горы вокруг него каменные поодаль. Монастырь же был оградой обнесен, и церковь была хорошая высокая. А поблизости тут был монастырь святого Феоктиста, под горою, на юг от монастыря Евфимия. И все то ныне разорено погаными.

О ГОРЕ СИОНСКОЙ


Гора Сион высокая и большая, если смотришь с юга; а со стороны Иерусалима пологая и ровная. На той горе Сионской и был первоначально древний город Иерусалим. Тот древний город разорил Навуходоносор, царь Вавилонский, при Иеремии-пророке. А ныне гора Сион вне городской стены, на юг от Иерусалима Сион. Здесь, на горе Сионской, был дом Иоанна Богослова; на этом месте была создана большая клетская церковь. А расстояние от городской стены до церкви святого Сиона - как может добросить мужчина небольшим камнем.

И в той церкви Сионской есть, за алтарем той церкви, комната, где Христос умыл ноги ученикам своим.

О ДОМЕ ИОАННА БОГОСЛОВА, ГДЕ ХРИСТОС ВЕЧЕРЯЛ


Войдя из той комнаты на юг, поднимаешься по ступенькам в своего рода горницу. Там находится комната, красиво сделанная, как бы на столбах, и с покрытием, украшенная мозаикой и вымощенная красиво, и алтарь есть, как в церкви, с восточной стороны. Это бывшая келия Иоанна Богослова, и в той келии Христос вечерял с учениками своими; тут же Иоанн возлежал на груди его и сказал: «Господи, кто - предающий тебя?» На том же месте сошествие святого духа было на апостолов в пятидесятницу.

В той же церкви есть другая комната, внизу, на земле; и низко помещение то, с южной стороны. В то помещение и пришел Христос к ученикам своим, когда были двери закрыты, и стал посреди них, и сказал: «Мир вам»; тут же и Фому уверил в восьмой день. Тут же хранится святой камень, принесенный ангелом с Синайской горы.

А на другой стороне той же церкви, с западной стороны, есть на земле другая комната низкая, такая же по виду: в том помещении преставилась святая богородица. Все то происходило в доме Иоанна Богослова.

И тут же был дом Каиафин, где Петр отрекся от Христа трижды, прежде чем петух пропел. И есть место то в восточном направлении от Сиона.

ГДЕ ПЕТР, ТРИЖДЫ ОТРЕКШИСЬ ОТ ХРИСТА, ГОРЬКО ПЛАКАЛ


И оттуда, к востоку, опять же близко есть место на склоне горы, где находится очень глубокая пещера: спуск в нее - тридцать две ступени. В этой пещере Петр горько оплакивал свое отречение. Над этой пещерой создана церковь во имя святого апостола Петра.

О КУПЕЛИ СИЛОАМСКОЙ


А оттуда на юг, внизу под горой, находится купель Силоамская, где Христос слепцу глаза открыл.

О СЕЛЕ СКУДЕЛЬНИЧЕМ


И тут, под той же горой Сионской, находится село Скудельничье, которое купили на полученные за Христа деньги для погребения странников. Оно по ту сторону ущелья, под Сионской горой, на юг от Сиона. И много пещер высечено на склоне горы в камне, и в тех пещерах теперь гробы устроены, в камне высечены удивительно и чудесно. Тут погребаются пришлые странники бесплатно, так: ничего ведь не дают за то святое место, ибо оно выкуплено кровью Христа.

О ВИФЛЕЕМЕ


Вифлеем же святой на юге от святого Иерусалима, в шести верстах. По полю - две версты до спешения Авраама, где Авраам оставил слугу своего с ослом, а сына своего взял для жертвы и дал ему понести дрова и огонь, и тот сказал ему: «Отец, вот дрова и огонь, а где же овца?» И сказал ему Авраам: «Бог покажет нам овцу, чадо». И Исаак шел, радуясь, путем тем по направлению к Иерусалиму. Ведь на то самое место приведен был Исаак, где Христос был распят.

И оттуда верста одна расстояния до места, где святая богородица видела два рода людей: одних смеющихся, а других плачущих. И тут была церковь создана, монастырь был святой Богородицы. Ныне же разорено все от поганых.

А оттуда до гроба Рахили, матери Иосифа, две версты.

О ВЕРТЕПЕ, ГДЕ ХРИСТА РОДИЛА СВЯТАЯ БОГОРОДИЦА


И оттуда верста одна до места, где святая богородица сошла с осла, когда находящееся во чреве ее, желая выйти, принудилоее. И там есть камень большой, на котором отдыхала святая богородица тогда, сойдя с осла; от того камня, встав, шла она пешком до вертепа святого, и там, в том вертепе, родила Христа святая богородица. И тут, близко от камня того, рождество Христово, так что может дострелить хороший стрелок.

О ЦЕРКВИ РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА


И там, над вертепом тем святым рождества Христова, выстроена большая церковь в форме креста с прямоугольным, высоко поднятым верхом. Покрыта же оловом вся та церковь Рождества Христова, вся украшена мозаикой, столпов же у нее восемь цельных мраморных; вымощена плитами белого мрамора; дверей же у нее трое; в длину она пятьдесят саженей до великого алтаря, а в ширину двадцать саженей. Вертеп же и ясли, где было рождество Христово, находятся под великим алтарем. Как бы пещера большая сделана красиво, и семь ступенек у нее, по которым сходят к дверям вертепа святого. Дверей у нее двое; ко вторым дверям - тоже семь ступеней. И если восточными дверьми входишь в вертеп, по левую руку есть место на земле внизу, на котором и родился Христос бог наш. Над местом тем святым возведена трапеза святая, и тут, на той трапезе, служат литургию.

О ЯСЛЯХ ХРИСТОВЫХ

И там, к востоку, есть место, напротив которого справа - ясли Христовы. С западной стороны под каменной скалой находятся ясли Христовы святые, в которые положен был Христос бог, в рубища повит. Нашего ради спасения все претерпел. Близко друг от друга находятся места те - рождество и ясли: примерно три сажени расстояние между ними; в одной пещере оба места эти. Исписана же пещера та мозаикой и вымощена красиво. Под церковью же все выдолблено, и мощи святых тут лежат.

И если пойти, выйдя из церкви, на правую руку, то там есть пещера глубокая, уходящая под церковь: в той пещере лежали мощи святых младенцев, и оттуда взяты были святые младенцы в Царьград. Создана же ограда высокая вокруг всей той церкви. И находится место то, где было рождество Христово, на горе, в стороне от людей, в пустыне. Теперь это место, где сейчас рождество Христово, и городок тот называется Вифлеем, а древний Вифлеем был за пределами этого места, впереди, не доходя до рождества Христова. Там сейчас обретается столпник и находится камень святой богородицы; на той-то горе и был первый Вифлеем. И вся та земля около Вифлеема называется Ефрант, земля Иудина. И о том пророк говорит: «И ты, Вифлеем, земля Иудииа, ничем не меньше среди тысяч Иудиных, ибо из тебя выйдет вождь, который упасет людей моих Израилевых». И земля та около Вифлеема очень красива среди гор, и деревья многоплодные фруктовые стоят по пригорьям тем красиво: маслины, и смоквы, и рожки - много, без числа; виноградников много вокруг Вифлеема; и нив по долинам много.
А близ церкви Рождества Христова, за стеной городской к югу, на расстоянии выстрела, есть в горе большая пещера: в той пещере жила святая богородица с Христом и с Иосифом.

О ДОМЕ ИЕСЕЯ, ОТЦА ДАВИДА

И тут есть место с восточной стороны города; от города на расстоянии примерно выстрела; название места того Вифиль: там был дом Иесея, отца Давида. В этот дом пришел Самуил-пророк и там помазал Давида на царство в Израиле вместо Саула.

О КОЛОДЦЕ ДАВИДА

Там колодец Давидов, пить из которого в древности Давид возжаждал.

О МЕСТЕ, ГДЕ БЛАГОВЕСТИЛИ АНГЕЛЫ ПАСТУХАМ РОЖДЕСТВО ХРИСТОВО

А на восток оттуда есть место под горою на поле, на расстоянии версты от рождества Христова: на том месте святые ангелы благовестили пастухам рождество Христово. И была там пещера; над тою пещерою была создана хорошая церковь во имя святого Иосифа, и был там монастырь хороший. Ныне же разорено погаными место то. И около того места поле очень красивое, и нивы многоплодные, и масличных деревьев много. А называется то место Агиапимина, что переводится «Святая паства». И там находится село святого Саввы, ближе к Вифлеему под горою.

О ПЕЩЕРЕ И О ДУБЕ МАМВРИЙСКОМ

А от Вифлеема на юг - Хеврон, пещера Сугубая, и дуб Мамврийский. Расстояние от Иерусалима до Хеврона двадцать восемь верст, путь идет мимо Вифлеема к Хеврону; ходу до Вифлеема шесть верст, от Вифлеема до реки Афамской три версты. О той реке Афамской пророк Давид говорит в Псалтыри: «Ты иссушил реки Афамские, твой есть день, и твоя есть ночь». И ныне река та суха, под землею течет та река, выходит у моря Содомского, ибо там она впадает в море Содомское. А по другую сторону той реки очень высокая каменная гора; лес на горе той большой и густой; и дорога идет через ту страшную гору. Идти плохо, ибо там есть большая крепость и сарацины разбойничают на той горе. Если кто в небольшом числе хочет пройти, то не может пройти. Мне же бог дал хороших попутчиков, и очень много, и потому смогли мы пройти без ущерба то страшное место. Там ведь недалеко лежит город Аскалон, вот оттуда-то и выходят поганые и многих избивают на той дороге нещадно. На той же горе, в том самом лесу, убит был Авессалом, сын Давидов, ибо он бежал туда после победы отца своего, и туда внес его мул - в чащу того леса; и зацепилась голова его волосами, и сняло его с мула, и он повис на дереве высоко, и застрелен был в сердце тремя стрелами; и так и умер на том дереве.

А оттуда до клятвенного колодца Авраама десять верст. А от колодца того до дуба Мамврийского шесть верст.

О ТОМ ЖЕ


Дуб же тот святой рядом с дорогой; когда там идешь, по правую руку; и стоит, красив, на высокой горе. А вокруг корней его внизу бог вымостил мрамором белым как пол церковный. Вымощено около всего дуба того хорошего: посреди этого помоста вырос дуб святой из камня этого, удивительный! На верху той горы около этого дуба получилось как бы дворище - ровно и чисто, без камней; тут и стоял шатер Авраамов, близ того дуба к востоку. Дуб этот не очень высок, раскидист очень и густ ветвями, и плодов на нем много. Ветки же его низко к земле склонились, так что муж может, на земле стоя, достать его ветки. Окружность его в самом толстом месте две сажени, а высота его ствола до ветвей - полторы сажени. Удивительно и чудесно, что столько много лет стоит дерево то на такой высокой горе и не повреждено, не искрошилось! Стоит утвержденный богом, словно теперь посажен. Под тот дуб и пришла святая троица к патриарху Аврааму и тут обедала у него, под тем дубом святым. И тут благословила святая троица Авраама и Сарру, жену его, и дала им родить Исаака на старость. Тут и воду показала святая троица Аврааму, и есть колодец тот и доныне под той горой, близко у дороги. И вся та земля около дуба того называется Мамврия; потому и дуб тот зовется Мамврийским. А от дуба того до Хеврона две версты.

О ГОРЕ ХЕВРОН


Хеврон - гора большая; и город был на горе той большой и крепкий весьма. Строения его ветхи. Великое множество людей жило прежде по горе той, а ныне все пусто.

Первым на той горе Хевронской поселился после потопа внук Ноев, сын Хамов, Ханаан, придя со строительства вавилонского столпа. И населил он землю ту всю около Хеврона, и так и зовется земля та: Хананейская. И ту землю обещал бог Аврааму, когда он еще жил в Месопотамии и в Харране, ибо там был дом отца Авраамова. И сказал бог Аврааму: «Выйди из земли твоей, из дома отца твоего, и иди в землю Хананейскую, и дам тебе землю ту и семени твоему до века, и я буду с тобою». И ныне поистине земля та богом обетованна, и благословенна от бога всем добром: пшеницей, и вином, и маслом, и всяким плодом обильна весьма, и множеством скота богата, и овцы и скот дважды родятся летом, и пчел много в камнях по горам тем красивым, также и виноградников много по тем пригориям, и деревьев много плодовых стоит - без числа: маслины, смоковницы, и рожки, и яблони, и черешни, и прочие. И всякий плод тут есть, и плод тот лучше и больше всех плодов, сущих на земле под небом. Нет таких плодов нигде больше. И вода хороша в месте том и всячески полезна. И само то место превосходит все красотою и всяческим добром. Несказанна земля та около Хеврона! И там был дом Давидов - на этой горе Хевронской; и жил там Давид восемь лет, когда выгнал его сын Авессалом.

А от Хеврона до Сугубой пещеры Авраама близко, ближе чем полверсты. Сугубая пещера находится в каменной горе, а в той пещере - гроб Авраама, Исаака и Иакова. Эту пещеру Сугубую Авраам купил у Ефрона Хеттеянина для погребения всего рода своего, когда пришел из Месопотамии в землю Хащшейскую. И сначала ничего не купил, кроме пещеры Сугубой для погребения себе и всему роду своему. И ныне вокруг той пещеры построена крепость небольшая, но весьма прочная. Сложена крепостица из больших камней чудесно и с непередаваемым искусством, а стены ее очень высоки. Находясь посреди той крепостицы, пещера теперь хорошо защищена. И вымощена вся та крепостица плитами мраморными, белого мрамора. Пещера же та, где лежат Авраам, Исаак, Иаков и все сыновья Израилевы, находится внизу под вымосткой, хорошо укреплена; и жены их тут лежат, Сарра, Ревекка. А Рахиль отдельно лежит у дороги около Вифлеема. И сделаны теперь над пещерою в крепостице той гробы отдельные; над гробами теми выстроены церковки маленькие круглые. И близки между собой гроб Авраама и жены его Сарры; и гроб Исаака и жены его Ревекки близки между собой; гроб Иакова и жены его Лии близко друг к другу стоят.

О ГРОБЕ ИОСИФА


Иосифа Прекрасного гроб вне городка того, за пределами Сугубой пещеры; расстояние как камнем добросить до городка того. Называется теперь это место «Святой Авраам»: поблизости тут есть гора высокая, на юг от Сугубой пещеры, расстояние одна верста; на ту гору взошла святая троица с Авраамом, ибо до той горы Авраам проводил святую троицу от дуба Мамврийского. И там есть место на верху той горы, красивое и высокое очень, на каковом месте Авраам, пав на лицо свое, поклонился святой троице, молился и говорил:

О МОЛИТВЕ АВРААМА


«Господи! Да не погубишь праведного при погибели нечестивых! Но если, господи, найдешь пятьдесят праведников в Содоме, не помилуешь ли, господи, всего города того, пятидесяти ради праведников?» И сказал господь Аврааму: «Если найду среди содомлян пятьдесят праведников, не погублю всего города того, пятидесяти ради праведников». И снова поклонился Авраам богу и сказал: «Если найдется среди содомлян тридцать праведников, не помилуешь ли всего города того?» И сказал господь Аврааму: «Если найдется тридцать праведников среди содсэмлян, не погублю всего города того». И поклонился Авраам господу и сказал: «Многомилостивый и терпеливый к беззакониям нашим, господи! Не прогневайся на меня, раба твоего, и скажу еще раз: если найдется среди содомлян пятнадцать праведников, не помилуешь ли, господи, всего города того, пятнадцати ради праведников?» И сказал господь бог Аврааму: «Если найдется среди содомлян пятнадцать праведников, не погублю всего города того, пятнадцати ради праведников, ни пяти ради праведников не погублю всего города того». И замолчал Авраам, и не прибавил к сказанному ничего. С этой горы послала святая троица двух ангелов в Содом, чтобы они вывели Лога, племянника Авраама. Там, на том месте, тогда Авраам жертву принес богу, пшеницу посыпав на огонь. И потому называется то место «Жертва Авраама». И место то высоко весьма, и видна оттуда вся земля Хананейская.

А от жертвы Авраама до теснины Грезновой одна верста, и от теснины Грезновой до гумна Атанатова одна верста.

О ГРОБЕ ЛОТА, НАХОДЯЩЕМСЯ В СИГОРЕ


А оттуда до Сигора две версты. И там находится гроб Лота и обеих дочерей его; два гроба всего. В той горе ведь большая пещера, в которую вбежал Лот с дочерьми своими. И там поблизости есть городище древних людей; был на горе той город высокий. Вот что называется Сигор.

А на расстоянии версты оттуда, на взгории, к югу от Сигора, стоит жена Лота столпом каменным. А от жены Лота до Содома две версты. И все то мы видели глазами своими, а ногами своими не могли мы дойти до места, где был Содом, так как боялись поганых. Не дали нам идти туда правоверные люди, сказали нам так: «Ничего вы там не увидите, но только серу. И смрад исходит оттуда. И болеть ты будешь, - сказали нам, - от смрада того злого». Так что оттуда мы возвратились опять к святому Аврааму и, благодатью божией соблюдаемы, прошли поздорову в Сугубую пещеру, в крепостицу. И там поклонились всем святым местам и отдохнули там два дня. Благодатью божией там мы обрели множество хороших попутчиков, идущих в Иерусалим. И мы присоединились к ним, и шли с радостью с ними без боязни, и дошли поздорову до святого города Иерусалима, и похвалили бога, сподобившего нас, недостойных, видеть святые те места, неизреченные и несказанные.

Есть к югу от Вифлеема монастырь святого Харитона на той же реке Афамской, вблизи от моря Содомского в горах каменных: и пустыня вокруг него. Грозно и безводно место то и сухо. Под ним находится очень страшное каменное ущелье. Вокруг он был весь обнесен оградой; посреди же огороженного места две церкви; в большей церкви находится гроб святого Харитона. А вне ограды есть усыпальница, сделанная умело. В той усыпальнице лежат святые отцы, телами - как живые. И лежит их там более семисот. Тут лежит святой Кириак Исповедник, телом весь цел; тут лежат сыновья Ксенофонта Иоанн и Аркадий, и благоухание чудное от них исходит. И мы поклонились там, на месте том святом, и пошли на гору, к югу от монастыря того, верста одна расстояние.

И там есть место ровное в поле, на котором восхищен был пророк Аввакум, когда он шел на поле к жнецам с едой и водой. И принес его ангел в Вавилон к Даниилу-пророку в ров, и оттуда, накормив Даниила и напоив, он вновь был восхищен ангелом, и в тот же час, в тот же день, вновь, опять был на том же месте у жнецов и дал им обед. И ныне стоит на месте том как бы теремок, построенный в честь знамения. До Вавилона же оттуда расстояние сорок дней.

И от того места близко церковь большая, клетски построенная, во имя святых пророков. И там внизу, под церковью той, есть пещера большая, в которой лежат двенадцать пророков в трех раках: Аввакум, Наум, Михей, Иезекий, Авдий, Захария, Иезекииль, Измаил, Савеил, Варух, Амос и Осий.

И близко там на горе есть село большое весьма; и живет в нем сарацин много; и христиан тут же, в селе том, много. А село это - родина святых пророков: там рождались святые пророки, и это отчина их - то село. И там мы спали одну ночь, в селе том, божьею благодатию хранимые. И приняли нас христиане в том селе хорошо. И оттуда, хорошо опочив ту ночь и наутро рано встав, пошли мы к Вифлеему. Старейшина же сарацинский сам с оружием проводил нас до самого Вифлеема; и тамошними местами всеми тоже нас проводил. А без охраны не дойти до тех мест из-за поганых, ибо туда многие сарацины ходят разбойничать, в горах тех. И мы дошли поздорову до святого города Вифлеема, и там поклонились Рождеству Христову, и, переночевав там, пошли с радостью в святой город Иерусалим.

ГДЕ УБИЛ ДАВИД ГОЛИАФА


И есть там место близ Иерусалима, на восток от столпа Давида, можно дострелить: на том месте убил Давид Голиафа. Место это вблизи цистерны, там сейчас хорошая нива.

И оттуда расстояние выстрел до пещеры, в которой лежат мощи многих святых мучеников, избитых в Иерусалиме в царствование Ираклия; а называется место то Агаия Мамила.

ГДЕ ВЫРОСЛО ЧЕСТНОЕ ДРЕВО


А от того места до Честного Креста одна верста. И есть за горою, на запад от Иерусалима, место, где было высечено подножие Христово, к которому пригвоздили пречистые ноги господа нашего Иисуса Христа. Место то огорожено стеной, и внутри выстроена церковь большой высоты, во имя Честного Креста; исписана красиво вся. А под великим алтарем, глубоко под трапезой, и находится пень древа того честного. И хорошо укреплено и облицовано над пнем тем плитами белого мрамора, и оконце проделано против дерева того, по форме круглое. Это Иверский монастырь.

О ДОМЕ ЗАХАРИИ


И от того монастыря до дома Захарии версты четыре, а место дома - под горой, к западу от Иерусалима. В тот дом Захарьин к Иелисавети пришла под гору святая богородица и поцеловала Иелисаветь. И случилось, что, едва почувствовала Иелисаветь целование Марии, взыграл младенец, радуясь, в утробе ее, и сказала Иелисаветь: «Откуда это пришла ко мне мать господа моего? Благословенна ты в женах и благословен плод утробы твоей». В том же доме Иоанн Предтеча родился. И теперь на месте том возведена церковь высокая. Когда идешь в ту церковь, по левую руку, под малым алтарем, есть пещерка маленькая, в той-то пещере и родился Иоанн Предтеча. И место то все обнесено оградой каменной.

О ГОРЕ, КУДА БЕЖАЛА ИЕЛИСАВЕТЬ С ПРЕДТЕЧЕЙ


А оттуда - полверсты через ущелье до той горы, к которой прибежала Иелисаветь и сказала: «Гора, прими мать с ребенком!» И тотчас расступилась гора и приняла ее. Слуги же Иродовы, гнавшиеся по следу ее, придя до места того, не нашли ничего и возвратились усталые. И известно место то на том камне и до нынешнего дня. И есть над местом тем ныне церковка небольшая; внизу под церковкой той пещерка маленькая; и церковка другая перед пещеркой той пристроена. Из той пещеры вытекает очень хорошая вода; эту воду пила святая Иелисаветь, с Иоанном тут будучи в горе той, ведь тут она жила до смерти Ирода, ибо ангел ее хранил в той горе. Гора же та велика весьма, и лесу на ней много, и вокруг нее ущелий много. А находится она на запад от Иерусалима. Называется то место Орини. На ту же гору бежал Давид-пророк из Иерусалима от Саула-царя.


А от той горы к западу две версты до Рамы, о которой пророк Иеремия говорит: «Голос в Раме слышен был, плач и рыдание во ушах ее: Рахиль оплакивает детей своих и не хочет утешиться, ибо их нет». Рама та представляет собой большое ущелье, по которому разбросано много сел. И вся та земля около того ущелья теперь называется Рама и принадлежит к Вифлеемской области. Сюда-то, в Раму, Ирод-царь и послал своих воинов избить святых младенцев.

О ЕЛЬМАУСЕ


А от Рамы к западу четыре версты до Ельмауса, где Христос в третий день по воскресении явился Луке и Клеопе, когда они шли из Иерусалима в село, и где ими узнан был Христос по преломлению хлеба. На этом месте находилось то большое село. На том месте была построена церковь. Ныне же разорено все погаными, и село то Ельмаус пусто. А место, где оно было, в стороне от проходящей там дороги за горою; по правую руку, когда идешь от Иерусалима к Яффе.

А от Ельмауса до Лидды четыре версты. По полю надо идти до Лидды. На этом месте был очень большой город под названием Лидда, а теперь называется Рамблий. В этой Лидде Петр исцелил Ению, лежащего на постели.

А от Лидды до Опии верст десять, все по полю. В том городе Опии святой Петр-апостол Тавифу воскресил. В том же городе, постясь на крыше в девятый час, Петр увидел плащаницу, с небес сходящую, за четыре конца повешенную, и когда она дошла до него, взглянул Петр и увидел, что плащаница та полна четвероногих и всякого гада. И сказал ему голос с небес: «Петр, встав, заколи и ешь!» И сказал Петр: «Господи, никогда скверное и нечистое не входило в рот мой». И сказал ему голос с небес: «Что бог очистил, ты не почитай нечистым». И на том месте ныне церковь создана во имя святого Петра. Стоит же город Опий у моря близко, и приходит море к стенам его. И называется ныне тот город Яффа фряжским языком. А от Яффы до Тарсуфа шесть верст.

О КЕСАРИИ ФИЛИППОВОЙ

А от Тарсуфа до Кесарии Филипповой версты двадцать четыре, все вдоль моря. В той Кесарии святой Петр-апостол крестил Корнилия. Тут же близко гора в двух верстах от города того на юг, где жил отец Маркиан, к которому пришла женщина-блудница искусить его.

О КАПЕРНАУМЕ

А от Кесарии Филипповой до города Капернаума верст восемь. Капернаум был город очень большой, и людей множество в нем было, ныне же пуст тот город. А расположен вблизи моря Великого. Об этом Капернауме говорит пророк: «Капернаум! Ты вознесся до небес, и до ада сойдешь». Ибо из этого города должен выйти антихрист. Вот из-за этого фряги и опустошили весь этот город Капернаум.

О ГОРЕ КАРМИЛЬСКОЙ

А от Капернаума до Кармильской горы шесть верст. В этой горе святой пророк Илья жил в пещере; и там вороном был питаем тот Илья-пророк. На той же горе жрецов Вааловых исколол ножом Илия и сказал: «Ревнуя, поревновал по господе боге моем». Гора же та Кармильская весьма высока, и море Великое близ горы той, примерно в версте. От горы Кармильской до города, до Кифы, одна верста.

ОБ АКРЕ-ГРАДЕ


А от Кифы до Акры пятнадцать верст. Город же тот, Акра, весьма велик и крепок строением, и залив хороший есть под тем городом. Это сарацинский город, ныне же им владеют фряги. А от Акры до Тира-города верст десять, и от Тира до Сидона верст десять. И есть тут близко село Сарефта Сидонская: в том селе Илья-пророк воскресил сына вдовицы.

О ГРАДЕ ВИРИТЕ


И от Сидона до Вирита-города верст пятнадцать. В том городе евреи проткнули образ Христов копьем: изошла кровь и вода, и тогда многие уверовали и крестились во имя отца и сына и святого духа. И в тот же город Вирит Ксенофонтовы сыновья Иоанн и Аркадий пошли учиться философии. А от Вирита до Зевела двадцать верст, а от Зевела до Триполя сорок верст, а от Триполя до реки Судии шестьдесят верст.

О ВЕЛИКОЙ АНТИОХИИ


На той-то реке стоит Антиохия Великая. А от моря Антиохиев город подалее восьми верст расстоянием. До Адекия сто верст, затем Малая Антиохия, затем Канинорос, затем Мавронорос, затем Сатилия-городок, затем Хидония - островок небольшой. И те все города стоят около моря; и все те города мы минули по морю, не приставая, хотя и подходили близко к тем городам. Боясь ратных, не пристали в Хидонии. И оттуда мы шли до Мира, затем - к Патаре-городу, а у того города встретили нас корсары на четырех галерах, захватили нас и ограбили всех. А оттуда мы пришли к Царь-граду и поздорову дошли до Царьграда.

О ГАЛИЛЕЕ И О МОРЕ ТИВЕРИАДСКОМ

И есть путь от Иерусалима в Галилею, к Тивериадскому морю, и к Фаворской горе, и к Назарету. Вся ведь эта земля около Тивериадского моря называется Галилеей, и лежит та земля по направлению от Иерусалима на юго-восток. И находится город Тивериада в четырех днях пути от Иерусалима, если пешком идти. И путь этот весьма страшен и очень тяжел: в горах каменных идти три дня, а четвертый день вдоль Иордана по полю идти, все на восток вплоть до верховий Иордана, откуда берет начало Иордан-река.

И дал мне бог пройти путь тот так: пошел князь иерусалимский Балдвин на войну к Дамаску путем тем, к Тивериадскому морю, ибо там проходит дорога к Дамаску, мимо Тивериадского моря. Я узнал, что хочет князь идти путем тем к Тивериаде, пошел к нему, поклонился ему и сказал: «И я бы хотел пойти с тобою к Тивериадскому морю, чтобы походить по тем всем святым местам около Тивериадского моря. Бога ради, возьми меня, князь!» Тогда этот князь с радостью повелел мне пойти с собою и пристроил меня к своим слугамг Тогда я с радостью великою нанял под себя на чем ехать. И таким образом прошли мы места те страшные с воинами царскими без страха и без ущерба. А без воинов той дорогой никто не может пройти; но одна только святая Елена путем тем ходила, а другой никто.

И вот каков путь к Тивериаде: от Иерусалима до колодца святой богородицы верст десять, а от колодца того до Гельвунских гор версты четыре. И на тех горах Гельвунских убит был Саул - царь Иудейский, и сын его Анафан тут же убит был. Горы же эти велики, каменны, сухи, безводны, ибо нет росы на них никогда. А от гор тех до колодца Давида две версты, а от колодца того до пещеры Давида версты четыре. В той пещере дал бог Саула-царя в руки Давида, и он не убил его, когда тот спал, но отрезал лоскут одеяла его и взял меч его и полотенце. А от тех гор до Сихемских гор и до рва Иосифова версты четыре. На тех горах сыновья Иаковлевы пасли стада отца своего Иакова, на те горы пришел Иосиф Прекрасный к братьям своим, отцом своим будучи послан к ним, неся им мир и благословение от отца своего Иакова. Они же, видя брата своего Иосифа, встали и схватили его, и бросили его в ров, каковой ров и до сего дня существует, - как стена углубленная, сложенная из больших камней, и крепок весьма. И там пришлось нам на ночлег ложиться, на месте том. Ибо находится это место вблизи пути людского, на правую руку, когда там идешь.

О КОЛОДЦЕ ИАКОВА


И оттуда до жилища Иосифова, что называется Сихарь, верст десять. И там есть колодец Иаковлев, глубокий и большой, и вода очень холодна и вкусна. У того колодца Христос и беседовал с женщиной-самарянкой. И мы там лежали ночь.

О САМАРИИ


И оттуда недалек город Самария - примерно полверсты расстояние от того колодца. Город же Самария большой весьма и изобилует всем добром. Тот город Самария стоит между двумя высокими горами; много источников вод холодных красиво течет посреди того города. И деревья плодовые всяческие там без числа: смоквы, орешник, рожки и маслины, - как дубравы, как леса по всей земле той около Самарии. По краям тех полей плодородные нивы. И земля та около Самарии прекрасна и весьма удивительна. И изобильно место то всем добром: маслом и вином, пшеницей и плодами. И проще говоря, оттуда получает Иерусалим все то добро, которым он жив. И ныне город тот Самарийский называется Неаполи. А оттуда в двух верстах, к западу от города Самарии, есть место, которое называется Севастополи; и выстроено тут укрепление небольшое, это и есть темница святого Иоанна Крестителя Христова: в этой темнице усечен был Иоанн Предтеча Христов Иродом-царем. И там гроб святого Иоанна Предтечи, и создана на том месте хорошая церковь во имя Предтечи Иоанна. И ныне там фряжский монастырь, очень богатый.

ОБ АРИМАФЕЕ-ГРАДЕ


А оттуда четыре версты до Аримафея. Там находится гроб святого Иосифа и святого Малелеила. Находится это место к западу от Самарии, в горах. Ограда небольшая построена над местом; церковь хорошая клетская построена над гробом святого Иосифа. То место и зовется Аримафей. А от Самарии путь к Тивериадскому морю на юго-восток.

О ГРАДЕ ВАСАНСКОМ


От Самарии до города Васана тридцать верст. В том городе Васанском Ог, царь Васанский, был, которого убил Иисус Навин у Иерихона. Выглядит место то страшно и весьма грозно. Вытекает из городища того Васанского семь рек; и стоит тростник большой по рекам тем, и фиников много стоит высоких по тому городищу, как лес густой. И место это страшное и негодное для прохода, ибо там живут сильные сарацины поганые и разбойничают на тех реках, на бродах. И много львов тут водится. И большое болото прилегает со стороны Иордана к градищу тому Васанскому. А те реки текут от Васана в Иордан. Оттого много львов в месте том.

И есть там, под тем городом на восток, пещера удивительная. Она получилась в форме креста. Из той пещеры вытекает источник, и есть там чудесный водоем, сам образовавшийся и как бы созданный богом. В том водоеме сам Христос купался с учениками своими. И известно до сего дня место то, где Христос сидел на камне. Там купались и мы, недостойные. В городе же том Васанском евреи испытывали Христа: показывали ему динарий и говорили: «Следует ли дань давать или нет?» Он же им: «Чей здесь образ и надпись? Воздайте кесарево кесарю, а божие богу!» И сказал Христос, оборотясь к Петру: «Иди, забрось удочку в море, и той рыбе, которую первой поймаешь, открой рот, вынь статир и отдай за меня и за себя!» У того же города Васана Христос исцелил двух слепцов, которые взывали, идя за ним следом.

О ИОРДАНЕ-РЕКЕ


А от Васана до верховий Иордана и до мытницы Матфеевой двадцать верст; и весь путь тот все по полю идешь около Иордана, пия воду из Иордана, очень вкусную и чистую, все к востоку идешь до самого верховья Иордана. Иордан же берет начало из моря Тивериадского, из двух истоков; кипит чудесно весьма. Название одного источника Иор, а другого источника название Дан. Оттуда и выходит Иордан двумя реками из моря Тивериадского. Они вдали друг от друга, примерно три перестрела между ними; и текут те реки порознь немного, примерно полверсты, а потом сливаются обе реки в одну реку, и она называется Иордан - по названиям двух источников. Течет же Иордан быстро, чистою водою, и очень извилисто. Всем похож он на Сновь-реку: по ширине, и по глубине, и заводями подобен Иордан Снови-реке. И очень много рыбы в его верховьях. А в самом верховье Иордана есть два моста каменные через оба потока, выстроенные на сводах крепко, и под теми мостами течет Иордан, сквозь пролеты тех мостов.

О МЫТНИЦЕ МАТФЕЕВОЙ


От тех мостов близко была мытница Матфея, апостола Христова, ибо тут сходятся все пути, ведущие через Иордан к Дамаску и в Месопотамию. И там, в том месте, остановился на обед князь Балдвин с воинами своими. Тут же и мы остановились с ним у самого верховья Иордана. Купались мы у самого верховья Иордана в море Тивериадском. И походили тогда около моря Тивериадского без страха и без боязни по всем тем святым местам. Где Христос бог наш походил своими ногами, там же и меня, худого и грешного, сподобил бог походить и дал видеть всю ту страну Галилейскую. Чего не надеялся я никогда видеть, то показал мне бог, чтобы я видел, обходя ногами своими грешными всю ту землю святую и желанную. Не ложно, по истине, как видел, так я и написал о местах святых. Многие другие, доходившие до этих мест и не смогшие разузнать хорошо, обманываются относительно этих мест, а иные, не доходившие до этих мест, лгут много и выдумывают. Мне же, дурному, бог показал мужа святого и старого днями, и книжного весьма, и духовного, жившего в Галилее тридцать лет, а у святого Саввы в лавре жившего двадцать лет; и тот муж показал мне все поистине, по святым книгам разузнав основательно. И за что это мне, грешному, столько хорошего видеть?

И там стояли у моста того весь тот день. А к вечеру князь Балдвин пошел за Иордан к Дамаску с воинами своими, мы же пошли в город Тивериадский и там пробыли десять дней в городе том, пока не пришел князь Балдвин с той войны от Дамаска. Мы же за то время обошли все места те святые около Тивериадского моря.

О МОРЕ ТИВЕРИАДСКОМ


Тивериадское море можно обойти, как озеро; и вода его так вкусна, что никак не насытится пьющий ту воду. В длину же оно пятьдесят верст, а поперек двадцать верст. Рыбы в нем очень много; и есть там одна рыба весьма удивительная и чудесная, которую Христос любил есть; и вкусна для еды рыба та больше всякой другой рыбы, по виду же она как карп. И ел я рыбу ту многократно, находясь там, в городе. Туже рыбу и по воскресении Христос ел, когда пришел к ученикам своим во время ловли, и сказал: «Дети! Есть ли что поесть?» Они же сказали: «Нет». И сказал он им: «Бросьте с правой стороны сети».

О ВЕРХОВЬЕ ИОРДАНА


Расстояние от верховья Иордана и от мостов тех до бани Христа, и до бани святой богородицы, и до бани апостолов верст шесть; а от бани святых апостолов до города Тивериады одна верста.

Был прежде город Тивериада очень большим: две версты в длину, а в ширину верста; а несколько дальше - море Тивериадское. В том городе многие чудеса сотворил Христос бог наш: там ведь находится место, посреди города того, где Христос прокаженного очистил; там был дом тещи Петра-апостола, и там Христос вошел в дом тот исцелить от болезни огненной тещу Петрову; и здесь, на том месте, церковь создана во имя апостола Петра, круглая по форме. Там и дом Симона-прокаженного был, где блудница на вечере омочила слезами ноги пречистые господа нашего Иисуса Христа, и волосами своими отерла, и приняла отпущение бесчисленных грехов. В том же городе он и согбенную женщину исцелил. Тут же было чудо с сотником. Тут же постель свесили с больным юношей, крышу разобрав. Тут же он хананеянку помиловал. Есть там пещера с очень вкусной и холодной водой, куда Христос вбежал, когда хотели его царем поставить в Галилее. И другие многие чудеса Христос сотворил в городе том. В том городе находится гроб Елисея-пророка, сына Арафата. Здесь же близко при дороге гроб Иисуса Навина. И есть там камень большой вблизи моря, к востоку от города, на расстоянии выстрела: на том камне стоял Христос и учил здесь народы, что пришли к нему из поморья Тирского и Сидонского, из Дека-поля и со всей Галилеи; и отсюда отпустил он народы и учеников своих, и они пошли на ту сторону моря в кораблях. А сам Иисус здесь остался, а затем отсюда перешел по морю, как посуху ходив ногами своими, и оказался по другую сторону моря перед народом. Они же, придя, обнаружили Иисуса, там ходящего, и говорили: «Учитель, когда ты сюда пришел?» Он же сказал им: «У бога все возможному людей невозможно». Десять верст от Тивериады до того места по морю; и находится то место на склоне горы на расстоянии одной версты от моря.

ГДЕ ХРИСТОС НАПИТАЛ ПЯТЬ ТЫСЯЧ МУЖЕЙ


Место это ровное и травянистое; на этом месте Христос напитал народу пять тысяч пятью хлебами, не считая жен и детей; и осталось двенадцать корзин ломтей.

ГДЕ ХРИСТОС В ТРЕТИЙ РАЗ ЯВИЛСЯ УЧЕНИКАМ СВОИМ, ВОССТАВ ИЗ МЕРТВЫХ


И там вблизи от моря Тивериадского есть место под горой, где явился Христос ученикам своим по воскресении в третий раз: пришел Христос и, став около озера, сказал: «Дети, есть ли что поесть?» Они же ответили: «Нет». И сказал им Иисус: «Забросьте с правой стороны сети, как я вам говорю, и поймаете». Они забросили, показалось, что не могут ее подтащить из-за множества рыбы; вытащили на сушу сеть полную больших рыб - сто пятьдесят три всего. И увидели у сети огонь, и хлеб, и рыбу печеную, и тут-то Христос дал им еду. Там создана церковь во имя святых апостолов. А близко оттуда был дом Марии Магдалины; там исцелил ее Христос от семи бесов; и зовется то место Магдалия.

О ГРАДЕ ВИФСАИДЕ


А оттуда близко, на горе Вифсаида, городок Андреев и Петров. И есть там место, куда Филипп привел Нафанаила к Петру и к Андрею.

ГДЕ ХРИСТОС ПРИШЕЛ К УЧЕНИКАМ, КОГДА ОНИ ЛОВИЛИ РЫБУ


И есть там место на море, где Христос пришел к братьям Зеведеевым и к Андрею с Петром, когда они тащили и чинили сети; и тут узнали Христа Андрей и Петр, и оставили там лодку и сети, и пошли вослед Христа. Там вблизи моря и село было Зеведея, отца Иоанна. И был там дом богословца Иоанна. И Христос изгнал там из человека легион бесов и повелел им войти в свиней; тут и утонули свиньи в море. А поблизости там село Капернаум.

А оттуда близко река большая, которая течет из озера Генисаритского, а впадает в море Тивериадское. Озеро же Генисаритское очень велико, сорок верст в ширину, по форме круглое, рыбы в нем множество. И там, поблизости от озера того, есть город по имени Генисира; потому-то оно так и называется - Генисаритское.

О ГРАДЕ ДЕКАПОЛИИ


И есть там другой город очень большой под названием Декаполий. И есть там ровное место вблизи того озера: на том месте Иисус стоял, уча народы, пришедшие из Декаполя и с поморья Тирского и Сидонского; о том ведь месте в Евангелии говорится. И иные многие чудеса сотворил Иисус около того озера.

О ГОРЕ ЛИВАНСКОЙ


И там есть, на другой стороне, на юго-восток от того озера, очень высокая и весьма большая гора; снег на ней лежит все лето; название горы той Ливан. На той горе родится ливан и фимиам белый. И текут с той горы Ливанской двенадцать рек больших: шесть рек текут к востоку, а шесть рек на юг. И втекают реки те в озеро Генисаритское. А шесть рек идут к Великой Антиохии. Потому то место называется Месопотамия, что значит Средоречие. И там, между теми реками, находится Харран, откуда вышел Авраам. Те реки наполняют озеро Генисаритское множеством вод. А из того озера течет большая река в море Тивериадское, и восстанавливается тою водою вода в море Тивериадском. А из моря того вытекает Иордан. Как прежде сказал я об Иордане, так оно поистине и есть.

До горы же той Ливанской я не смог дойти ногами своими из-за боязни поганых. Но мне хорошо рассказали о горе той живущие там христиане, которые нас водили; они и не дали нам туда идти, к горе той. Так что только глазами своими мы видели гору ту и те места около озера того Генисаритского. А до озера того от Тивериадского моря близко, примерно две версты расстояние; на юго-восток от Тивериады озеро Генисаритское.

О ФАВОРСКОЙ ГОРЕ


Фаворская же гора и Назарет от Тивериадского моря на запад; восемь верст больших ходу до Фаворской горы: на одну только гору подняться, на другую небольшую гору забраться, а остальное все по полю идти - до самой до Фаворской горы. Фаворская же гора чудесно и удивительно и невыразимо словами прекрасно получилась у бога: поставлена она красиво, и высока очень, и велика, и стоит среди поля того красивого, как стог круглый. Получилась гора та красивой. А стоит в стороне от всех гор. И течет река около горы той по полю внизу. И выросли по всей горе Фаворской деревья всякие: смоковницы, рожки и маслины - очень много. Фаворская гора выше всего, что вокруг нее, одна стоит, в стороне от всех гор, и стоит среди поля очень красиво, как искусно сделанный стог - круглый, очень высокий и большой в окружности. Высота ее такова, что можно с нее четыре раза выстрелить; а если вверх на нее, то даже за восемь раз невозможно до ее верха дострелить. Вся эта гора каменная, залезать на нее трудно и весьма неудобно, цепляясь за камни руками приходится на нее лезть. Путь весьма тяжел, так что я с трудом на нее взобрался. С третьего до девятого часа, быстро идя, мы едва взошли на самый верх горы той святой. А на самом верху той горы, к северо-востоку, есть место высокое, как маленькая каменная островерхая горка: на том месте и преобразился Христос бог наш. И там церковь хорошая построена, на том месте, во имя Преображения, а другая церковь, во имя святых пророков Моисея и Илии, выстроена поодаль от того места, на север от Преображения.

О МЕСТЕ, ГДЕ ХРИСТОС ПРЕОБРАЗИЛСЯ


Место же то святого Преображения крепко ограждено вокруг каменной оградой. Железные ворота у той ограды. Раньше здесь была епископия, ныне же латинский монастырь. А перед оградой той польце красивое получилось на верху той горы. Чудесно и удивительно устроено богом, что на такой высоте имеется здесь вода; ибо много воды на той горе на самом ее верху. Потому по той горе есть и нивы, и виноградники хорошие, и деревьев плодовых много. И видно с нее очень далеко.

В ПЕЩЕРЕ МЕЛХИСЕДЕКА

Тут же, на той же горе Фаворской, есть весьма чудесная пещера на ровном месте. Она похожа на небольшой погреб, высеченный в камне. И окошко маленькое было на верху пещеры той святой. Трапеза сделана на дне той пещеры с восточной стороны. Дверцы у нее маленькие; вход в эту пещеру по ступеням с запада. А перед дверьми пещерки той стоят маленькие смоковницы. Вокруг нее стоят всякие маленькие деревца. Прежде же был там лес большой, около той пещеры, а ныне там маленькие и слабые деревца. В той пещере жил святой Мелхиседек. И сюда пришел к нему Авраам и воззвал трижды, сказав: «Человек божий!» Вышел Мелхиседек и вынес хлеб и вино, сделал здесь, в пещере той, жертвенник, и принес жертву хлебом и вином; и тут же была взята жертва на небеса к богу. И там благословил Мелхиседек Авраама, а Авраам его постриг и обрезал ему ногти, ибо космат был Мелхиседек. И это было начало литургиям хлебом и вином, а не опресноками. О том пророк говорит: «Ты архиерей вовеки по чину Мелхиседекову». Расположена пещерка та на расстоянии примерно с хороший выстрел от Преображения; в западном направлении оно, место то святое.

Хорошо приняли нас там, в монастыре том у святого Преображения, и мы там обедали. А поспав хорошо и встав, пошли в церковь святого Преображения, и поклонились на месте святом, где преобразился Христос бог наш, и поцеловали место то святое с любовью и радостью великою, и, взяв благословение от игумена и от всей братии, вышли из монастыря того святого и обошли все святые места по всей горе той святой. Ибо там, мимо той пещеры Мелхиседека, идет путь к Назарету. Назарет же лежит на запад от Фавора. И опять, во второй раз, вошли мы с любовью в ту святую пещеру и поклонились святой той трапезе, которую создал Мелхиседек, будучи с Авраамом. И стоит до сего дня трапеза та в той пещере. И ныне приходит туда часто святой Мелхиседек и служит литургию в пещере той святой, и почивают тогда все верные, что живут на горе той святой. Они мне и поведали о том поистине. И мы похвалили бога, сподобившего нас, худых и недостойных, видеть те святые места и целовать их устами недостойными.

А затем сошли мы с горы Фаворской вниз на поля и шли по полю две версты к Назарету, на запад. И от Фаворской горы до Назарета пятнадцать верст больших: по полю две версты, а три в горах; путь весьма тяжел и узок, очень редко туда ходят, ибо много поганых сарацин сидит в горах тех, а по полю тому сел много сарацинских, и они убивают, выходя из сел тех, на той страшной горе. И боязно мне было идти с малым числом спутников тем путем. Вот с большим отрядом можно было бы пройти путем тем без страха, у нас же не оказалось отряда. И мы сами, одни - а всего-то нас восемь, и те слабые и без оружия - на бога надеясь, прошли. Божиею благодатию хранимые и молитвами святой владычицы нашей богородицы соблюдаемые, без пакости поздорову дошли до святого города Назарета, где было святое благовещение святой госпоже богородице от ангела Гавриила. Тут же и Христос вскормлен был.

О ГОРОДЕ НАЗАРЕТЕ


Назарет же представляет собой маленький городок в горах на низком месте, так что, только оказавшись над ним, можно его увидеть. Посреди городка того церковь выстроена большая и высокая о трех алтарях. И когда входишь в ту церковь, по левую руку как бы пещерка маленькая глубокая перед малым алтарем. Две двери маленькие у пещеры той: одни двери с запада, а другие - с востока. Вход в ту пещеру по ступенькам в обе те двери. Когда входишь в пещеру ту западными дверями, по правую руку - келия выстроенная с маленькими дверьми: в той келейке жила святая богородица со Христом, здесь вскормлен был Христос, в святом том помещеньице; тут и ложице его, на котором лежал Иисус, - тут, в келейке той, ложице его сделано так низко над землей.

О ГРОБЕ ИОСИФА ОБРУЧНИКА


В той же пещере - когда западными дверьми входишь в нее, по левую руку - есть гроб святого Иосифа, обручника Марии. Тут Христос сам погреб его своими руками пречистыми. Исходит около гроба его от стены как бы миро, вода святая белая, и берут ее для исцеления недужных.

О ПЕЩЕРЕ, ГДЕ СИДЕЛА СВЯТАЯ БОГОРОДИЦА


Есть там место в той пещере - близко от западных дверей: на том месте сидела святая богородица, близко у дверей, и сучила кокнит, что значит багряницу. Сюда и пришел архангел Гавриил, посланный от бога к девице Марии.

ГДЕ БЛАГОВЕСТИЛ АРХАНГЕЛ СВЯТОЙ БОГОРОДИЦЕ


И стал перед нею, сделавшись виден очам, чуть поодаль от места, где сидела пречистая девица. Примерно три столпа расстояние от дверей пещерных до того места, где стоял Гавриил. Тут поставлена маленькая круглая мраморная трапеза об одном столпце, и на той трапезе служат литургию.

О ДОМЕ ИОСИФА ОБРУЧНИКА


Был дом Иосифов там, где находится пещера та святая: все то происходило в доме Иосифа, обручника Марии. И тут церковь создана над пещерою тою святою во имя святого Благовещения. Это место святое опустело было прежде, ныне же фряги обновили и устроили хорошо то место. И там пребывает епископ латинский, богатый весьма, и владеет местом тем святым. И почтили нас там хорошо питием, и едой, и всем. И спали мы там одну ночь, в городке том. И, поспав хорошо и наутро встав, пошли в ту церковь, и поклонились всем тем святым местам. И выйдя т города того, пошли мы немного на юго-восток и, нашли колодец чудесный, и глубокий, и очень холодный; и надо спускаться к той воде глубоко, по ступенькам. А над колодцем тем создана церковь во имя архангела Гавриила, и она круглая по форме.

О КОЛОДЦЕ, ГДЕ АНГЕЛ В ПЕРВЫЙ РАЗ БЛАГОВЕСТИЛ


От города Назарета расстояние приблизительно в хороший выстрел до колодца того святого. Ведь у того колодца было первое благовещение святой богородице от архангела. Ибо пришла она по воду, я, когда зачерпнула водонос свой, возгласил ей ангел невидимо, сказав: «Радуйся, обрадованная, господь с тобою!» Оглядевшись туда и сюда, Мария никого не увидела, но только голос слышала и, взяв водонос свой, пошла, удивляясь и говоря в уме своем: «Что это за голос, который я слышала, никого не видя?» И вошла в Назарет, и вошла в дом свой, и села на вышесказанном месте, и начала сучить кокнит, и тогда явился архангел Гавриил явно, стоя на вышесказанном месте. Тогда он ей благовестил рождество Христово.

От Назарета же до села Исавова пять верст.

О КАНЕ ГАЛИЛЕЙСКОЙ


А от того села до Каны Галилейской полторы версты. Капа Галилейская стоит на людном пути, и там Христос воду в вино превратил. И там обнаружили мы отряд большой, идущий в Акру, и пристали к ним с радостью великою, и пошли с ними в Акру.

Акра же, был город сарацинский, а ныне владеют им фряги. Расположен городок этот Акра на Великом море, и залив под ним очень хорош. Всем изобилует городок. А от Назарета до Акры двадцать восемь больших верст. Акра находится к югу от Назарета. И мы пробыли там, в Акре, четыре дня. И отдохнув там хорошо, и найдя отряд большой, идущий в святой город Иерусалим, пристали к отряду тому и пошли с радостью, веселясь. И пришли в Кайфу. А оттуда шли к горе Кармильской, - и туда пошли. И есть там, в горе той, пещера святого Ильи-пророка. И мы поклонились там, а оттуда пошли в Капернаум. А от Капернаума пришли в Кесарию Филиппову. А путь туда идет все подле моря Великого по полю, а затем - по пескам до самой Keсaрии. Пробыли мы там три дня, в городе том Кесарийском. Там и жил Корнилий, которого крестил апостол Петр. А от Кесарии пошли в Самарию. Налево от Кесарии дорога в Самарию, через горы; верст двадцать от Кесарии до Самарии. И были на другой день в полдень в Самарии. Но из-за зноя медленно шли: не могли люди идти пешком в зной. А ту ночь мы провели перед городом тем Самариею у колодца Иакова, где Христос беседовал с женщиной самаринской.

О ИЕРУСАЛИМЕ


И оттуда, встав, пошли мы путем своим, которым прежде пришли из Иерусалима. И дошли до святого города Иерусалима с радостью великою поздорову.

Никакого зла не видели мы на пути этом, но все хорошо показал нам бог, чтобы мы видели глазами своими все те святые места. Где Христос бог наш ходил нашего ради спасения, туда же и нас, грешных, сподобил сходить и дал нам видеть те святые места. И чудную ту землю Галилейскую видели мы очами своими; всю землю Палестину бог сподобил меня обойти. И, божиею благодатию хранимые, исходили без пакости, молитвами святой богородицы соблюдаемые, и обошли всю Палестинскую землю. Ведь та земля вся вокруг Иерусалима называется Палестина.

Божиею помощью укрепляем, обошел я места те святые, не встретив нигде ни поганых, ни лютого зверя, не пришлось мне увидеть и иного зла никакого, ни немощи малой не почувствовал я в теле моем, но всегда был, как орел облегчаем, божиею благодатию соблюдаем и силою вышнего укрепляем. Хотя и надо бы мне похвалиться, но только силой Христа моего похвалюсь: ибо сила моя в немощи совершается, как апостол говорит Павел. И что воздам господу за все, что он дал мне, плохому, грешному и недостойному, - дал столькую благодать видеть и походить по святым этим местам и исполнить мне желание сердца моего? Ведь то, что я сподобился видеть, это же мне показал бог, чтобы я видел, недостойный раб и дурной.

И простите меня, братья, отцы и господа мои, и не попрекните худоумие мое, что написал не хитро, но просто о местах этих святых, и о Иерусалиме, и о земле этой обетованной. Однако же хоть и не мудро написал, но и не ложно: как видел глазами своими, так и написал.

О СВЕТЕ НЕБЕСНОМ: КАК СХОДИТ КО ГРОБУ ГОСПОДНЮ


А это - о свете святом: как сходит ко гробу господню. Это мне господь дал видеть, худому и недостойному рабу. И видел очами своими грешными поистине, как сходит святой свет ко гробу животворящему господа нашего Иисуса Христа. Многие ведь странники неправду говорят о схождении света святого: ведь один говорит, что святой дух голубем сходит ко гробу господню, а другие говорят, молния сходит с небес, и так зажигаются лампады над гробом господним, И то ложь и неправда, ибо ничего не видно тогда - ни голубя, ни молнии. Но так, невидимо, сходит с небес благодатию божиею и зажигает лампады в гробе господнем. Да и о том скажу, как видел, поистине.

В Великую пятницу после вечерни протирают гроб господен, и вымывают лампады те все, и вливают масла чистого без воды - одного только масла того. И, воткнув светильники в оловцы, не зажигают светильников тех, но так оставляют лампады те незажженными. И запечатывают гроб в два часа ночи. И тогда гасят все лампады и свечи по всем церквам в Иерусалиме.

Тогда я, дурной и недостойный, в ту пятницу в час дня, пошел ко князю тому Балдвину и поклонился ему до земли. Он же, видя меня, дурного, подозвал меня к себе с любовью и сказал мне: «Чего хочешь, русский игумен?» Он меня хорошо узнал и полюбил меня очень, поскольку муж он добродетельный, и смиренный весьма, и ничуть не гордый. Я же сказал ему: «Князь мой, господин мой! Молю тебя бога ради и князей ради русских: повели мне, чтобы и я поставил свою лампаду на гробе святом от всей Русской земли!» Тогда он серьезно и с любовью повелел мне поставить лампаду на гроб господен, и послал со мной мужа, своего лучшего слугу, к эконому церкви святого Воскресения и к тому, кто держит ключ от гроба. И повелели мне эконом и ключник святого гроба, чтобы я принес лампаду свою с маслом. Я же, поклонившись им, пошел с радостью великой и купил лампаду стеклянную, очень большую, и, налив полную масла чистого, принес ко гробу господню, когда уже наступил вечер. Упросил я ключника того, одного тогда внутри гроба бывшего, и кое-что обещал ему, и он открыл мне двери святые, велел мне снять сапоги, и так босого ввел меня одного в святой гроб господен с лампадой, которую я нес с собой, и повелел мне самому поставить лампаду на гроб господен. И я ее поставил своими руками грешными в ногах - где лежали пречистые ноги господа нашего Иисуса Христа. Ибо в головах стояла лампада греческая, на грудях же поставлена была лампада святого Саввы и всех монастырей. Ведь такой здесь обычай: каждый год ставят греческую лампаду и святого Саввы. И благодатию божиею те три лампады загорелись тогда. А фряжская лампада повешена была сверху, а из тех ни одна не загорелась.

Я же тогда, поставив лампаду на гробе святом, и поклонившись честному гробу тому, и облобызав с любовью и со слезами место то святое, где лежало тело господа нашего Иисуса Христа, вышел из гроба святого с радостью великою и пошел в свою келью.

Назавтра же, в Великую субботу, в шестой час дня, собираются все люди перед церковью святого Воскресения - бесчисленное множество народа; жители той земли и пришельцы из всех стран: и из Вавилона, и из Египта, и со всех концов земли. Собирается там в тот день несказанное множество. И наполняются людьми все те места около церкви и около Распятия Христова. И великая теснота и давка жестокая среди людей бывает, так что многие люди тогда задыхаются от тесноты народа бесчисленного. И те люди все стоят со свечами незажженными и ждут открытия церковных дверей. Внутри же церкви тогда одни только попы находятся. И ждут попы и все люди, пока придет князь с дружиной; и тогда бывает открытие дверей церковных, и входят люди в церковь в тесноте великой и в давке, и наполняют церковь ту и хоры. Всюду делается полно, ибо не могут поместиться все люди в ту церковь, но остается очень много людей вне церкви около Голгофы и около Краниева места, и вплоть до того места, где были найдены кресты. И все то делается полно бесчисленно многим множеством людей. И те люди все в церкви и вне церкви ничего другого не говорят, кроме: «Господи, помилуй!» Взывают неослабно и кричат громко, так что гудит и гремит все то место от вопля тех людей. И тут ручьями проливаются слезы у верных людей. Даже с каменным сердцем человек может тогда прослезиться. Ибо каждый заглядывает тогда в себя, и вспоминает свои грехи, и говорит каждый в себе: «Неужели из-за моих грехов не сойдет свет святой?» И так стоят все верные люди в слезах с сокрушенным сердцем. И сам тот князь Балдвин стоит со страхом и смирением великим, и ручьи чудесно текут из очей его. Также и дружина его стоит около него напротив гроба, вблизи алтаря большого; и все они стоят со смирением.

И когда наступил седьмой час дня субботнего, тогда пошел князь Балдвин ко гробу господню с дружиной своею из дома своего. Пешком ведь все пошли. И послал князь в метох святого Саввы, и позвал игумена того святого Саввы с чернецами его. И пошел игумен с братией ко гробу господню. И я, худой, тут же пошел с игуменом тем и с братиею. И подошли мы к князю тому, и поклонились ему все. Тогда и он поклонился игумену и всей братии, и повелел игумену святого Саввы и мне, худому, пойти рядом с ним, и иным игуменам и чернецам всем повелел перед собой пойти, а дружине своей повелел сзади пойти. И пришли мы к церкви Воскресения Христова, к западным дверям. И вот множество людей закрыло собой двери церкви, и не смогли мы тогда войти в церковь. Тогда князь Балдвин отдал приказ воинам, и они силой разогнали людей и сделали как бы улицу до самого гроба, и тогда мы смогли пройти между людьми прямо до гроба. И подошли к восточным дверям святого гроба господня, и князь за нами подошел и стал на месте своем с правой стороны у преграды великого алтаря против восточных дверей и дверей гроба, ибо тут место княжее, построенное высоко. И повелел князь игумену святого Саввы стать над гробом со своими чернецами и с православными попами. Меня же, дурного, приказал поставить высоко над самыми дверьми гроба против великого алтаря, чтобы мне возможно было заглядывать в двери гроба. Двери же гроба все три запечатаны были, и запечатаны царскою печатью. Латинские же попы в великом алтаре стояли. И когда наступил восьмой час дня, начали вечерню петь на гробе вверху попы православные, и черноризцы, и все духовные мужи; и пустынники многие тут были; латиняне же в великом алтаре начали верещать по-своему. И так пели они все, а я тут стоял, прилежно глядя на двери гроба. И когда начали читать паремии той Великой субботы, во время первой паремии вышел епископ с дьяконом из великого алтаря, подошел к дверям гроба, и заглянул в гроб сквозь крестец дверей тех, и не увидел света в гробе, и возвратился на место. И когда начали читать шестую паремию, тот же епископ подошел к дверям гроба и опять ничего не увидел. И тогда все люди возопили со слезами: «Кирие, елейсон!», что значит «Господи, помилуй!» И когда минул девятый час и начали петь проходную песнь «Господу поем», тогда внезапно пришла небольшая туча с востока и стала над непокрытым верхом той церкви, и пошел дождь небольшой над гробом святым, и смочил нас хорошо, стоящих на гробе. И тогда внезапно воссиял свет святой в гробе святом, вышло блистание страшное и светлое из гроба господня святого. И подойдя, епископ с четырьмя дьяконами открыл двери гроба, и взял свечу у князя того, у Балдвина, и с нею вошел в гроб, и первым делом зажег свечу князя от того святого света. Вынеся же из гроба ту свечу, дал самому князю тому в его руки. И стал князь на месте своем, держа свечу с великой радостью. И от него мы все зажгли свои свечи. А от наших свечей все люди зажгли свои свечи по всей церкви, друг от друга зажигая свечи.

Свет же святой не так, как огонь земной, но чудесно, иначе светится, необычно; и пламя его красно, как киноварь; и совершенно несказанно светится.

И так все люди стоят со свечами горящими, и вопиют громогласно все люди «Господи, помилуй!» с радостью великою и веселием. Такая радость не может быть у человека в Другом случае, какая радость бывает тогда у всякого христианина, видевшего свет божий святой. А кто не испытал той радости в тот день, не верит говорящим о всем том виденном. Однако мудрые и верные люди охотно верят и с радостью слушают,рассказ об этом истинном событии и об этих святых местах. Верный в малом и во многом верен, а злому человеку, неверному, истинное представляется кривым. Мне же, дурному, бог свидетель, и святой гроб господен, и все спутники, русские сыны, случившиеся тогда в тот день там, новгородцы и киевляне: Изяслав Иванович, Горо-дислав Михайлович Кашкича и другие многие, которые знают обо мне, дурном, и об этом рассказе. Но возвратимся к прерванному повествованию.

Когда же свет воссиял в святом гробе, тогда пение прекратилось и все воскликнули: «Кирие, елейсон!», и пошли из церкви с горящими свечами и с радостью великою, храня свои свечи, чтобы не погасил их ветер, и шли каждый из них восвояси. И от того святого света зажигают лампады в своих церквах, и пение вечернее кончают у себя дома. А в великой церкви у гроба господня сами попы одни без людей кончают вечернее пение. Тогда и мы с игуменом и с братиею пошли в свой монастырь, неся горящие свечи, и там окончили вечернее пение, и пошли в свои кельи, хваля бога, давшего нам, недостойным, видеть эту благодать божию.

И на утрене в святое воскресенье, отпев заутреню, и после целования с игуменом и с братиею, по отпущении, бывшем в час дня, взяв крест, игумен и вся братия, пошли мы к гробу господню, поя этот кондак: «Хотя и в гроб сошел, бессмертный!» И войдя в святой гроб животворящий, поцеловали святой гроб господен с любовью и со слезами теплыми и насладились тут благоуханным ароматом тем святого духа пришествия; а лампады те еще горели светло и чудесно. Три ведь те лампады зажглись тогда, как сказали нам эконом и ключник гроба господня. К игумену обращаясь, говорили они оба: «Внизу стоящие на гробе господнем, те три лампады загорелись». А иных пять лампад висит над гробом. Но они горели тогда, хотя свет их и был иным, не таким, какой у тех трех лампад, необычно и чудесно светящихся.

А потом мы вышли из гроба восточными дверьми и, войдя в великий алтарь, сотворили там целование с православными, и, по отпущении, игумен и братия, вышли мы из церкви святого Воскресения, и пошли в свой монастырь, и там отдохнули до литургии.

И через три дня после Воскресения господня, по литургии, пошли мы к ключнику гроба господня, и я сказал ему: «Я хотел бы взять свою лампаду». Он же с любовью принял меня, ввел в гроб, и я увидел свою лампаду, стоящую на святом гробе и еще горящую светом тем святым. И я поклонился тому святому гробу и облобызал с любовью и слезами то святое место, где лежало пречистое тело господа нашего Иисуса Христа. И тогда я сам измерил гроб в длину, ширину и высоту, каков он. При людях ведь невозможно измерить его никому. И я почтил гроб господен по силе моей, и тому ключнику подал кое-что немногое, а также худое благословение свое. Он же, видя мою любовь ко гробу господню, отодвинул тогда дощечку, находящуюся в головах гроба господня святого, и отделил мне от того святого камня небольшое благословение, запретив мне с клятвой кому-либо говорить об этом в Иерусалиме. Я же поклонился гробу господню и ключнику и, взяв лампаду свою с маслом святым, вышел из гроба святого с радостью великою, обогатясь благодатью божиею, неся в руке моей дар святого места и знамение святого гроба господня. И шел, радуясь, как некое сокровище богатства неся. Шел в келью свою, радуясь великой радостью.

И бог тому свидетель, и святой гроб господен, что, находясь во всех местах святых, я не забыл имен князей русских, и княгинь, и детей их, епископов, игуменов и бояр, и детей моих духовных; и всех христиан никогда не забывал; но во всех святых местах поминал. В первую очередь я кланялся за князей за всех, а потом о своих грехах молился. И за то хвалю благого бога, что сподобил меня, худого, имена князей русских написать в лавре у святого Саввы. И ныне поминаются имена их в ектенье, с женами и с детьми их. Вот имена их: Михаил-Святополк, Василий-Владимир, Давид Святославич, Михаил-Олег, Панкратий Святославич, Глеб Минский. Только их имена я и помнил, их и вписал. Помимо всех князей русских, и о боярах я молился у гроба господня и во всех местах святых. И отпели мы литургии за князей русских и за всех христиан - всего пятьдесят литургий. А за усопших сорок литургий отпели.

Да будет же всем, читающим писание это с верою и с любовию, благословение от бога, и от святого гроба господня, и от всех мест этих святых; примут они награду от бога наравне с ходившими по местам этим святым: блаженны, увидев, поверившие, втройне же блаженны, не видя, верующие. Веруя, пришел ведь Авраам в землю обетованную. Поистине ведь вера равна добрым делам.

Бога ради, братья господа мои, не попрекните меня за скудоумие мое и грубость мою! Да не поругано будет писание это ради меня, и гроба господня, и ради святых этих мест. Кто с любовью прочтет, да примет награду от бога спаса нашего Иисуса Христа. И бог мира со всеми вами вовеки - аминь!

Текст воспроизведен по изданию: Лихачев Д.С. (ред.). Памятники литературы Древней Руси: XII век. - М., 1980. С. 25 - 114.

Поделитесь с друзьями или сохраните для себя:

Загрузка...